1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Рекомендации НКС по вопросам применения норм гражданского законодательства от 26.09.2008 г.


Рекомендации НКС по вопросам применения норм гражданского законодательства от 26.09.2008 г.

26 сентября 2008 г. в Арбитражном суде Свердловской области состоялось заседание Научно-консультативного совета по проблемным вопросам применения норм гражданского законодательства.
Традиционно свое видение решения вынесенных на обсуждение проблем было пред-ставлено арбитражными судами Уральского округа: Семнадцатым арбитражным апелля-ционным судом, Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом, Арбитражным су-дом Оренбургской области, Арбитражным судом Челябинской области, Арбитражным судом Пермского края, Арбитражным судом Республики Башкортостан.
В работе Научно-консультативного совета, помимо членов, приняли участие замести-тель председателя Федерального арбитражного суда Уральского округа Кузнецов А.Г., доцент кафедры гражданского права Уральской государственной юридической академии Петров Е.Ю.
Арбитражный суд Свердловской области искренне благодарен всем, кто участвует в обсуждении правоприменительных проблем, вынесенных на обсуждение Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области.
На обсуждение Научно-консультативного совета было вынесено три вопроса, по каждому из которых были выработаны рекомендации.
1. Должен ли кредитор, решивший отказаться от принятия исполнения в связи с утра-той интереса вследствие просрочки должника (п.2 ст.405 ГК РФ), совершить активные действия по такому отказу (направить соответствующее уведомление должнику), либо может ожидать предоставления исполнения должником (с просрочкой) и имеет альтерна-тиву: принять исполнение или отказаться от его принятия?
Обязан ли кредитор (заказчик), не направивший должнику (подрядчику) соответст-вующее заявление-отказ от принятия исполнения (п.2 ст.405, п.3 ст.708 ГК РФ) до факти-ческого исполнения обязательства подрядчиком в полном объеме (но с просрочкой), опла-тить подрядчику работы в полном объеме?
Согласно одной точке зрения, исходя из системного толкования положений п.2 ст. 405 и п.3 ст. 396 Гражданского кодекса Российской Федерации кредитор, решивший отка-заться от принятия исполнения в связи с утратой интереса вследствие просрочки должни-ка (п.2 ст. 405 Гражданского кодекса Российской Федерации), должен совершить актив-ные действия по такому отказу. Кредитор (заказчик), не направивший должнику (подряд-чику) соответствующий отказ от принятия исполнения до фактического исполнения обя-зательства в полном объеме (но с просрочкой), обязан оплатить подрядчику работы в пол-ном объеме, поскольку отказ от исполнения договора не заявлен, договор не расторгнут.
Согласно другой точке зрения из буквального текста п. 2 ст. 405, п. 3 ст. 708 Гражданского кодекса Российской Федерации не следует, что заказчик (кредитор) обязан принимать активные действия по отказу от принятия исполнения, а в случае просрочки исполнения работ имеет альтернативу: принять исполнение с просрочкой или отказаться от его принятия и требовать возмещения убытков.
Д. В. Жернаков[1], поддерживая вторую позицию, полагает, что в этой связи возмож-но обратиться к положениям ст. 6 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой в случаях, когда предусмотренные п. 1, 2 ст. 2 Гражданского кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона), а при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. По сложившейся в правовой науке традиции под добросовестностью следует понимать фактическую честность субъектов в их поведении, разумностью - осознание правомерности своего поведения, справедливостью - соответствие поведения субъектов господствующим в обществе морально-этическим и нравственным нормам.
В соответствии с п. 1 ст. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права. В то же время, в п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации содержится правило о недопущении действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребления правом в иных фор-мах. Таким образом, пассивное ожидание кредитором предоставления исполнения с про-срочкой, а затем отказ от принятия исполнения можно рассматривать как противоречие принципу добросовестности, разумности, справедливости, и, кроме того, как злоупотреб-ление правом. Следовательно, в целях устойчивости гражданского оборота кредитор дол-жен совершить активные действия по направлению претензии должнику. Несовершение этих действий, по его мнению, должно повлечь обязанность кредитора оплатить выпол-ненные работы в полном объеме.
Е. Ю. Петров[2] полагает, что кредитор, решивший отказаться от принятия исполне-ния в связи с утратой интереса вследствие просрочки должника (п.2 ст. 405 Гражданского кодекса Российской Федерации), должен совершить активные действия по такому отказу, если иное не вытекает из существа обязательства.
В ходе обсуждения было отмечено следующее. Если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора (п. 2 ст. 405 Гражданского кодекса Россий-ской Федерации), он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.
Расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами или договором (п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Исходя из п. 3 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае одно-стороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно рас-торгнутым или измененным, при этом при расторжении договора обязательства сторон прекращаются (п. 2 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, кредитор, решивший отказаться от принятия исполнения в связи с ут-ратой интереса вследствие просрочки должника, должен совершить активные действия по такому отказу, но до момента получения им извещения подрядчика о готовности результата работ к сдаче.
По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:
Кредитор (заказчик), решивший отказаться от принятия исполнения в связи с утратой интереса вследствие его просрочки, должен уведомить об этом контрагента, если иное не следует из существа обязательства, но в любом случае до момента получения им извеще-ния подрядчика о готовности результата работ к сдаче.
2. Подлежат ли применению правила, предусмотренные главой 60 Гражданского ко-декса Российской Федерации о неосновательном обогащении, при виндикации имущества лицом, не являющимся собственником?
Статья 301 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что соб-ственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Права, предусмотренные статьями 301-304 Гражданского кодекса Российской Феде-рации, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или до-говором. Это лицо имеет право на защиту его владения также против собственника (ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно одной точке зрения в силу норм ст. 1102, 1103 Гражданского кодекса Рос-сийской Федерации правила, предусмотренные главой 60 Гражданского кодекса Россий-ской Федерации, подлежат применению также к требованиям об истребовании имущества из чужого незаконного владения независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Согласно другой точке зрения из содержания ст. 1103 Гражданского кодекса Россий-ской Федерации не усматривается, что положения Гражданского кодекса Российской Фе-дерации о неосновательном обогащении могут быть применены к требованиям об истре-бовании имущества владельца, не являющегося собственником на основании ст. 305 на-званного Кодекса. Спорные правоотношения регулируются ст. 303 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Д. В. Жернаков считает, что при ответе на поставленный вопрос следует учитывать ряд факторов. Во-первых, как отмечает В. С. Ем, если субъектом виндикационного иска является собственник (иной титульный владелец), утративший владение вещью, то субъ-ектом кондикционного иска является лицо, лишившееся титула собственника[3]. Во-вторых, Д. В. Жернаков считает, что под «приобретением» или «сбережением» имущества (ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации) законодатель понимает ситуацию, когда обладание имуществом носит, если говорить с определенной долей условности, абсолютный характер (несмотря на противоправность такого обладания). Между тем, ограниченные вещные права, перечисленные в ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются правами производными и зависимыми от права собственности. В-третьих, соглашаясь с О. Н. Садиковым, считает, что в силу положений ст. 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации требование возврата неосновательного обогащения приобретает характер общей защитной меры, которая может использоваться наряду с другими названными в ст. 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации требованиями[4]. Таким образом, требования из неосновательного обогащения носят субсидиарный (дополнительный) характер по отношению к требованиям, вытекающим из виндикационного иска.
Исходя из вышеизложенного, вывод о том, что правила, предусмотренные главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации о неосновательном обогащении, не подле-жат применению при виндикации имущества лицом, не являющимся собственником.
Б. М. Гонгало[5], напротив полагает, что правила, предусмотренные главой 60 Граж-данского кодекса Российской Федерации, подлежат применению при виндикации имущества лицом, не являющимся собственником, наряду со специальными нормами (ст. 303 Гражданского кодекса Российской Федерации) в силу следующего.
На основании ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации лицу, не являю-щемуся собственником имущества, принадлежат также аналогичные права, закрепленные ст. 301-304 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исходя из системного толкова-ния ст. 301 и 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации правила, предусмотрен-ные главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации, распространяются и на ли-цо, не являющееся собственником виндицируемого им имущества.
Следовательно, порядок расчетов между владельцем и обладателем вещного права при возврате имущества из чужого незаконного владения может определяться как ст. 303 Гражданского кодекса Российской Федерации, так и положениями главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации.
По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:
При истребовании имущества из чужого незаконного владения лицами, указанными в ст. 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, к отношениям сторон наряду с нормами о виндикации могут быть применены правила о неосновательном обогащении.
3. Возможно ли заключение путем совершения конклюдентных действий договора об оказании услуг связи и соглашения о неустойки за нарушение сроков оплаты услуг связи?
Истец опубликовал в средствах массовой информации публичную оферту, содержа-щую, в числе прочего условие о неустойке, подлежащей начислению в связи с просрочкой внесения абонентами платы за оказанные услуги.
Поскольку конклюдентными действиями абонентов (пользованием услугами между-городной связи) оферта истца была акцептована, истец находит заключенным договор об оказании услуг связи, включая условие о неустойке.
Кроме того, согласно п. 146 Правил оказания услуг местной, внутризоновой, между-городной и международной телефонной связи, утвержденных Постановлением Прави-тельства Российской Федерации № 310 от 18.05.2005г. (далее - Правила), которым также предусмотрена неустойка, уплачиваемая абонентом оператору связи в случае неоплаты, неполной или несвоевременной оплаты услуг телефонной связи.
Мнения судей относительно правомерности начисления неустойки оператором связи разделились и представляют собой три точки зрения.
Согласно первой точке зрения, поскольку в соответствии со ст.330 Гражданского ко-декса Российской Федерации неустойка может быть определена только законом или дого-вором, а постановления Правительства Российской Федерации к таковым не относятся, п. 146 Правил не подлежит применению на основании п. 5 ст. 3 Гражданского кодекса Рос-сийской Федерации.
При этом Федеральный закон «О связи» подобной нормы о неустойке не содержит, как и не содержит положения о том, что неустойка (либо ее размер) за нарушение сроков оплаты услуг связи может устанавливаться соответствующими Правилами оказания услуг связи. Само же указание в данном Законе (ст. 44) об установлении ответственности сторон договора на оказание услуг связи в Правилах, утверждаемых Правительством Российской Федерации, не может быть истолковано как установление законной неустойки, в самом законе не упоминающейся.
Договор об оказании услуг связи действительно можно считать заключенным в соот-ветствии с п. 3 ст. 438 Гражданского кодекса Российской Федерации, но соглашение о неустойке между сторонами не заключено. Факт акцепта публичной оферты об этом не свидетельствует, поскольку согласно ст. 331 Гражданского кодекса Российской Федерации такое соглашение должно быть совершено в письменной форме, а, значит, акцепт должен касаться непосредственно самого соглашения о неустойке.
Таким образом, оснований для взыскания неустойки не имеется.
Согласно второй точке зрения, неустойка подлежит взысканию по следующим при-чинам.
В соответствии со ст. 44 Федерального закона «О связи» услуги связи оказываются операторами связи пользователям услугами связи на основании договора об оказании ус-луг связи, заключаемого в соответствии с гражданским законодательством и правилами оказания услуг связи. Правила оказания услуг связи утверждаются Правительством Рос-сийской Федерации.
Правилами оказания услуг связи регламентируются взаимоотношения пользователей услугами связи и операторов связи при заключении и исполнении договора об оказании услуг связи, а также порядок и основания приостановления оказания услуг связи по дого-вору и расторжения такого договора, особенности оказания услуг связи, права и обязанности операторов связи и пользователей услугами связи, форма и порядок расчетов за оказанные услуги связи, порядок предъявления и рассмотрения жалоб, претензий пользователей услугами связи, ответственность сторон.
Поскольку в соответствии с п. 6 ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации относятся к иным правовым актам, которые могут содержать нормы гражданского права, а Федеральный закон «О связи» со-держит вышеприведенную норму, указывающую на определение ответственности сторон договора об оказании услуг связи в Правилах, утверждаемых Правительством Российской Федерации, то неустойку, содержащуюся в п. 146 Правил, можно считать законной (ст. 332 Гражданского кодекса Российской Федерации) и взыскивать.
В соответствии с третьей точкой зрения, поскольку абонент акцептовал условия пуб-личной оферты, договор об оказании услуг связи считается заключенным в порядке п.3 ст.434, п.3 ст.438 Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом так как условия публичной оферты содержали и условие о неустойке, а акцепт может быть только полным и безоговорочным (п.1 ст.438 Гражданского кодекса Российской Федерации) и доказательств акцепта на иных условиях (ст.443 Гражданского кодекса Российской Федерации) абонентом не представлено, договор об оказании услуг связи можно считать заключенным на условиях публичной оферты, то есть содержащим, в том числе соглашение о договорной неустойке, которая подлежит взысканию.
Д. В. Жернаков считает, что, следуя буквальному смыслу определения неустойки (п. 1 ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации), сложно назвать законной неустойку, предусмотренную подзаконным актом. Сомнительной является также правомерность делегирования законом права определять форму ответственности в виде неустойки и устанавливать ее размер такому подзаконному акту. Утверждение о том, что неустойка, предусмотренная указанными Правилами, является законной, представляется необоснованным. Также необоснованными будут являться утверждения о включении в договор соглашения о договорной неустойке, в связи с несоблюдением требования о форме соглашения о неустойке. Препятствий к заключению договора путем совершения конклюдентных действий в связи с акцептом публичной оферты не просматривается. Но без соглашения о неустойке.
А.Г. Кузнецов[6] и Б. М. Гонгало, соглашаясь с Д. В. Жернаковым, отметили, что ак-цепт абонента публичной оферты путем совершения конклюдентных действий может быть направлен только на заключения договора на оказание услуг связи, но не на заклю-чение соглашения о неустойке, поскольку нельзя акцептовать посредством конклюдент-ных действий акцессорные обязательства. Более того, неустойка может быть предусмот-рена в силу ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации законом или договором. Неустойка, предусмотренная в Правилах, не может рассматриваться в качестве законной, так как Правила не обладают статусом закона.
В ходе обсуждения было отмечено, что договор об оказании услуг связи действитель-но можно считать заключенным в соответствии с п.3 ст.438 Гражданского кодекса Рос-сийской Федерации, но соглашение о неустойке между сторонами не заключено. Факт акцепта публичной оферты об этом не свидетельствует, поскольку согласно ст. 331 Граж-данского кодекса Российской Федерации такое соглашение должно быть совершено в письменной форме, а, значит, акцепт должен касаться непосредственно самого соглаше-ния о неустойке.
По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:
Заключение договора об оказании услуг связи путем совершения конклюдентных действий возможно, однако оснований для взыскания неустойки в данном случае не име-ется, поскольку согласно ст. 331 Гражданского кодекса Российской Федерации соглаше-ние о неустойке должно быть совершено в письменной форме.
Председатель суда И.В. Решетникова

[1] Жернаков Дмитрий Владимирович – член Научно-консультативного совета при Ар-битражном суде Свердловской области, к.ю.н., доцент кафедры гражданского права УрГЮА, за-меститель директора Института частного права.
[2] Петров Евгений Юрьевич – доцент кафедры гражданского права УрГЮА.
[3] Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 2: Учеб.: 2-е изд., перераб. и доп.: в 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. - М.: БЕК, 1998, с. 461.
[4] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатей-ный) / Под ред. О.Н. Садикова. – М.: ИНФРА-М, 1996, с. 710.
[5] Гонгало Бронислав Мичиславович – член Научно-консультативного совета при Ар-битражном суде Свердловской области, заведующий кафедрой гражданского права Уральской государственной юридической академии, доктор юридических наук, профессор.
[6] Кузнецов Александр Геннадьевич – заместитель председателя Федерального арбит-ражного суда Уральского округа.



 



Опубликовано: 21.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования