1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Рекомендации НКС по проблемным вопросам применения норм кодекса российской федерации об административных правонарушени-ях ОТ 07.11.2008 г.


Рекомендации НКС по проблемным вопросам применения норм кодекса российской федерации об административных правонарушени-ях ОТ 07.11.2008 г.
7 ноября 2008 г. в Арбитражном суде Свердловской области состоялось заседание Научно-консультативного совета по проблемным вопросам применения норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях[1].
Традиционно свое видение решения вынесенных на обсуждение проблем было пред-ставлено арбитражными судами Уральского округа: Семнадцатым арбитражным апелля-ционным судом, Восемнадцатым арбитражным апелляционным судом, Арбитражным су-дом Оренбургской области, Арбитражным судом Курганской области, Арбитражным су-дом Пермского края, Арбитражным судом Челябинской области, Арбитражным судом Удмуртской Республики.
В работе Научно-консультативного совета помимо его членов приняли участие от Федерального арбитражного суда Уральского округа: В. А. Лукьянов – судья, Е. Н. Сер-дитова – начальник отдела анализа и обобщения судебной практики, от Прокуратуры Свердловской области – начальник отдела по обеспечению участия прокуроров в арбит-ражном процессе С. Е. Карепанова.
Арбитражный суд Свердловской области искренне благодарен всем, кто участвует в обсуждении правоприменительных проблем, вынесенных на обсуждение Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области.
 
На обсуждение Научно-консультативного совета было вынесено пять вопросов, по каждому из которых были выработаны рекомендации.

1. Каким образом в судебном акте по делу о привлечении к административной ответственности должен быть решен вопрос об изъятых вещах, находившихся в не-законном обороте, если в их отношении не может быть применено административное наказание в виде конфискации вследствие отказа в удовлетворении требований ад-министративного органа по причине пропуска срока давности привлечения к ответ-ственности или иных процессуальных нарушений?
В силу ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ в постановлении по делу об административном право-нарушении должны быть решены вопросы об изъятых вещах и документах, а также о ве-щах, на которые наложен арест, если в их отношении не применено или не может быть применено административное наказание в виде конфискации или возмездного изъятия. При этом вещи и документы, не изъятые из оборота, подлежат возвращению законному владельцу; вещи, изъятые из оборота, подлежат передаче в соответствующие организации или уничтожению. По смыслу ч. 3 ст. 29.10 КоАП РФ под вещью, изъятой из оборота, подразумевается имущество, нахождение которого в обороте не допускается (п. 2 ст. 129 Гражданского кодекса Российской Федерации[2]).
Часть 3 ст. 29.10 КоАП РФ не устанавливает, каким образом следует решать вопрос о предметах, относящихся к объектам, не изъятым из оборота, но также подлежащих изъя-тию в силу того, что их оборот является незаконным, например, контрафактный товар или алкогольная продукция, не соответствующая требованиям ст. 25 Федерального закона от 22 ноября 1995 г. № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции».
С. П. Воронин[3] отметил, что такие вещи как контрафактный товар или алкогольная продукция, не соответствующая требованиям ст. 25 Федерального закона «О государст-венном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спирто-содержащей продукции», не могут быть возвращены лицу, у которого они были изъяты в ходе производства по делу об административном правонарушении, поскольку их оборот является незаконным.
С. Д. Хазанов[4] добавил, что действие мер обеспечения (изъятие, арест вещей) по своей временной продолжительности не может выходить за рамки производства по делу об административном правонарушении. В том случае, когда конфискация как мера адми-нистративного наказания судом не назначается, в судебном акте должен быть решен во-прос о дальнейшей судьбе изъятых вещей. Если в отношении алкогольной и спиртосо-держащей продукции, не соответствующей требованиям стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов, законом прямо предусмотрено, что такая продукция подлежит направлению на переработку или уничтожению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (ч. 12 ст. 27.10 КоАП РФ), то в отношении контрафактного товара такой нормы в КоАП РФ нет.
В. А. Лукьянов[5] обратил внимание, что в соответствии с определением Конститу-ционного Суда Российской Федерации от 15 января 2008 № 408-О-П ч. 12 ст. 27.10 КоАП РФ по своему конституционно-правовому смыслу не предусматривает возможность на-правления на переработку или уничтожения изъятой в рамках производства по делам об административных правонарушениях алкогольной и спиртосодержащей продукции, не отвечающей обязательным требованиям стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов, без судебного решения.
Ю. А. Куричев[6] считает, что в отношении контрафактного товара в судебном акте следует указывать, что он подлежит изъятию из гражданского оборота и уничтожению, передаче правообладателю по его просьбе или иным лицам для удовлетворения общест-венных интересов (например, одежда с контрафактными товарными знаками может быть передана малообеспеченным семьям, детским домам и т. п.).
Таким образом, изъятое (арестованное) имущество, находившееся в незаконном обо-роте, подлежит передаче для уничтожения, переработки, удовлетворения общественных интересов и другому использованию в зависимости от правового режима изъятых вещей (ч. 12 ст. 27.10 КоАП РФ, п. 4 ст. 1252, п. 2 ст. 1515 ГК РФ).
 
По итогам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу:
Если в ходе судебного разбирательства суд установит, что вещи, изъятые (арестован-ные) в рамках принятия мер об обеспечении производства по делу об административном правонарушении, находились в незаконном обороте, то независимо от привлечения лица к административной ответственности в судебном акте в обязательном порядке следует указывать, что:
- этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция, не соответствующие требованиям ст. 25 Федерального закона «О государственном регулировании производст-ва и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», подлежат передаче Федеральному агентству по управлению государственным имуществом для уничтожения или переработки в соответствии с постановлением Правительства Россий-ской Федерации от 11 декабря 2002 г. № 883 «Об утверждении положения о направлении на переработку или уничтожение изъятых из незаконного оборота либо конфискованных этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции»;
- контрафактный товар по усмотрению суда подлежит изъятию из гражданского обо-рота и уничтожению, передаче правообладателю по его просьбе или иным лицам для удовлетворения общественных интересов по аналогии с порядком, установленным нор-мами КоАП РФ, ГК РФ, Федеральным законом «Об исполнительном производстве», акта-ми Правительства Российской Федерации в отношении конфискованных орудий совершения и предметов административного правонарушения[7].
 
2. Каковы пределы оценки арбитражным судом протокола об административном правонарушении и других материалов при принятии к производству заявления ад-министративного органа о привлечении к административной ответственности?
Пунктом 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Феде-рации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» судам рекомендовано, что при установлении на стадии принятия заявления о привлечении к административной ответственности факта составления протокола и оформления других материалов дела не-правомочными лицами, неправильное составление протокола и оформление других мате-риалов дела либо неполноту представленных материалов, которая не может быть воспол-нена при рассмотрении дела, суд, руководствуясь ст. 29.4 КоАП РФ, выносит определение о возвращении заявления вместе с протоколом об административном правонарушении и прилагаемыми к нему документами административному органу.
При выявлении указанных обстоятельств в судебном заседании суд, руководствуясь ч. 6 ст. 205 и ч. 2 ст. 206 АПК РФ, принимает решение об отказе в удовлетворении требо-вания административного органа о привлечении к административной ответственности.
Вместе с тем остается неясным вопрос, что можно признать недостатками в оформле-нии материалов, которые могут быть устранены при рассмотрении дела. Например, можно ли отнести к устранимым недостаткам составление протокола об административном правонарушении в присутствии неуполномоченного представителя организации или ненадлежащее уведомление организации о времени и месте составления протокола и возможно ли устранение указанных недостатков путем возвращения заявления административному органу либо непосредственно в судебном заседании?
В. А. Лукьянов считает, что нет никаких препятствий для использования арбитраж-ными судами института возврата протокола и административных материалов по правилам КоАП РФ. Возврат заявления о привлечении к административной ответственности вместе с протоколом и другими административными материалами может быть применен для устранения грубых, очевидных нарушений, допущенных административным органом.
С. Д. Хазанов полагает, что арбитражный суд на стадии принятия заявления о при-влечении к административной ответственности обязан осуществлять проверку протокола об административном правонарушении с целью недопустить разрешения дела при отсут-ствии надлежащей правовой основы. При этом в обязательном порядке подлежат провер-ке:
1) полномочия должностного лица на составление протокола об административном правонарушении;
2) наличие и правильность юридической квалификации административного правона-рушения, в том числе соответствие юридической квалификации описанию события адми-нистративного правонарушения;
3) соблюдение процессуальных прав лица, в отношении которого ведется производство по делу на защиту, в том числе, присутствовать при составлении протокола, давать объяснения, знакомиться с содержание протокола, получить копию протокола и разъяснение своих прав и обязанностей; при этом лицу, не владеющему языком, на котором осуществляется производство по делу, должна быть предоставлена возможность знакомиться с содержанием протокола на родном языке;
4) наличие данных о потерпевшем, свидетелях и об иных участниках производства, при их наличии, присутствие которых в судебном заседании является обязательным для всестороннего, объективного и своевременного рассмотрения дела.
Ю. А. Куричев считает, что возврат искового заявления и приложенных к нему доку-ментов на основании ст. 129 АПК РФ происходит по формальным основаниям. Возврат же административных материалов может быть осуществлен только после их оценки су-дом, что не свойственно арбитражному процессу на стадии принятия заявления к произ-водству. Именно по этой причине институт возврата протокола и материалов административному органу арбитражными судами фактически не используется, хотя устранение недостатков в административных материалах на стадии принятия арбитражным судом заявления позволило бы в дальнейшем избежать отказа в удовлетворении заявления административного органа о привлечении к административной ответственности по процессуальным основаниям.
При реализации положений, содержащихся в п. 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопро-сах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных право-нарушениях», на практике возникают следующие трудности. Во-первых, оценка на стадии принятия к производству заявления о привлечении к административной ответственности протокола об административном правонарушении и других административных материалов должна ограничиваться лишь оценкой внешних, явных дефектов (отсутствие подписи должностного лица, квалификация деяния без указания какой-либо части статьи КоАП РФ и т. п.) без оценки доказательств по правилам гл. 7 АПК РФ, т. е. в пределах оценки, которая допускается для применения ст. 128, 129 АПК РФ. Во-вторых, глубокий и тщательный анализ документов на стадии принятия заявления к производству приведет к резкому увеличению процентов возвратов заявлений, что, несомненно, скажется на статистических показателя суда в сфере реализации принципа доступности правосудия.
 
По итогам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу:
В случае выявления на стадии принятия к производству заявления о привлечении к административной ответственности грубых, очевидных, не требующих оценки наруше-ний, допущенных административным органом при составлении протокола об административном правонарушении, суд, руководствуясь ст. 29.4 КоАП РФ, выносит определение о возвращении заявления административному органу вместе с протоколом и другими административными материалами.
 
3. На основании чего потерпевший становится участником дела об администра-тивном правонарушении: на основании процессуального документа административ-ного органа или в силу самого факта причинения вреда? Следует ли арбитражному суду по делу о привлечении к административной ответственности привлекать по-терпевшего к участию в деле в качестве третьего лица или в качестве потерпевшего, или достаточно лишь уведомить данное лицо? Если потерпевший не участвовал в арбитражном процессе по делу о привлечении к административной ответственности вправе ли он обжаловать судебный акт арбитражного суда?
В соответствии с ч. 3 ст. 25.2 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием потерпевшего. В его отсутствие дело может быть рассмотре-но лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела и если от потерпевшего не поступило ходатайство об отло-жении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.
  Согласно п. 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 июня 2004 г. № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной прак-тике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» при рассмотрении дел об административных правонарушениях потерпевший извещается о времени и месте судебного заседания. Процессуальное положение и права потерпевшего определены Ко-АП РФ.
С. П. Воронин считает, что лицо, которому причинен вред административным право-нарушением, может участвовать в арбитражном процессе в качестве потерпевшего, не-смотря на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не содер-жит такой категории лица, участвующего в деле.
С. Д. Хазанов по вопросу о том, на основании чего потерпевший становится участни-ком дела об административном правонарушении, полагает, что данные о потерпевшем могут содержаться в протоколе об административном правонарушении (ч. 2 ст. 28.2 КоАП РФ). Отсутствие в протоколе и в других административных материалах сведений о потерпевших освобождает арбитражный суд от обязанности извещать потерпевших о месте и времени рассмотрения дела, за исключением случаев, когда потерпевший непосредственно обращается в арбитражный суд с ходатайством допустить его к участию в судебном заседании. При этом необходимо учитывать, что реализация потерпевшим своих процессуальных прав и обязанностей не ставится в зависимость от того, внесены ли сведения о нем в протокол об административном правонарушении или нет. Следовательно, потерпевший вправе оспорить решение арбитражного суда по делу об административном правонарушении, даже если он не принимал участия в административном расследовании и (или) в судебном заседании.
С. А. Сушкова[8] добавила, что в п. 15 Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа, принятых по итогам заседания, состоявшегося 7-8 декабря 2005 г. указано, что при разрешении арбитражным судом дел об административных правонарушениях потерпевший может быть привлечен к участию в деле по его заявлению, по ходатайству участвующих в деле лиц или по инициативе суда в качестве заинтересованного лица. Такое лицо пользуется процессуальными правами и несет процессуальные обязанности в соответствии с ч. 2 ст. 51 АПК РФ.
 

По итогам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу:
Если в протоколе об административном правонарушении или других административных материалах дела имеются сведения о потерпевшем, то арбитражный суд по делу об административном правонарушении обязан известить его о времени и месте судебного разбирательства. При наличии соответствующего заявления, ходатайства или по инициативе суда потерпевший привлекается к участию в деле с процессуальными правами и обязанностями третьего лица (ст. 51 АПК РФ).
 
4. Подлежит ли привлечению к административной ответственности по ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, исполь-зующий нежилой фонд, находящийся в федеральной собственности, по договору аренды, заключенному без согласия собственника?
Часть 2 ст. 7.24 КоАП РФ устанавливает ответственность за использование находящегося в федеральной собственности объекта нежилого фонда без надлежаще оформленных документов.
Статьями 294, 295 ГК РФ, п. 2 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» установлен запрет на распоряжение недвижимым имуществом без согласия собственника.
Согласно одной позиции, поскольку запрет сдавать в аренду недвижимое имущество без согласия собственника адресован законодателем арендодателю – федеральному госу-дарственному унитарному предприятию, невыполнение последним этой обязанности ис-ключает ответственность арендатора.
Согласно другой позиции арендатор перед заключением договора должен убедиться в наличии разрешения собственника на использование нежилых помещений, а пренебрежение этой обязанностью свидетельствует о виновности арендатора, который в связи с этим подлежит административной ответственности.
В. А. Лукьянов отметил, что вина юридического лица в отличие от вины физического лица не имеет формы умысла и неосторожности. Юридическое лицо, использующее федеральное имущество без надлежаще оформленных документов, будет признано виновным, если будет установлено, что данным лицом не были приняты все зависящие от него меры к заключению договора аренды в соответствии с требованиями гражданского законодательства. Суду в каждом конкретном случае необходимо дать оценку всем доказательствам, подтверждающим факт наличия вины лица в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ.
Ю. А. Куричев полагает, что ограничение на распоряжение недвижимым имущест-вом, установленное для федерального государственного унитарного предприятия ст. 295 ГК РФ, не освобождает от административной ответственности арендатора при наличии его вины.
С. Е. Карепанова полагает, что арендатор перед заключением договора должен убе-диться в том, что имущество передается в аренду уполномоченным лицом, соответственно пренебрежение данной обязанностью может повлечь последствия в виде административной ответственности.
А. А. Ануфриев[9] считает, что при исследовании вопроса о виновном поведении со стороны арендатора следует разграничивать две ситуации: первая, когда согласие со сто-роны уполномоченного государственного органа на заключение договора аренды не было получено, а вторая, когда такое согласие имеется, однако заявитель полагает, что данное согласие дано неуполномоченным органом. Во втором случае суду следует с учетом конкретных обстоятельств дела исследовать вопрос – какой государственный орган обладает полномочиями на дачу согласия о передаче федерального имущества в аренду.
 
По итогам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу:
Неполучение согласия собственника на передачу федерального имущества в аренду не исключает ответственности арендатора по ч. 2 ст. 7.24 КоАП РФ за использование на-ходящегося в федеральной собственности объекта нежилого фонда без надлежаще оформ-ленных документов, если административным органом будет доказано, что лицо не пред-приняло все зависящие от него меры к заключению договора аренды в соответствии с требованиями гражданского законодательства.
 
5. Какова правовая природа представления о принятии мер по устранению при-чин и условий, выявленных в процессе рассмотрения дела об административном правонарушении? По правилам какой главы 24 или 25 Арбитражного процессуаль-ного кодекса Российской Федерации рассматривается заявление об оспаривании представления административного органа?
В соответствии со ст. 29.13 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо, рассматри-вающие дело об административном правонарушении, при установлении причин админи-стративного правонарушения и условий, способствовавших его совершению, вносят в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам представление о принятии мер по устранению указанных причин и условий. Зачастую одновременно с оспариванием постановления о привлечении к административной ответственности оспаривается представление административного органа.
Необходимо отметить, что представление может быть вынесено по материалам не-скольких дел об административных правонарушениях и не только в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности. В связи с этим возникает вопрос о правовой природе этого акта и о порядке его оспаривания.
С. Д. Хазанов считает, что представление административного органа, вынесенное в порядке ст. 29.13 КоАП РФ, является ненормативным правовым актом, поскольку адресо-вано конкретному лицу и содержит обязательные предписания, за невыполнение которых лицо может быть привлечено к административной ответственности по ст. 19.6 КоАП РФ.
Таким образом, в случае если представление административного органа адресовано лицу, в отношении которого не ведется производство по делу об административном пра-вонарушении или в случае если лицо, привлеченное к административной ответственности, оспаривает только представление об устранении причин и условий совершения административного правонарушения, не обжалуя при этом постановление о привлечении к административной ответственности, то такое представление может быть оспорено в порядке, установленном гл. 24 АПК РФ.
 
По итогам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу:
Представление о принятии мер по устранению причин и условий, выявленных в про-цессе рассмотрения дела об административном правонарушении, вынесенное административным органом или должностным лицом в порядке ст. 29.13 КоАП РФ, может быть оспорено по правилам гл. 24 АПК РФ, если это оспаривание не связано с оспариванием постановления по делу об административном правонарушении.
 
 
Председатель суда И.В. Решетникова

[1] Далее – КоАП РФ.
[2] Далее – ГК РФ.
[3] Воронин С. П. – председатель судебного состава Арбитражного суда Свердловской об-ласти.
[4] Хазанов С. Д. – заведующий кафедрой административного права Уральской государст-венной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент.
[5] Лукьянов В. А. – судья Федерального арбитражного суда Уральского округа.
[6] Куричев Ю. А. – заместитель председателя Арбитражного суда Свердловской области – председатель административной коллегии, кандидат юридических наук.
[7] Так, согласно ч. 3 ст. 32.4 КоАП РФ, если конфискованные экземпляры произведений и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения, и иные орудия совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ, были изъяты в соответствии со ст. 27.10 КоАП РФ или арестованы в соответствии со ст. 27.14 КоАП РФ, то их уничтожение или передача производится судьей или по его поручению органом, должностное лицо которого произвело изъятие или арест.
[8] Сушкова С. А. – заместитель председателя судебного состава Арбитражного суда Сверд-ловской области.
[9] Ануфриев А. А. - председатель судебного состава Арбитражного суда Свердловской об-ласти



 



Опубликовано: 17.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования