1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Обобщение судебной практики по вопросам, возникающим при применении законодательства о конкуренции [1]


Обобщение судебной практики по вопросам, возникающим при применении законодательства о конкуренции [1]


1. Поскольку хозяйствующим субъектом использовались помещения, в которых уже имелся доступ к телефонной сети, требование оператора связи, занимающего доми-нирующее положение на рынке услуг связи, об оплате соответствующих работ яви-лось нарушением антимонопольного законодательства.

 дело № А60-1200/2005-С5



Открытое акционерное общество, оказывающее услуги электросвязи, обратилось в арбитражный суд к областному управлению Федеральной антимонопольной службы Рос-сийской Федерации с заявлением о признании недействительными решения по делу о на-рушении обществом антимонопольного законодательства и предписания о прекращении данного нарушения.
Основанием для вынесения оспариваемых ненормативных актов послужило приня-тие обществом решения о предоставлении доступа к телефонной сети филиалам Феде-рального государственного унитарного предприятия «Почта России» за плату.  
По мнению управления, общество в данном случае требовало передачи денежных средств необоснованно, чем ущемляло интересы хозяйствующего субъекта (п. 1 ст. 5 За-кона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»).
Оказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из следующего.
Согласно п. 1 ст. 5 Закона Российской Федерации «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) запрещаются действия хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут иметь своим результатом недопу-щение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов.
К таким действиям относится навязывание контрагенту условий договора, не выгод-ных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования передачи финансовых средств, иного имущества, имущественных прав, рабочей силы контрагента, согласие заключить договор лишь при условии внесения в него положений, касающихся товаров, в которых контрагент не заинтересован, и других).
Общество занимает доминирующее положение на рынке услуг электросвязи, что обусловлено наличием у него статуса субъекта естественной монополии в этой области.
Работы по предоставлению доступа организаций к телефонной сети выполняются обществом в рамках заключаемых договоров на оказание услуг электросвязи.
Контрагентом общества является Федеральное государственное унитарное предпри-ятие «Почта России». При учреждении оно было наделено имуществом, ранее использо-вавшимся Управлением Федеральной почтовой связи. Соответственно, на баланс Феде-рального государственного предприятия «Почта России» были переданы помещения, в которых уже имелся доступ к телефонной сети.
Статьей 709 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что цена в договоре подряда включает компенсацию издержек подрядчика и причитающееся ему вознаграждение.  
Поскольку все необходимые работы по предоставлению доступа к сети (прокладка телефонной линии до телефонной розетки, работы по подключению абонентского устройства, работы по установке иного оборудования) были ранее проведены заявителем в отношении прежнего пользователя помещений, взимание платы с Федерального государственного предприятия «Почта России» за предоставление доступа к сети при оказании услуг электросвязи необоснованно и ущемляет имущественные интересы хозяйствующего субъекта.
Доводы заявителя о том, что при расторжении договора на оказание услуг телефон-ной связи доступ прежнего абонента к телефонной сети прекращается, его абонентская линия отключается от стационарного оборудования, а, следовательно, в отношении ново-го абонента при заключении договора на услуги связи должны вновь выполняться работы по предоставлению доступа к телефонной сети, судом не приняты во внимание в связи со следующим.
В данном случае действия оператора связи направлены на обеспечение собственных потребностей по ведению внутреннего учета абонентов, регистрации нового абонента в учетных книгах. Такие действия являются второстепенными по отношению к работам по предоставлению доступа к телефонной сети, и, соответственно, в целях оплаты не могут быть к ним приравнены.
Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.


2. Услуги междугородней и международной телефонной связи и услуги телема-тических служб взаимозаменяемы для потребителей, в связи с чем операторы связи, предоставляющие данные услуги, являются конкурентами на рынке услуг связи и должны соблюдать требования законодательства о конкуренции.  

 дело № А60-601/2005-С9


Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заяв-лением о признании недействительными решения о нарушении антимонопольного зако-нодательства и предписания антимонопольного органа о прекращении данного наруше-ния.
Основанием для вынесения оспариваемых ненормативных актов послужил факт не-корректного сравнения на сайте заявителя стоимости оказываемых им услуг связи (услуг телематических служб) с услугами другого оператора связи. Целью данного сравнения явилась демонстрация преимущества своих тарифов. Указанный факт был расценен управлением как недобросовестная конкуренция.  
Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказа-но в связи со следующим.
Недобросовестной конкуренцией в силу ст. 4 Закона РСФСР «О конкуренции и ог-раничении монополистической деятельности на товарных рынках» признаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, и могут причинить (или причинили) убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.
Статья 10 Закона определяет формы недобросовестной конкуренции.
В соответствии с абз. 4 п. 1 ст. 10 Закона не допускается недобросовестная конку-ренция, в том числе некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов.
В таблице сравнения тарифов, расположенной на сайте заявителя, приведена стои-мость минуты междугороднего соединения с крупными городами России. Тарифы заяви-теля дифференцированы в зависимости от времени суток. В то же время в столбце, отра-жающем данные другого оператора, тарифы представлены только в одном варианте и в максимальном значении, хотя фактически тарифы данного оператора связи также имеют дифференциацию.  
Данное сравнение стоимости услуг направлено на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности и объективно способно предоставить эти преимуще-ства. Действия заявителя противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливо-сти, и являются недобросовестной конкуренцией.
Доводы заявителя о том, что услуги, оказываемые им и названным оператором связи, различны, а, следовательно, рассматриваемые действия не являются недобросовестной конкуренции, судом отклонен.  
Заявителем оказываются услуги телематических служб связи - IP-телефония - пере-дача голосовых сообщений посредством сети Интернет. На своем сайте общество размес-тило информацию о тарифах на междугородние звонки, сравнивая свои тарифы с тарифа-ми на междугородние телефонные звонки другого оператора связи.
Согласно Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности ОК 029-2001, утвержденному Постановлением Госстандарта РФ от 06.11.2001 № 454-ст, услуги, оказываемые обоими операторами связи, имеют единый код 64 «Связь», но разные подклассы: деятельность в области телематических служб относится к подклассу 6420012, а в области междугородней и международной телефонной связи к подклассу 6420030. Таким образом, услуги различны по способу передачи сигнала, хозяйствующие субъекты имеют лицензии на различные виды услуг, но при этом услуги взаимозаменяемы для потребителей, поскольку сходны по конечному результату - получение связи с абонентом.
Таким образом, оба оператора связи являются конкурентами на рынке услуг связи, следовательно, должны соблюдать требования Закона РСФСР «О конкуренции и ограни-чении монополистической деятельности на товарных рынках».
Правильность выводов суда первой инстанции подтверждена судом апелляционной инстанции.


3. Делегирование полномочий по выдаче разрешений на размещение средств наружной рекламы хозяйствующему субъекту является нарушением ст. 7 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товар-ных рынках», поскольку данные функции входят в компетенцию органа местного самоуправления.

 дело № А60-37867/2004-С9



Комитет по управлению имуществом муниципального образования обратился в ар-битражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания областного Управления Федеральной антимонопольной службы об устранении нарушений антимонопольного законодательства.
Данные акты были вынесены управлением в связи со следующими обстоятельства-ми.
Постановлением главы муниципального образования было определено, что деятель-ность по выдаче разрешений на размещение наружной рекламы на территории данного муниципального образования осуществляет комитет по управлению имуществом либо уполномоченная им организация.
На основании данного положения комитет и закрытое акционерное общество заклю-чили агентский договор, согласно которому такой уполномоченной организацией явля-лось общество.
Оспаривая ненормативные акты, комитет ссылался на то, что функции по выдаче разрешений на размещение наружной рекламы, установленные ст.14 Федерального закона от 18.07.1995 № 108-ФЗ «О рекламе» (действовавшего в период возникновения спорных правоотношений), не относятся к вопросам местного значения, а, следовательно, могут быть делегированы какому-либо хозяйствующему субъекту.
 Решением суда первой инстанции в удовлетворении требований комитета отказано в связи со следующим.
  В п. 1 ст. 1 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» определены организационные и правовые основы предупреждения, пресечения, ограничения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными наделенными функциями или правами указанных органов власти или организациями.
В соответствии с п. 3 ст.7 Закона запрещается наделение хозяйствующих субъектов функциями федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных наделенных функциями или правами указанных органов власти органов или организаций.
Статьей 6 Федерального закона «Об общих принципах организации местного само-управления в Российской Федерации» установлены предметы ведения местного само-управления. Абзац 2 п. 2 ст. 6 Закона указывает, что муниципальные образования вправе принимать к своему рассмотрению иные вопросы, отнесенные к вопросам местного зна-чения законами субъектов Российской Федерации, а также вопросы, не исключенные из их ведения и не отнесенные к ведению других муниципальных образований и органов государственной власти.
Статья 14 Федерального закона «О рекламе» определяет, что распространение на-ружной рекламы в городах, сельских поселениях и на других территориях допускается при наличии разрешения соответствующего органа местного самоуправления, согласо-ванного с органом государственного управления.
Следовательно, выдача разрешений на размещение средств наружной рекламы, а также контроль за ее размещением, определение мест размещения наружной рекламы, иные функции, связанные с осуществлением указанных полномочий, не могут быть пере-даны в ведение хозяйствующего субъекта, поскольку входят в круг полномочий органа местного самоуправления.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда в силе.


4. Вынесение акта, на основании которого выбор страховой организации для страхования муниципального имущества, находящегося в пользовании хозяйст-вующих субъектов, производится на основании открытого конкурса, противоречит законодательству о конкуренции в случае, когда оплата страховых услуг осуществ-ляется за счет средств пользователей.

 дело № А60-35875/05-С5



Представительный орган местного самоуправления (городская дума) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения о нарушении антимонопольного законодательства и предписания об его устранении, вынесенных областным управлением Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации.
Основанием для вынесения оспариваемых ненормативных актов послужили сле-дующие обстоятельства.
Городской думой утверждено положение, регулирующее отношения в области стра-хования муниципального имущества города, а также определяющее порядок проведения конкурсов на право страхования муниципального имущества.
В данном положении предусмотрено, что страхование муниципального имущества, находящегося в пользовании юридических и физических лиц (например, в силу договора аренды), осуществляется за счет средств таких лиц страховыми организациями, победив-шими в проводимом органом местного самоуправления конкурсе.
По мнению антимонопольного органа, в рассматриваемой ситуации нарушаются требования антимонопольного законодательства, а именно ст. 12 Федерального закона от 23.06.1999 №117-ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» [2].
В силу данной статьи органы местного самоуправления не вправе принимать норма-тивные правовые акты и (или) совершать действия, ограничивающие доступ финансовых организаций на рынок финансовых услуг, устанавливать нормы, ограничивающие потре-бителям финансовых услуг выбор финансовых организаций, которые их предоставляют, предоставлять одной или нескольким финансовым организациям льготы, ставящие их в преимущественное положение по отношению к другим финансовым организациям, рабо-тающим на одном и том же рынке финансовых услуг.
Так, в результате проведенных конкурсов победившие страховые компании получа-ют преимущественное право на страхование объектов муниципальной собственности, переданных в пользование коммерческим организациям и физическим лицам, осуществ-ляющим страхование не за счет средств бюджета, а за счет собственных средств, в то время как любая страховая компания, имеющая лицензию на право имущественного стра-хования, имеет право заключать соответствующие договоры.
Суд первой инстанции требования городской думы удовлетворил, признав акты ан-тимонопольного органа недействительными.
При этом суд исходил из следующего.
В силу положений п. 2 ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собст-венник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему иму-щества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нару-шающие права и охраняемые законом интересы других лиц.
Определение порядка страхования муниципального имущества обусловлено интере-сом собственника имущества в обеспечении его сохранности и вытекает из полномочий собственника, определенных законом.
Суд апелляционной инстанции решение отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал по следующим основаниям.
В рассматриваемом случае оплата услуг страховых организаций осуществлялась за счет средств физических и юридических лиц, являющихся пользователями муниципаль-ного имущества, в то время как ст. 13,14 названного Закона определено, что отбор финан-совых организаций путем проведения открытого конкурса производится лишь тогда, ко-гда такие организации привлекаются для осуществления отдельных операций со средст-вами соответствующего бюджета.
Кроме того, положение о проведении открытого конкурса в качестве конкурсного условия определяло не цену финансовой услуги, а надежность организаций-страховщиков. В связи с этим интересы пользователей муниципального имущества, непо-средственно осуществляющих оплату услуг по договору страхования и являющихся по-требителями финансовых услуг, нарушались, поскольку такие лица не принимали участия в определении условий проведения конкурсов и не могли заключать договоры с иными организациями-страховщиками, присутствующими на рынке финансовых услуг.
 Учитывая изложенное, представительный орган местного самоуправления был не вправе принимать рассматриваемое положение, поскольку его нормы ограничивают по-требителям финансовых услуг выбор финансовых организаций, которые их предоставля-ют, а также ставят некоторые финансовые организации в преимущественное положение перед другими организациями, работающими на одном и том же рынке финансовых ус-луг.
Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-4351/06-С1).


5. Отказ органа местного самоуправления в заключении с хозяйствующим субъектом договора на перевозку пассажиров по маршрутам муниципального обра-зования, мотивированный необходимостью обеспечения безопасности пассажиров, не может быть расценен как необоснованное воспрепятствование осуществлению деятельности хозяйствующего субъекта.

 дело № А60-6371/04-С5



Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения администрации города об отказе в эксплуатации автобусов старше 1995 года выпуска по одному из автобусных маршрутов данного муни-ципального образования.
Суд первой инстанции решение администрации признал недействительным, руководствуясь ст. 7 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», согласно которой органам государственной власти и местного самоуправления запрещается необоснованно препятствовать осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере.
Суд апелляционной инстанции решение отменил и в удовлетворении заявленных требований отказал в связи со следующим.
В соответствии с п.п. 20 п. 2 ст. 6 Федерального закона от 28.08.1995 № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в ведении органов местного самоуправления находятся вопросы по организации транспортного обслуживания населения и учреждений.
Статьей 72 Закона Российской Федерации от 06.07.1991 № 1550-1 «О местном само-управлении в Российской Федерации» предусмотрены полномочия городской админист-рации в области строительства, транспорта и связи, согласно которой городская админи-страция, в том числе, руководит транспортными предприятиями и организациями, нахо-дящимися в муниципальной собственности, осуществляет контроль за работой иных транспортных предприятий и организаций, обслуживающих население города, утверждает маршруты и графики движения местного транспорта, привлекает на договорных началах к транспортному обслуживанию населения предприятия и организации, действующие на территории города, обеспечивает учет автомобилей и других видов механических транспортных средств в городе.
Федеральный закон от 10.12.1995 №196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» устанавливает основные принципы обеспечения безопасности дорожного движения.
Согласно п. 4 ст. 6 Закона органы местного самоуправления в пределах своей компе-тенции самостоятельно решают вопросы обеспечения безопасности дорожного движения.
В исполнение данных норм администрацией города было принято решение о заклю-чении договоров по перевозке пассажиров на рентабельные автобусные маршруты с хо-зяйствующими субъектами, которые имеют наиболее новые автобусы.
С учетом данного решения администрация города отказала предпринимателю в удовлетворении заявки на обслуживание пассажирских перевозок, поскольку у одного из транспортных предприятий города, также подавшего заявку, имелись более новые авто-бусы, чем у предпринимателя, с большей вместимостью и комфортностью.
Принимая оспариваемое решение, администрация города исходила из необходимо-сти обеспечения безопасности жителей муниципального образования, в связи с чем действия администрации не могут быть расценены как необоснованное препятствие в осуществлении предпринимательской деятельности.


6. Исключение из технического задания на проведение конкурса на приобретение товаров (работ, услуг) для государственных (муниципальных) нужд отдельных видов товаров без указания конкретного производителя, товарного знака либо иной информации, позволяющей индивидуализировать потенциального участника кон-курса (выполняемые им работы), не является ущемлением интересов конкретного хозяйствующего субъекта и не имеет цели ограничения конкуренции.

дело № А60-40011/05-С10

  Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заяв-лением о признании незаконными действий областного управления Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации, выразившихся в отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства городской администрацией.
Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказал, не установив признаков нарушения антимонопольного законодательства в действиях городской администрации.
Данный вывод был сделан в связи со следующим.
Городской администрацией для нужд здравоохранения был объявлен конкурс на вы-полнение работ по монтажу, наладке и запуску в эксплуатацию пожарно-охранной сигна-лизации в лечебных учреждениях города. В соответствующем техническом задании было указано, что требуется установка пожарных извещателей, за исключением некоторых мо-дификаций.
Общество являлось производителем, в том числе, пожарных извещателей именно тех модификаций, которые исключены администрацией из технического задания.
Посчитав, что указанными требованиями его поставили в неравное положение с другими производителями пожарных извещателей, общество обратилось в управление с требованиями о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства в отношении городской администрации.
Статьей 7 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической дея-тельности на товарных рынках» запрещается, в том числе, органам местного самоуправ-ления принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятель-ность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности от-дельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют или могут иметь недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.
При проведении конкурса городская администрация не выступала в качестве власт-ного органа, наделенного полномочиями по совершению каких-либо действий, направ-ленных на регулирование деятельности хозяйствующих субъектов.
Следовательно, в рассматриваемой ситуации городской администрации не может быть вменено нарушение правил ст. 7 Закона.
Суд апелляционной инстанции, оставляя решение суда в силе, указал следующее.
Абзац 5 п. 1 ст. 9 Закона установлено, что при проведении торгов на право заклю-чить государственный или муниципальный контракт на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд не допускается не-обоснованное ограничение доступа к участию в торгах.
Исключение из технического задания на проведение такого конкурса отдельных ви-дов товаров без указания конкретного производителя, товарного знака либо иной инфор-мации, позволяющей индивидуализировать потенциального участника конкурса (выпол-няемые им работы), не направлено на ущемление интересов конкретного хозяйствующего субъекта и не имеет цели ограничения конкуренции.
 Судебные акты оставлены в силе судом кассационной инстанции (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-6694/06-С1) .


7. Проведение открытого конкурса при отборе финансовых организаций, при-влекаемых для осуществления операций с бюджетными средствами, является не правом, а обязанностью органа местного самоуправления.

 дело № А60-35880/2006-С2


Прокурор субъекта Российской Федерации обратился в арбитражный суд к Финан-совому отделу администрации муниципального образования и банку с иском о признании недействительным договора банковского счета, заключенного между ответчиками в феврале 1998 года.
Суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказал в связи с истечением срока исковой давности. Вместе с тем, судом было указано следующее.
В соответствии с п. 1, 3 ст. 13 Федерального закона от 25.09.1997 № 126-ФЗ «О фи-нансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления выполняют функции по организации местных финансов во взаимодейст-вии с финансово-кредитными организациями, действующими как на территории соответ-ствующего муниципального образования, так и за ее пределами. Органы местного само-управления в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, и законодательством субъектов Российской Федерации, вправе выбирать из числа банков уполномоченный банк путем проведения открытого конкурса.
В ст. 9 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятель-ности» урегулированы отношения между кредитной организацией и государством. Со-гласно указанной норме права (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) кредитная организация вправе осуществлять операции со средствами бюджета и расчеты с ними по специально заключаемому на конкурсной основе договору.
В ст. 13 Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» установлен порядок отбора финансовых организаций, привлекаемых для осуществления отдельных операций со средствами соответствующего бюджета, согласно которому пере-чень таких организаций определяется путем проведения открытого конкурса или откры-того аукциона.
Таким образом, проведение конкурса в рассматриваемой ситуации являлось обяза-тельным.  
Довод ответчиков о том, что проведение открытого конкурса в силу ст. 13 Федераль-ного закона «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» является правом органа местного самоуправления, а не обязанностью, судом отклонены.
Положения указанной нормы о наличии у органов местного самоуправления права выбирать из числа банков уполномоченный банк путем проведения открытого конкурса, не противоречат приведенным выше положениям вышеуказанных нормативных актов об обязательном проведении конкурса при отборе кредитных организаций. В ст. 13 Закона также указано, что данные права органа местного самоуправления осуществляются в по-рядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации, которое в свою оче-редь, устанавливает обязательность проведения конкурса.
Суд кассационной инстанции оставил судебный акт без изменения (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-4747/07-С5).


8. Передача государственным органом в аренду хозяйствующему субъекту зе-мельных участков, определенных в установленном порядке для организации улич-ной торговли, повлекла ограничение, устранение конкуренции и ущемление интере-сов хозяйствующих субъектов, занимающихся уличной торговлей на территории со-ответствующего муниципального образования.

дело А60-11416/2006-С2

Областное управление Федеральной антимонопольной службы Российской Федера-ции обратилась в арбитражный суд к Министерству по управлению государственным имуществом субъекта Российской Федерации и индивидуальному предпринимателю с иском о признании недействительными нескольких договоров аренды земельных участков.
Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, исходил из того, что Ми-нистерство по управлению государственным имуществом субъекта Российской Федера-ции было не вправе распоряжаться спорными земельными участками, относящимися к землям поселений.
Кроме того, признавая сделки недействительными, суд первой инстанции указал, что при их совершении было нарушено законодательство о конкуренции.
Данный вывод суд обосновал следующим.
В соответствии со ст. 8 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополи-стической деятельности на товарных рынках» запрещается заключение в любой форме соглашений или осуществление согласованных действий федеральных органов исполни-тельной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, орга-нов местного самоуправления между собой либо между ними и хозяйствующим субъек-том, в результате которых имеются или могут иметь место недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов, в том числе соглашения или согласованные действия, которые приводят или могут привести к:
- повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов);
- разделу рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров либо по кругу продавцов или покупателей (заказчи-ков);
- ограничению доступа на рынок или устранению с него хозяйствующих субъектов.
Для целей применения указанной нормы имеет значение тот факт, что согласованные действия вышеуказанных субъектов повлекли недопущение, ограничение, устранение конкуренции. При этом не имеет значения, совершались ли согласованные действия в рамках действующего законодательства или были противоправными, а также наличие и форма вины.
По договору купли-продажи муниципальное образование продало индивидуальному предпринимателю комплекс недвижимого имущества - городской рынок розничной торговли.
Затем, по спорным договорам аренды Министерство по управлению государствен-ным имуществом субъекта Российской Федерации передало в пользование тому же инди-видуальному предпринимателю сроком на 10 лет несколько земельных участков, входив-ших в состав земель, определенных органом местного самоуправления для организации уличной торговли. При этом отведение земельных участков для осуществления свободной уличной торговли было произведено органом местного самоуправления до заключения названных договоров.
Предоставление министерством в аренду предпринимателю названных земельных участков при наличии в его собственности земельного участка под торговым рынком, также предназначенного для организации уличной торговли, фактически привело к огра-ничению конкуренции, ущемлению интересов предпринимателей, осуществляющих уличную торговлю в специально отведенных для этого местах. Это выразилось в бескон-трольном повышении платы за торговое место, взимаемой ответчиком с других предпри-нимателей по соответствующим договорам аренды.
Таким образом, согласованные действия ответчиков по заключению этих договоров привели к ограничению, возможному устранению конкуренции и ущемлению интересов хозяйствующих субъектов, занимающихся уличной торговлей на территории соответст-вующего муниципального образования.
Данные выводы были признаны правильными судами апелляционной и кассацион-ной инстанций (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-1090/07-С6).


 9. Непредставление в антимонопольный орган информации о деятельности хозяйствующего субъекта не образует состава правонарушения по ч. 2 ст. 19.8 КоАП РФ в том случае, когда такая информация была истребована вне рамок проверки соблюдения законодательства о конкуренции.  

 дело № А60-33868/2004-С5


Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с заяв-лением о признании незаконным постановления областного Управления федеральной антимонопольной службы Российской Федерации о привлечении общества к административной ответственности по ч. 2 ст. 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Основанием для привлечения общества к указанной ответственности послужили следующие обстоятельства.
В адрес антимонопольного комитета поступило заявление от сторонней организации с просьбой проанализировать ценовую политику предприятий металлургического комплекса, выпускающих арматуру и сортовой металл для нужд строительного комплекса, с целью выявления ценового сговора между ними.
В связи с данным заявлением в адрес общества управлением был направлен запрос о предоставлении информации об экономических показателях производства названной продукции, датах изменения цен на нее.
Обществом в предоставлении запрошенной информации было отказано, что послу-жило основанием для вынесения оспариваемого постановления.
При рассмотрении данного дела суды первой, апелляционной и кассационных ин-станций пришли к выводу об отсутствии в действиях общества состава вменяемого ему правонарушения.
При этом указано следующее.
Частью 2 ст. 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонару-шениях предусмотрена ответственность за непредставление в федеральный антимоно-польный орган сведений (информации), если представление таких сведений (информации) является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации.
 Представление информации в обязательном порядке предусмотрено ст. 17, 18 Зако-на РСФСР «О конкуренции и ограничений монополистической деятельности на товарных рынках», перечень которой является исчерпывающим.
Информация, запрошенная управлением в рассматриваемом случае, не входит в ука-занный перечень.
Кроме того, силу п. 5 ст. 12 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монопо-листической деятельности на товарных рынках» антимонопольный орган вправе прово-дить проверку соблюдения антимонопольного законодательства хозяйствующими субъек-тами, получать от них необходимые документы и информацию, объяснения в письменной и устной формах.
Статьей 13 Закона регламентируется право доступа к информации, из смысла кото-рой следует, что сотрудники антимонопольного органа в целях выполнения возложенных на них функций на основании решения о проведении проверки руководителя антимоно-польного органа имеют право получить необходимые документы и информацию. При этом коммерческие и некоммерческие организации (их руководители) обязаны по требо-ванию антимонопольного органа представлять достоверные документы, письменные и устные объяснения и иную информацию, необходимую для осуществления антимоно-польным органом его законной деятельности (ст. 14 Закона).
Между тем, заявление сторонней организации, обращенное в антимонопольный ор-ган, не содержало указания на конкретное лицо, деятельность которого должна быть про-верена. Решения о проведении проверки соблюдения хозяйствующим субъектом антимо-нопольного законодательства в отношении общества руководителем управления не при-нималось.
Таким образом, запрашиваемая антимонопольным органом информация не была обя-зательной для представления.
Правильность данных выводов подтверждена судом апелляционной и кассационной инстанций (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа № Ф09-2049/05-С1).


10. Действовавшим до вступления в силу Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции» законодательством о конкуренции не была пре-дусмотрена обязанность получения согласия антимонопольного органа на проведе-ние сделок реорганизации, в связи с чем привлечение субъекта к административной ответственности за невыполнение данной обязанности при проведении реорганиза-ции в вышеуказанный период неправомерно.

дело №А60-9459/2007-5

 Открытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления областного управления Федеральной антимоно-польной службы Российской Федерации о привлечении к административной ответствен-ности по ч. 2 ст. 19.8 КоАП РФ.
 Основанием для вынесения данного постановления послужил факт нарушения об-ществом ч. 2 ст. 27 Федерального закона «О защите конкуренции».
 Согласно данной нормы лица, заинтересованные в осуществлении сделок, том числе по присоединению коммерческой организации к иной коммерческой организации (при наличии предусмотренных законом условий), обязаны представлять в антимонопольный орган ходатайства о даче согласия на осуществление таких сделок.
 В течение весны – лета 2006 года была произведена реорганизация общества-заявителя в виде присоединения к другому открытому акционерному обществу.
 В феврале 2007 года заявителем направлено в антимонопольный орган уведомле-ние об указанной реорганизации обществ. Вместе с тем ходатайство о согласии на совер-шение сделки в управление не представлялось.
 Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции в качестве одного из оснований для признания оспариваемого постановления незаконным указал следующее.
 Федеральный закон «О защите конкуренции» вступил в законную силу 26.10.2006. До этого момента правовое регулирование отношений, связанных с защитой конкуренции, осуществлялось Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».
Данным законом не была предусмотрена необходимость получения предваритель-ного согласия Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации на совер-шение сделки присоединения, такая сделка могла быть произведена лишь с последующим уведомлением антимонопольного органа.
На всех этапах реорганизации общество-заявитель руководствовалось действую-щим на тот период антимонопольным законодательством, а именно Законом РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках», ко-торый не предусматривал процедуру обязательного согласования.
Обязанность, возложенная данным законом на общество (уведомление антимоно-польного органа о реорганизации), была исполнена последним надлежащим образом: зая-витель направил в управление уведомление о своей реорганизации.
Таким образом, общество не могло быть привлечено к ответственности за наруше-ние правил ч. 2 ст. 27 Федерального закона «О защите конкуренции», поскольку на мо-мент реорганизации они не действовали.


Утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области 28.09.2007.





 [1] Утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области 28.09.2007.
 [2] Данный закон утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 26.07.2006 №135-ФЗ «О защите конкуренции».


 



Опубликовано: 20.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования