1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Анализ причин отмены в первом полугодии 2008 года судебных актов коллегии Арбитражного суда Республики Мордовия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений.


Анализ причин отмены в первом полугодии 2008 года судебных актов коллегии Арбитражного суда Республики Мордовия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских правоотношений.

  В соответствии с пунктом 2 плана работы коллегии по рассмотрению споров, возникаю-щих из гражданских и иных правоотношений, проведен анализ причин отмены и измене-ния вышестоящими инстанциями судебных актов, принятых судьями коллегии в первом полугодии 2008 года.
  Согласно статистическим данным в первом полугодии 2008 года апелляционной и кассационной инстанциями отменено (изменено) 18 судебных актов, в том числе в апелляционной инстанции отменено (изменено) 11 судебных актов, в кассационной - 6, из них 2 направлены в суд первой инстанции для нового рассмотрения. При этом по трем делам (два в апелляционной и одно в кассационной) решения отменены в связи с отказом истца от иска (полностью или частично), по одному делу стороны заключили мировое соглашение в апелляционной инстанции. Производство по указанным делам было прекращено. Таким образом, доля дел, по которым отменены или изменены судебные акты в апелляционной инстанции, составила 0,8% от общего количества рассмотренных в коллегии дел, в кассационной инстанции - 0,5%.
  По 8 делам причиной отмены судебных актов было неправильное применение норм ма-териального права, по трем делам судебные акты отменены в связи с недоказанностью имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными, а также несоответствием выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела, по одному делу судебный акт отменен в связи с несоразмерностью принятых обеспечительных мер, еще один судебный акт отменен в связи с принятием решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле. Неправильное применение норм материального права стало причиной отмены 50% судебных актов, при этом чаще всего ошибки выражались в неприменении закона, подлежащего применению.

Общество с ограниченной ответственностью не является стороной в учредительном договоре и право на обращение в суд с иском о понуждении к заключению договора стороны, уклоняющейся от заключения, у него отсутствует.
  Общество с ограниченной ответственностью «Мордоврегионагроснаб» обратилось с ис-ком к участнику общества Фролкину Петру Ивановичу о понуждении подписать учреди-тельный договор о деятельности общества. Заявленные требования мотивированы тем, что неподписание участником общества нового учредительного договора препятствует деятельности общества, вносит неопределенность в отношения между его участниками.
  Как установлено материалами дела на основании учредительного договора от 29 апреля 2003 года было создано и зарегистрировано в качестве юридического лица общество с ограниченной ответственностью «Мордоврегионагроснаб». Его участниками выступили 24 физических и 20 юридических лиц, в том числе Фролкин П.И. с долей в уставном капитале в размере 2,05%.
  29 апреля 2005 года на годовом собрании участников общества был решен вопрос о пе-рераспределении между участниками общества долей, уступленных выбывшими участни-ками общества, а также о внесении изменений в учредительный договор. Участниками был заключен новый учредительный договор, подписанный всеми участниками за исключением Фролкина П.И. Фролкину неоднократно предлагалось подписать новый договор, уклонение участника от подписания договора послужило обществу основанием для обращения в суд с иском.
  Решением Арбитражного суда Республики Мордовия от 7 сентября 2007 года исковые требования общества удовлетворены, суд обязал Фролкина П.И. подписать учредитель-ный договор, а в случае уклонения от подписания учредительного договора решено счи-тать договор заключенным между всеми участниками общества на основании принятого решения суда с 8 октября 2007 года.
  Принимая такое решение, суд первой инстанции исходил из положений статьи 445 (ста-тья 4) Гражданского кодекса Российской Федерации, предоставляющей право стороне об-ратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор в случае, если сторона, для которой в соответствии с кодексом или иными законами заключение договора обяза-тельно, уклоняется от его заключения. Однако суд не учел, что названная статья предпи-сывает право стороны по договору на обращение в суд с иском о понуждении к заключе-нию договора стороны, уклоняющейся от его заключения, в то время как общество с огра-ниченной ответственностью стороной учредительного договора не является.
  Согласно статье 11 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственно-стью» учредители общества заключают учредительный договор и утверждают устав об-щества. Эти документы являются учредительными документами общества.
  Сведения, содержащиеся в учредительном договоре, могут изменяться в соответствии нормами законодательства и положениями самих учредительных документов в силу ста-тьи 12 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Произо-шедшие изменения должны вноситься в учредительный договор по решению высшего органа управления обществом, причем решение о внесении изменений в учредительный договор принимается единогласно всеми участниками общества (пункт 3 статьи 44, пункт 7 статьи 37 закона). Таким образом, закон предусматривает внесение изменений в учреди-тельный договор, а не заключение нового договора.
  Поскольку суд не применил подлежащие применению нормы корпоративного права, арбитражный суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске обществу отказал.

  Страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945) был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости.
  Закрытое акционерное общество «Мордовпромснаб» обратилось в Арбитражный суд Республики Мордовия с иском к открытому акционерному обществу «Московская стра-ховая компания» о взыскании 1042545 рублей страхового возмещения по договору стра-хования в связи с гибелью застрахованного имущества в результате пожара. Основанием для обращения в суд послужил отказ страховой компании от выплаты страхового возме-щения.
  Материалами дела установлено, что между ЗАО «Мордовпромснаб» и ОАО «МСК» был заключен договор страхования имущества по страховым рискам, указанным в пунктах 3.1 и 3.7 договора, в том числе на случай поджога.
  В период действия договора неизвестным лицом был совершен поджог кафе «Ковчег». Факт полного уничтожения кафе и находящегося в нем имущества подтверждается мате-риалами органов дознания и следствия.
  Наступление страхового случая, предусмотренного пунктом 3.1.7 договора страхования, послужило истцу основанием для обращения в страховую компанию за получением стра-хового возмещения, от выплаты которого страховщик уклонился, ссылаясь, что страхова-тель не доказал право собственности на сгоревшее имущество, а также не подтвердил действительную стоимость застрахованного и поврежденного имущества.
  Решением суда от 09.10.2007 в удовлетворении иска истцу отказано. Мотивируя отказ, суд первой инстанции сослался на недоказанность истцом стоимости застрахованного и поврежденного имущества, что в соответствии пунктами 4.1, 15.1 Правил страхования и пунктом 19.2.1 - 19.2.7 договора дает право страховой компании отказать в выплате стра-хового возмещения.
  Принимая такое решение, суд первой инстанции не принял во внимание, что страховая стоимость застрахованного имущества была определена сторонами. В описи имущества, приложенной к заявлению о страховании от 15.02.2006 и являющейся неотъемлемой ча-стью договора, содержится перечень застрахованного имущества и определена его стра-ховая сумма, которая составила 1042545 рублей.
  В соответствии со статьей 948 Гражданского кодекса Российской Федерации страховая стоимость имущества, указанная в договоре страхования, не может быть впоследствии оспорена, за исключением случая, когда страховщик, не воспользовавшийся до заключения договора своим правом на оценку страхового риска (пункт 1 статьи 945) был умышленно введен в заблуждение относительно этой стоимости. В рассматриваемом случае страховой стоимостью имущества в договоре принималась величина полной восстановительной стоимости имущества. Замечаний к содержанию и законности описи имущества страховая компания не заявляла. Заключенный договор сторонами не оспорен, недействительным в установленном порядке не признан. Каких-либо доказательств несоответствия восстановительной стоимости имущества и его действительной стоимости на момент заключения договора страховая компания не представила, поэтому у суда первой инстанции не было оснований для отказа в иске. Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции от 06.03.2008 решение отменено, иск удовлетворен. Правильность постановления подтверждена постановлением кассационной инстанции от 14.05.2008.

  Неосторожность страхователя не может служить основанием для отказа в выплате страхового возмещения, а само по себе подобное условие типовых правил имущест-венного страхования, составленных страховой компанией, противоречит положени-ям n.l cm 963 Гражданского кодекса Российской Федерации и является ничтожным.
  Арбитражный суд Республики Мордовия отказал обществу с ограниченной ответствен-ностью Научно-реставрационная производственная фирма «Реставрация» во взыскании со страховой компании страхового возмещения в сумме 185058 рублей, невыплаченного в связи с наступлением страхового случая, признав наличие в действиях страхователя вины в форме грубой неосторожности в результате использования неисправного оборудования.
  Материалами дела установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор страхования имущества на условиях «Общих условий страхования имущества юридиче-ских лиц от огня и других опасностей» №15 в редакции от 28.04.2003 г. Застрахованными рисками по договору признаны: пожар, удар молнии, взрыв, стихийные бедствий и т.д. В результате возгорания, произошедшего в столярном цехе фирмы 04.05.2006 года, были повреждены товарно-материальные ценности и отделка помещений истца. Органами доз-нания установлено, что причиной пожара послужила неисправность в работе электродви-гателя системы вытяжной вентиляции. Согласно экспертным заключениям сумма ущерба определена в 185058 руб.
  Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции руководство-вался пунктами 2.7.4, 2.7.8 Общих условий страхования имущества юридических лиц от огня и других опасностей, предоставляющими страховщику право отказывать в выплате страхового возмещения для покрытия ущерба, явившегося следствием использования не-исправного оборудования, а также причиненного умыслом, грубой неосторожностью, упущениями страхователя.
  В пункте 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, ес-ли страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 настоящей статьи.
Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты стра-хового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхо-вого случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.
  Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 9 информационного письма от 28.11.2003 №75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» разъяснил, что условие договора (правил) имущественного страхования об отказе в выплате страхового возмещения вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя является ничтожным, как противоречащее требованиям абзаца 2 пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  Поскольку наличие грубой неосторожности в действиях страхователя в силу закона не является основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, арбитражный суд апелляционной инстанции решение отменил, иск удовлетворил. Поста-новлением кассационной инстанции от 4 мая 2008 года постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

  До ввода жилого дома в эксплуатацию у застройщика отсутствует обязанность по передаче инвестору в собственность оговоренной в договоре квартиры, в связи с чем требование о возмещении убытков, связанных с неисполнением договора, является необоснованным.
  Открытое акционерное общество «Железобетон» обратилось в Арбитражный суд Рес-публики Мордовия с иском к закрытому акционерному обществу «Центр авторских меди-цинских технологий и новаций» о расторжении инвестиционного договора и о взыскании 3492000 рублей убытков, мотивируя свои требования тем, что ответчик существенно нарушает условия договора, поскольку до настоящего времени не исполняет принятое обязательство по передаче в собственность истца оговоренной в договоре квартиры, в результате чего причиняет обществу убытки.
  Арбитражный суд первой инстанции, посчитав, что Центр, затягивая процесс строитель-ства дома, существенно нарушает условия договора, решением от 06.06.2007 исковые тре-бования истца удовлетворил.
  Апелляционная инстанция не согласилась с принятым решением, посчитав необоснованной ссылку на статью 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что применительно к Градо-строительному кодексу Российской Федерации ЗАО «ЦАМТИН» лицом, осуществляю-щим строительство, не является. Между сторонами был заключен инвестиционный дого-вор, по условиям которого стороны договорились участвовать в финансировании строи-тельства 40-квартирного жилого дома, по окончании которого Центр обязался передать обществу квартиру №38 общей площадью 240 квадратных метров стоимостью 1280000 рублей. Являясь застройщиком, ЗАО «ЦАМТИН» оформило права на земельный участок, разработало проектно-сметную документацию, получило разрешение на строительство, то есть приступило к исполнению договора. Строительная готовность жилого дома по со-стоянию на 01.01.2007 составила 45%. Строительство жилого дома не завершено. Разре-шение на ввод объекта в эксплуатацию, которое удостоверяет выполнение строительства, как это предусмотрено статьей 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации, не выдавалось, поэтому у Центра не возникло обязательство по передаче истцу квартиры.
  Сам факт наличия нарушения договора не может служить основанием для его расторже-ния по основаниям, предусмотренным статьей 450 Гражданского кодекса Российской Фе-дерации. Сторона, ссылающаяся на существенное нарушение договора должна предста-вить доказательства, подтверждающие не столько его наличие, сколько его существенный характер. Ссылки истца на истечение срока аренды земельного участка и разрешения на выполнение строительно-монтажных работ, а также на фактическое прекращение строи-тельных работ не свидетельствуют о безусловной невозможности достижения цели, во исполнение которой был заключен инвестиционный договор, поэтому оснований пола-гать, что ЗАО «ЦАМТИН» существенно нарушило инвестиционный договор у суда пер-вой инстанции не было. Постановлением апелляционной инстанции от 21.08.2008 реше-ние суда первой инстанции отменено, в иске истцу отказано.

  Не подлежит взысканию сумма неосновательного обогащения за неисполнение обя-зательств по договору о доставке пенсий, если сумма пенсии, перечисленная истцом для зачисления на счет клиента и подлежащая возврату в связи с его смертью, была списана банком согласно требованиям статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации на основании заключенного между банком и клиентом кредитного дого-вора.
  Государственное учреждение «Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Ичалковском муниципальном районе Республики Мордовия» обратилось в Арбитражный суд Республики Мордовия с иском к Акционерному коммерческому Сберегательному банку Российской Федерации о взыскании 4341 рубля 27 копеек неосновательного обогащения, образовавшегося в связи со списанием ответчиком названной суммы в счет погашения кредитного обязательства перед банком из пенсионных поступлений ошибочно перечисленных фондом на счет клиента банка после его смерти.
  Решением арбитражного суда от 07.04.2008 иск удовлетворен. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что федеральные денежные средства, выплаченные фондом для пенсионера после его смерти, перечислены в банк в отсутствие законных оснований, поэтому подлежат возврату фонду.
Однако суд апелляционной инстанции счел такую позицию неправильной.
  Как установлено материалами дела, фонд ежемесячно перечислял трудовую пенсию на счет Валяновой В.М., открытый в дополнительном офисе Мордовского отделения Сбер-банка. 15 июля 2005 года Валяновой В.М. было оформлено поручение банку ежемесячно перечислять с ее счета на счет Ичалковского отделения Сбербанка 1100 рублей для воз-врата кредита. Фонд, не располагая сведениями о смерти Валяновой В.М., в течение трех месяцев неосновательно перечислил на ее счет пенсию в сумме 10641 руб.27коп. На тре-бование фонда возвратить ошибочно выплаченные денежные средства, банк возвратил 6300 рублей, списав остальные в счет погашения кредита. Указанные действия банка при-знаны апелляцией правомерными. Согласно п. 1 ст. 22 Федерального закона от 17.12.2001 №173-Ф3 в случае смерти пенсионера выплата трудовой пенсии прекращается с 1-го чис-ла месяца, следующего за месяцем, в котором наступила смерть пенсионера. При этом за-кон не предусматривает последствий, которые наступают в случае, если суммы пенсии ошибочно перечислены на банковский вклад пенсионера после его смерти.
  В таком случае следует применять положения статьи 841 Гражданского кодекса Россий-ской Федерации, согласно которой, если договором банковского вклада не предусмотрено иное, на счет по вкладу зачисляются денежные средства, поступившие в банк на имя вкладчика от третьих лиц с указанием необходимых данных о его счете по вкладу. При этом предполагается, что вкладчик выразил согласие на получение денежных средств от таких лиц, предоставив им необходимые данные о счете по вкладу.
  Согласно статьи 418 гражданского кодекса Российской Федерации обязательства пре-кращаются смертью должника, если исполнение не может быть произведено без личного участия должника либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.
  При наступлении смерти вкладчика право распоряжаться денежными средствами на сче-те переходит к наследникам умершего, согласно презумпции универсального правопреемства, предусмотренной статьей 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации. Поскольку имущественное обязательство Валяновой В.М. по возврату кредита неразрывно не связано с личностью должника, то после его смерти обязанность возвратить кредит банку не прекратилась. При этом списание денежных средств с банковского счета Валяновой В.М. производилось на основании данного ей при жизни распоряжения в соответствии со статьей 854 Гражданского кодекса Российской Федерации, следовательно, спорные денежные средства приобретены банком по основаниям, которые предусмотрены действующим законодательством, а также соглашением банка с клиентом. Перечисленные законоположения позволили суду апелляционной инстанции признать действия банка правомерными, и как следствие - отсутствии у банка неосновательного обогащения. Постановлением апелляционной инстанции от 26 июня 2008 года решение суда отменено, в иске фонду отказано.

  Недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал ус-тановленными, послужила основанием для отмены определения суда о предоставле-нии рассрочки исполнения судебного акта.
  Общество с ограниченной ответственностью «МДМ» в порядке статьи 324 Арбитражно-го процессуального кодекса Российской Федерации обратилось с заявлением о рассрочке исполнение решения Арбитражного суда Республики Мордовия, в соответствии с кото-рым с него в пользу администрации городского округа Саранск взыскана задолженность в сумме 244359 рублей 33 копейки и 10000 рублей пеней. Заявление мотивировано тяжелым финансовым положением общества.
  Суд первой инстанции, приняв во внимание тяжелое финансовое положение общества, с учетом баланса интересов должника и взыскателя удовлетворил ходатайство должника и предоставил рассрочку исполнения решения сроком на 9 месяцев.
  Апелляционная инстанция, разделяя позицию суда первой инстанции, что решение во-проса о предоставлении отсрочки находится в сфере судейского усмотрения и именно суд в каждом конкретном случае сам должен определять, есть ли в ней действительная необ-ходимость, с выводами суда не согласилась, посчитав, что приложенные к ходатайству документы не могут свидетельствовать о тяжелом финансовом положении должника.
  Как свидетельствуют материалы дела, к ходатайству о предоставлении рассрочки были приложены незаверенные копии требования Управления Пенсионного Фонда России в городском округе Саранск об уплате должником пени в сумме 843 рублей 93 копеек за несвоевременную уплату страховых взносов и налоговой декларации с отметкой налогового органа от 25.10.2007, в приложении к которой указано, что сумма убытков составляет 104688 руб. Копия указанного приложения не заверена, отметка налогового органа отсутствует, принадлежность указанного документа к налоговой декларации не усматривается. Все это позволило суду апелляционной инстанции сделать вывод об отсутствии доказательств тяжелого финансового положения должника. Кроме того, само по себе тяжелое финансовое положение ответчика не является безусловным основанием для удовлетворения ходатайства о предоставлении рассрочки исполнения решения. Постановлением апелляционной инстанции от 27 апреля 2008 года определение отменено, в удовлетворении ходатайства отказано.

  Несоразмерность обеспечительных мер, принятых без учета существующего со-стояния отношений, рабочего времени и пропускного режима, послужила основани-ем для отмены определения суда.
  Общество с ограниченной ответственностью «Белит» обратилось в суд с иском к обще-ству с ограниченной ответственностью «ВКМ-Сталь» с иском о предоставлении права ограниченного пользования соседним земельным участком (установлении сервитута), по-скольку истец, являясь законным владельцем имущества, лишен возможности осуществ-лять нормальную эксплуатацию принадлежащего ему здания. Одновременно с подачей иска обществом с ограниченной ответственностью «Белит» было подано ходатайство о принятии мер по обеспечению иска, в котором оно просило обеспечить беспрепятствен-ный доступ к объекту своей недвижимости.
  Посчитав, что обязание ответчика обеспечить проход сотрудников и проезд транспорта ООО «Белит» к объекту собственности послужит гарантией осуществления последним деятельности в период спора и предотвращения причинения ему значительного ущерба, суд определением от 09.04.2008 удовлетворил заявление и обязал общество с ограничен-ной ответственностью «ВКМ-Сталь» обеспечить беспрепятственный круглосуточный проход сотрудников и проезд автотранспорта ООО «Белит» к объекту собственности че-рез проходную и транспортные ворота ООО «ВКМ-Сталь».
  Апелляционная инстанция с такой позицией суда не согласилась по следующим основа-ниям. Разрешая ходатайство о принятии мер по обеспечению иска, суд вышел за пределы заявленных требований и самостоятельно определил место прохода, в то время как в заяв-лении содержалось требование об обеспечении беспрепятственного доступа к объекту недвижимости без указания такового. Кроме того, принятая судом мера по обеспечению иска фактически разрешает дело по существу заявленного требования, так как устанавливает сервитут в виде прохода сотрудников и проезда транспорта ООО «Белит» в том месте, которое обозначено в предмете спора, а именно через проходную и транспортные ворота ООО «ВКМ-Сталь».
  Согласно пункту 2 части 1 и части 2 статьи 91 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию.
  Обязав ООО «ВКМ-Сталь» обеспечить беспрепятственный круглосуточный проход со-трудников и проезд автотранспорта ООО «Белит» к объекту недвижимости, суд не иссле-довал вопрос о возможности установления круглосуточного режима. Материалами дела установлено, что ООО «ВКМ-Сталь» относится к категории опасных производственных объектов, что предполагает обязанность предотвращения проникновения на опасный про-изводственный объект посторонних лиц (статья 9 Федерального закона Российской Феде-рации от 21.07.2007 №116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производствен-ных объектов»). В связи с этим апелляционная инстанция пришла к выводу о несоразмер-ности обеспечительных мер, принятых без учета существующего состояния отношений, рабочего времени и пропускного режима, поэтому постановлением апелляционной ин-станции 07.06.2008 определение суда отменено, в удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер отказано.
Группа анализа и обобщения судебной практики
коллегии по рассмотрению споров,
возникающих из гражданских и иных правоотношений
29.08.2008


 



Опубликовано: 21.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования