1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Судебные споры с миноритариями


Судебные споры с миноритариями

 

Заместитель   директора

ООО "1-Й КОНСАЛТ ЦЕНТР"

 Роман Викторович Хан

 т.(812)7160314,3183484
   www.1conc.ru
  info@1conc.ru

Проблема столкновения интересов акционеров-миноритариев и самих акционерных обществ неизбежна.
Очевидно, что миноритарные акционеры не могут осуществлять корпоративный контроль за деятельностью общества, который предполагает возможность влиять на принятие стратегических управленческих решений, определение и формулирование таких решений.
Но существует реальный механизм защиты прав миноритариев – потребовать выкупа акций, снять с себя ответственность и риски принятия обществом неэффективного решения.

При отказе или уклонении от выкупа акций в случаях, порядке и в сроки, предусмотренные ст.ст. 75 и 76 «Закона об акционерных обществах» (далее – Закон), акционер вправе обратиться в суд с требованием об обязании общества выкупить акции.
Но возможно неоднозначное толкование норм Закона, определяющих момент возникновения у акционеров права требовать выкупа принадлежащих им акций:
•    либо в случае реорганизации общества или совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием;
•    либо в случае принятия общим собранием акционеров решения (ОСА) о реорганизации общества или совершении крупной сделки.
Что и находит свое выражение в решениях судов.
Так, ФАС ЦО в своем постановлении  указал следующее:
•    принятое на ОСА решение об одобрении крупной сделки - об участии общества-ответчика в учреждении другого акционерного общества и передаче в качестве вклада в его уставный капитал имущества ответчика на сумму 11,7 млн. рублей - отменено решением ОСА 2 месяца спустя;
•    следовательно, сделка, которая была одобрена ОСА, не состоялась, и у истца-акционера нет основания требовать выкупа акций обществом-ответчиком.
В другом случае суд указал следующее:
•    перечисленные п. 1 ст. 75 Закона основания, определяющие право акционера требовать от общества выкупа его акций, являются императивно установленными и расширительному толкованию не подлежат;
•    акционер имеет право требовать выкупа акций, если обществом была совершена крупная сделка; на ОСА принималось решение об одобрении сделок, которые будут совершены в будущем;
•    истец не доказал, а суд не установил, что сделки были совершены;
•    суд кассационной инстанции считает, что суд обоснованно отказал истцу в удовлетворении требования о понуждении ответчика выкупить акции .
Причина принятия таких решений – традиционное несовершенство формулировок Закона, допускающее разночтения.
Акционеры вправе требовать выкупа в случае "реорганизации общества или совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров" или в случае принятия обществом такого решения?
При прочтении норм Закона в системе и взаимосвязи, очевиден следующий вывод.
Возникновение права акционеров требовать выкупа акций связано с  самим фактом принятия решения (и при наличии условий), а не с реализацией намерения, выраженного в решении (совершением крупной сделки, осуществлением реорганизации).
Что касается реализации намерения, выраженного в решении, то если бы возникновение права требовать выкупа акций было поставлено в зависимость от реализации намерения принятого решения, то срок реализации права должен был бы отсчитываться с момента окончания реализации намерения, выраженного в решении, а не с момента принятия решения.
По какому пути следует правоприменительная практика?
Пленум ВАС РФ  указывает, что иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления доказательств, подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера.
Данное положение трактуется судами как предполагающее необходимость представления таких доказательств, которые подтверждали бы не только несоблюдение процедуры одобрения сделки, но и последующее дополнительное нарушение прав и законных интересов акционера.
Об этом свидетельствует обширная арбитражная практика по этому вопросу.
Такая ситуация позволяет сделать вывод, что акционеру практически не представляется возможным доказать, что оспариваемые крупные сделки и сделки с заинтересованностью, совершенные обществом, нарушают его права и законные интересы.
Аналогично, для возникновения у акционера-владельца голосующих акций права требовать выкупа акций в случае принятия обществом решения о внесении изменений или принятии новой редакции устава общества, акционер должен доказать, что такие изменения ограничивают его права.
В п. 29  того же постановления №19 пленум ВАС РФ специально разъяснил, что акционеры вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций.
Основание - в случаях принятия ОСА решения о реорганизации общества или совершении крупной сделки, а также в случаях принятия ОСА решения о внесении изменений или дополнений в устав общества либо об утверждении его в новой редакции, ограничивающих права акционеров.
Согласно ст. 13 ФКЗ об Арбитражных судах , разъяснения пленума ВАС РФ по вопросам судебной практики, которые принимаются в форме постановлений и являются обязательными для арбитражных судов в РФ.
И наконец, в постановлении от 14.12.2004 по делу № 9397/04 президиум ВАС РФ указал, что исключение из устава положения, которое было ранее в него внесено и ограничивало права акционеров, не является основанием для отказа в удовлетворении требования истца-акционера об обязании общества-ответчика выкупить акции.
Обоснование - поскольку указанное обстоятельство не может лишить акционера права требовать выкупа, которое возникло у него ранее на основании ст. 75 Закона.
По аналогии с этим можно предположить, что акционер будет вправе требовать выкупа акций, если решение о совершении крупной сделки или о реорганизации будет впоследствии отменено другим решением общего собрания либо если первичное решение так и не будет реализовано.
Таким образом, для всех предусмотренных п. 1 ст. 75 Закона оснований возникновения у акционеров права требовать выкупа акций, моментом возникновения такого права следует считать принятие соответствующего решения ОСА. Причем последующее решение об отмене предыдущего или не реализация первичного решения не влияют на момент возникновения права.
В то же время граждане и юридические лица, приобретая акции и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, получают не только имущественные права требования к акционерному обществу. Они получают и ряд неимущественных прав (например, право на управление), обеспечивающих эффективную реализацию и гарантированность имущественных прав.
Таким образом, обращаясь в арбитражный суд с требованием признать недействительной сделку с заинтересованностью по мотивам нарушения специального порядка, предусмотренного Законом для совершения таких сделок, акционер реализует конституционное право на судебную защиту своих имущественных и неимущественных прав и охраняемых законом интересов.
А они заключаются в том, чтобы органы управления акционерным обществом действовали в отношении представляемого ими юридического лица добросовестно и разумно.
Нарушение порядка принятия советом директоров (наблюдательным советом) решений в пределах своей компетенции прямым образом нарушает неимущественные права акционеров.
В связи с этим, положение, требующее от акционера доказательств наступления для него конкретных негативных имущественных последствий, вряд ли будет в полной мере отвечать целям защиты и восстановления нарушенных прав.

Одного упоминания о том, что миноритарные акционеры не находят поддержки в суде и не могут в полной мере отстаивать свои права, достаточно для того, чтобы смутить любого западного инвестора. Российская правовая система должна содержать принципы, поощряющие понесшую убытки сторону обращаться в суд в расчете на адекватное возмещение ущерба.

Споры о необходимости выкупа акций могут возникать также в связи с принятием обществом решения о размещении дополнительных акций.
Ранее действовала норма Закона о защите прав и законных интересов инвесторов , прямо предусматривающая возникновение права тех акционеров, которые не участвовали в голосовании по вопросу эмиссии, или голосовали против - требовать выкупа их акций обществом.
В действующем законодательстве нет прямого правового разрешения указанной проблемы.
Это порождает, к примеру, следующие судебные решения.
Арбитражный суд рассмотривал кассационную жалобу эмитента, в которой истец посчитал ограничивающей его права как акционера осуществление обществом эмиссии акций посредством закрытой подписки, в результате которой доля истца сократилась с 5,0% пакета обыкновенных акций до 1,0%. Суд удовлетворил требования истца об обязании ответчика выкупить акции.
При этом доводы ответчика о том, что при закрытой подписке акционеры обладают преимущественным правом приобретения дополнительно размещаемых акций, судом не были учтены.
Между тем, право требовать выкупа акций возникает у акционеров из оснований, исчерпывающим образом сформулированных законодателем.
Поэтому суду надлежало бы сосредоточиться на установлении наличия факта принятия собранием акционеров решения о внесении изменений в устав или принятия устава в новой редакции.
В таком случае нарушения или ограничения прав акционера, вытекающие из такого решения, имели бы правовое значение.
Кажется очевидным – решение об увеличении уставного капитала является основанием для внесения изменений в устав. Но для этих двух решений предусмотрен даже различный кворум голосов, в частности, для внесения изменений в устав – три четверти голосов.
Сама процедура эмиссии – многоэтапна, и может не состояться вовсе, что соответственно, не повлечет увеличения уставного капитала общества, и изменений в распределении акций между акционерами.
Указанное решение было отменено президиумом ВАС , не обнаружившим ограничения прав акционера в результате размещения обществом дополнительных акций, и не нашедшим оснований для возникновения права требовать выкупа акций.
Суд очень точно подчеркнул разницу между нежеланием воспользоваться преимущественным правом на приобретение дополнительно размещаемых акций и ограничением прав, которого в данном случае не усматривается.
Много споров порождает право акционеров требовать выкупа принадлежащих им акций и в случае принятия собранием общества решения о совершении крупной сделки.
Решение об одобрении крупной сделки , вынесенное на голосование советом директоров, принимается простым большинством голосов на общем собрании акционеров. Утверждению на общем собрании акционеров подлежит решение о совершении обществом крупной сделки.
Например, была рассмотрена кассационная жалоба  акционеров, которые обратились в арбитражный суд с требованием обязать совет директоров определить выкупную цену акций с помощью независимого оценщика, и обязать общество выкупить акции.
Основанием исковых требований стало принятие решений о внесении изменений и дополнений в устав общества, утверждение новой редакции устава, ограничивающих, по мнению акционеров, их права.
Принимаемые изменения уменьшали объем прав акционеров, исключалось правило о публикации в СМИ результатов деятельности общества.
Разумеется, истцы голосовали против таких изменений, и после принятия указанного решения обществом, потребовали выкупа акций на основании ст.75 Закона.
Однако ни само акционерное общество, ни суды первой и апелляционной инстанции не согласились с указанным основанием, так как утверждению подлежала сделка, стоимость которой составляла 80,0% балансовой стоимости активов, и одобрение которой регламентируется п.3 ст.79 Закона.
То есть, Законом прямо предусмотрено право акционеров потребовать выкупа акций только в случае принятия решения об одобрении сделки в соответствии с п.2 ст.79 указанного Закона (сделки стоимостью от 25 до 50 процентов от балансовой стоимости чистых активов). И перечень оснований для выкупа  определен исчерпывающим образом.
Судом кассационной инстанции также не было усмотрено в принимаемых изменениях в устав общества каких-либо ограничений прав акционеров.
Такое расхождение практики с общим духом Закона - не единичный случай.
Представляется очевидным, что изначальная цель и смысл правового регулирования в данном вопросе – защита интересов акционеров при любой крупной сделке общества – стоимостью свыше 25 процентов от балансовой стоимости активов.
Это и было разъяснено пленумом ВАС РФ в постановлении №19.
Вводя с июля 2006 года  процедуру добровольного и обязательного предложения о приобретении акций акционерам при приобретении 30,0% и более процентов акций, законодатель предоставляет:
•    с одной стороны, возможность мажоритарным акционерам осуществлять корпоративный контроль,
•    с другой - стимулирует открытое приобретение акций, предоставив возможность миноритарным акционерам располагать информацией об укрупнении пакетов акций, что направлено на защиту интересов миноритарных акционеров.
Конституционным судом РФ в ряде определений о проверке конституционности положений главы 11.1 Закона, регламентирующей процедуру принудительного выкупа акций, было указано на необходимость поддержания баланса интересов акционеров, владеющих контрольными пакетами, решения которых направляют и определяют коммерческую политику общества, и миноритарных акционеров, заинтересованных в управлении обществом в части своих интересов.
Процедура принудительный выкуп акций (squeeze out - от англ.— «вытеснение», «выдавливание»), предусмотрена законодательством ряда стран.
Она представляет собой обязательную продажу акций миноритарных акционеров (без их согласия) крупному акционеру - на завершающем этапе приобретения им акций акционерного общества.
Осуществляется посредством процедуры добровольного или обязательного предложения, в результате которой таким крупным акционером приобретен доминирующий пакет акций (обычно не менее 90,0-98,0% величины уставного капитала в зависимости от конкретного законодательства).
Зеркальным отображением права на squeeze out является право миноритарных акционеров на sell-out (право требования обязательного для крупного акционера выкупа акций миноритарных акционеров при наличии желания последних).
Оно предоставляется миноритарным акционерам при тех же условиях, при которых право на squeeze out наступает у крупных акционеров.
Институт добровольного и принудительного выкупа акций – новый в российском корпоративном праве, что сказывается и на отсутствии единого подхода в судебной практике.
Указанная гл. 11.1. Закона вводит 4 процедуры:
1.    добровольное предложение (ст. 84.1);
2.    обязательное предложение (ст. 84.2);
3.    выкуп лицом, которое приобрело более 95,0% акций открытого общества, ценных бумаг открытого общества по требованию их владельцев (ст. 84.7);
4.    выкуп ценных бумаг открытого общества по требованию лица, которое приобрело более 95,0% акций открытого общества (ст. 84.8).
В случае несоответствия добровольного или обязательного предложения требованиям Закона, владелец ценных бумаг вправе обратиться в суд с исками о  взыскании убытков, о расторжении договора купли-продажи ценных бумаг, о понуждении к заключению договора купли-продажи ценных бумаг. А также - с требованиями о выкупе принадлежащий акционеру ценных бумаг, признании сделки купли-продажи акций недействительной.
Множество судебных дел, связанных с указанной процедурой выкупа акций, составляют споры о выкупной цене акций и порядке ее определения.
В соответствии с п. 4 ст. 84.8 Закона владелец выкупаемых ценных бумаг, не согласившийся с их ценой, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг.
Выкуп ценных бумаг осуществляется по цене не ниже рыночной, которая должна быть определена независимым оценщиком.
При этом указанная цена не может быть ниже:
•    цены, по которой ценные бумаги приобретались на основании добровольного или обязательного предложения, в результате которого лицо стало владельцем более 95,0% общего количества акций общества;
•    наибольшей цены, по которой лицо приобрело либо обязалось приобрести эти ценные бумаги после истечения срока принятия добровольного или обязательного предложения, в результате которого лицо стало владельцем более 95,0% общего количества акций открытого общества.
Нормы ст. 84.8 Закона распространяются на лицо, которое стало владельцем 95,0% акций ОАО после 1 июля 2006 года. В данном случае стоимость выкупаемых ценных бумаг должна быть определена независимым оценщиком.
Механизм проведения оценки выкупаемых акций, определенный в ст. 7 ФЗ от 05.01.2006 № 7-ФЗ, регулирует выкуп акций лицом, которое на 1 июля 2006 года уже являлось владельцем более чем 95,0% общего количества обыкновенных и привилегированных акций ОАО, предоставляющих право голоса, с учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам.
Согласно п. 6 ст. 7 ФЗ от 05.01.2006 № 7-ФЗ, цена выкупаемых ценных не может быть ниже стоимости, определенной независимым оценщиком в отчете об оценке ценных бумаг и подтвержденной саморегулируемой организацией оценщиков при проведении экспертизы такого отчета.
Порядок проведения экспертизы отчета об оценке ценных бумаг, а также требования и порядок выбора саморегулируемой организации оценщиков, осуществляющей проведение экспертизы, определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим регулирование оценочной деятельности.
При этом оценивается рыночная стоимость одной соответствующей акции или иной ценной бумаги.
Миноритарные акционеры, таким образом, получили дополнительные гарантии в виде определения цены выкупа акций независимым оценщиком с последующим экспертным подтверждением со стороны саморегулируемой организации.
Суды, как правило, отказывая во взыскании убытков, мотивируют решение тем, что истцы не доказали в установленном законом порядке недостоверность результатов оценки акций. То есть не доказали факт наличия у них убытков, в судебном порядке результаты не были признаны недостоверными.
Кроме того, оценка акций производилась не ответчиком, а оценщиком, поэтому причинно-следственной связи между действиями ответчика и убытками не имеется.
При рассмотрении споров о взыскании убытков суды, отказывая в иске в связи с недоказанностью, указывают, в частности, на следующее.
Иск предъявлен к ненадлежащему ответчику в случае, когда на основании п. 4 ст. 84.8 Закона иск предъявляется к организации, проводившей оценку акций.
Указывая на отсутствие оснований для взыскания убытков, суд, исходя из положений ст.15 Гражданского кодекса РФ, указал следующее.
Организация, осуществляющая оценку акций, не является лицом, причинившим истцу убытки, поскольку не оплачивала выкупленные акции, не состоит с истцом в договорных и иных обязательственных отношениях, причинно-следственная связь между убытками истца и составлением ответчиком отчета об оценке рыночной стоимости акции отсутствует.
При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения исковых требований истца о взыскании убытков, причиненных, по мнению истца, в результате неправильного определения выкупной цены акций, у судов не имелось. 
Поэтому часто подобного рода иски предъявляются к лицам, на счет которых в реестре акционеров зачислены выкупаемые акции. Нередко возникает вопрос о предоставлении истцом доказательств признания в судебном порядке недействительным отчета об оценке.
Например, при рассмотрении спора о взыскании убытков в удовлетворении иска было отказано, поскольку истцом не было представлено доказательств в обоснование его требований, подтверждающих, что акции были выкуплены ответчиком у истца по заниженной цене, в результате чего истцу были причинены убытки.
При этом суд первой инстанции, выводы которого подтверждены в кассационной инстанции, исходил в том числе из того, что доказательств признания в судебном порядке недействительным отчета об оценке истцом не представлено .
Между тем, рассматривая спор по тому же делу о признании недействительным отчета об оценке рыночной стоимости (истец обратился с данным требованием после отказа в иске о взыскании убытков), суд приходит к следующим выводам.
В силу ст. 12 Гражданского кодекса РФ защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными законом.
При этом согласно п. 4 ст. 84.8 Закона владелец ценных бумаг, не согласившийся с ценой выкупаемых ценных бумаг, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг.
То есть, выбран конкретный способ защиты права.
Поэтому вопрос о достоверности величины стоимости объекта оценки может рассматриваться в рамках разрешения спора о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг.
При этом судом была установлена достоверность величины стоимости объекта оценки.
Поэтому достоверность величины стоимости объекта оценки, определенной в отчете об оценке, не должна доказываться вновь при рассмотрении арбитражным судом настоящего дела .
Проблема недействительности сделок, совершенных с нарушением процедуры добровольного и принудительного выкупа, решается судами с учетом вывода о том, что публичная оферта о добровольном предложении акций не может быть признана недействительной, так как специальными нормами (п.6.ст.84.3 Закона) предусмотрен иной порядок защиты прав.
При предъявлении исков о признании недействительным на основании ст.ст. 168, 170 Гражданского кодекса РФ, в частности, добровольного предложения о приобретении 30,0% акций суд, исходя из содержания добровольного предложения, с учетом положений норм ст. 84.1 Закона квалифицировал добровольное предложение как публичную оферту, адресованную акционерам.
Судом сделан вывод о том, что истец не доказал, что добровольным предложением нарушены его права или законные интересы, не указал, какое положение будет восстановлено в результате признания добровольного предложения недействительным.
Отсутствие нарушенного или оспариваемого права и законного интереса, на восстановление которого направлено заявленное истцом требование, свидетельствует об отсутствии у него права оспаривать добровольное предложение.
Доводы истца мотивированы тем, что добровольное предложение является мнимой сделкой, затрагивающей его имущественные интересы. Однако в силу ст. 432 ГК РФ, договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.
Сама по себе оферта не является сделкой, значит и требование о признании ее недействительной не основано на Законе .
В соответствии со ст. 84.8 Закона, правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 03.07.2007 № 681-О-П, при принудительном выкупе акций миноритарные акционеры могут эффективно защитить свои интересы в предусмотренных Законом процедурах.
Это - обжалование решений о выкупе акций и обращение с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых акций. 
Фактически, высший судебный орган встает на сторону мажоритарных акционеров.
Как уже отмечалось в настоящем обзоре, споры, связанные с противостоянием интересов мажоритарных и миноритарных акционеров, неизбежны.

***

В нынешней редакции Закон был введен менее двух лет назад и правоприменительная практика по нему только начинает формироваться.
Законодатели, а вслед за ними и правоприменительная практика, стремятся то одним угодить, то других не обидеть, и все это не способствует выработке четких гарантий для инвесторов в корпоративные ценные бумаги.
Наличие в структуре акционерного капитала мелких пакетов акций требует соблюдения множества установленных законом процедур.
Кроме того, существует возможность объединения миноритариев для отстаивания своих интересов в том числе в суде.
В качестве противовеса мажоритариям предоставлен механизм принудительного выкупа, с тем, чтобы путем приобретения в установленном порядке 95,0% акций общества стать единственным акционером.
И подобные «разборки», как мы видим из принимаемых судебных актов, ведутся с переменным успехом. Но не будем забывать и о главной гарантии защищенности права в современной России – финансовых возможностях.

 



Опубликовано: 14.12.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования