1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

РЕКОМЕНДАЦИИ УТВЕРЖДЕНЫ на заседании президиума Седьмого арбитражного апелляционного суда от «26» сентября 2008 г. № 7


  РЕКОМЕНДАЦИИ УТВЕРЖДЕНЫ
  на заседании президиума Седьмого  
  арбитражного апелляционного суда
  от «26» сентября 2008 г. № 7


Обобщение судебно-арбитражной практики по теме:
Налоговая выгода, понятие и практика ее применения

В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2008 года сектором анализа, обобщения судебной практики, за-конодательства и статистики совместно с судьями Седьмого арбитражного апелляционного суда изучена практика, связанная с рассмотрением споров по поводу обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды в 2008 году, проанализирована практика судов, входящих в состав Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.
Дела, связанные с применением налоговой выгоды, достаточно часто встречаются в арбитражной практике. Это заявления о признании недействительными решений налоговых органов «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения», «Об отказе в привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения», которые нередко выступают в качестве способов ухода налогоплательщика от уплаты налоговых платежей либо получения необоснованного возмещения налога из бюджета.
Необходимость в проведении обобщения судебно - арбитражной практики данной категории споров возникла в связи с опубликованием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитраж-ными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее Постановление Пленума ВАС РФ № 53), которое в силу пункта 2 ст. 13 ФКЗ РФ от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» носит для арбит-ражных судов обязательный характер.
Целью настоящего обобщения является анализ того, как правоприменительная практика восприняла новые правовые положения, изложенные в Постановлении Пленума ВАС РФ № 53.
В связи с изложенным, в процессе обобщения соответствующей практики выявле-ны различные позиции судей при разрешении споров, связанных с применением налого-вой выгоды, а также проблемы правоприменения, которые нуждаются в решении, в целях обеспечения единообразной судебной практики. Подходы к разрешению некоторых из данных проблем, наиболее важных и принципиальных, и предлагаются в настоящем обобщении.

1. Образование нового понятия «налоговая выгода» за пределами терминов и определений налогового законодательства

Возможность легального возмещения налога из государственной казны породила многочисленные схемы налоговой оптимизации, основанные на создании видимости ре-альных хозяйственных операций. Наличие в действиях налогоплательщика применения данных схем ранее признавалось обстоятельствами, свидетельствующими о недобросове-стности налогоплательщика.
Впервые вопрос об обоснованности возникновения налоговой выгоды был затро-нут в Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.1998 № 24-П и получил разви-тие в Определении КС РФ от 25.07.2001 № 138-0. Этим Определением впервые было вве-дено понятие «недобросовестный налогоплательщик», которое затем стало весьма широко применяться налоговыми органами, полагающими, что определенные действия организаций могут быть направлены не на достижение экономической выгоды, а лишь на возмещение из бюджета сумм налогов либо на уход от налогообложения. В связи с отсутствием четких критериев, на основании которых суды оценивали бы действия юридических лиц, находящихся на грани или за гранью нарушения налогового законодательства было принято Постановление Пленума ВАС РФ № 53, которое в целях обеспечение единообразия судебной практики при оценки арбитражными судами доказательств обоснованности возникновения налоговой выгоды у налогоплательщика, разъяснило, какие обстоятельства могут свидетельствовать о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, а какие - нет.
Вместо оценочного термина «недобросовестный налогоплательщик» Постановле-ние Пленума ВАС РФ № 53 ввело новое понятие - «налоговая выгода», которое отсутст-вует в законодательстве о налогах и сборах РФ.
Под налоговой выгодой для целей Постановления Пленума ВАС РФ № 53 понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Из анализа определения налоговой выгоды можно сделать вывод, что данное опре-деление указывает лишь на механизм образования налоговой выгоды, то есть приводит перечень действий налогоплательщика, в результате которых она образуется, но не рас-крывает суть понятия.
Представляется, что понятие налоговой выгоды соотносится с таким понятием как «экономическая выгода».
Доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду мож-но оценить, и определяемая в соответствии с главами «Налог на доходы физических лиц», «Налог на прибыль организаций» настоящего Кодекса (ст. 41 НК РФ).
Следовательно, экономическая выгода - это доход, прибыль, которая подлежит об-ложению налогом.
Таким образом, налоговая выгода появляется только после обложения налогом экономической выгоды.
В Постановление Пленума ВАС РФ № 53 говорится, что налоговая выгода возни-кает у налогоплательщика в случае уменьшения налоговой обязанности посредством раз-личных действий, перечень которых не является исчерпывающим.
Статьей 23 НК РФ установлен перечень основных обязанностей налогоплательщи-ка (плательщика сбора), и одна из них - уплачивать законно установленные налоги (сбо-ры). Следовательно, уменьшение налоговой обязанности будет означать уменьшение раз-мера налога, подлежащего уплате в соответствующий бюджет.
Учитывая изложенное, налоговая выгода определяется действиями налогоплатель-щика по оптимизации налогообложения, поскольку цель последней состоит в уменьшении размера уплачиваемых налогов. В зависимости от действий налогоплательщика налоговая выгода признается обоснованной или необоснованной.
При этом получение налоговой выгоды само по себе не является противоправным деянием, свидетельствующим о недобросовестности налогоплательщика.
В силу абзаца п.1 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 представление налого-плательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоправны.
В соответствии с п.1 Постановления Пленума ВАС РФ № 53, судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплатель-щиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим, предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.
Налоговый орган должен доказать наличие необоснованной налоговой выгоды, а не налогоплательщик ее отсутствие (п.2 Постановления Пленума ВАС РФ № 53). Однако, не все суды придерживаются этого правила.
В качестве примера представляет интерес постановление Президиума ВАС РФ от 27марта 2007 г. № 15251/06.
ИП Алешин В.Ф. обратился в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлени-ем о признании недействительным решения МИФНС № 11 по Республике Татарстан о привлечении налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, за неуплату НДС и о взыскании налога.
Инспекцией предъявлено встречное требование о взыскании с налогоплательщика штрафа за неуплату налога на добавленную стоимость.
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан заявление предпринимателя оставлено без удовлетворения, встречное заявление инспекции удовлетворено.
Федеральный арбитражный суд Поволжского округа своим постановлением оставил без изменения решение суда первой инстанции.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды не согласились с доводом налогоплательщика о применении налогового вычета в связи с уплатой этой суммы налога поставщику товара, сославшись на представление поставщиком декларации, не содержащей сведений о реализации продукции, не перечисление поставщиком в бюджет суммы налога, указание в счетах-фактурах места нахождения поставщика, не соответствующего действительности, отсутствие доказательств, подтверждающих уплату предпринимателем суммы налога поставщику.
Постановлением Президиума ВАС РФ от 27 марта 2007 г. № 15251/06 оспаривае-мые судебные акты отменены. При этом Президиум ВАС РФ указал, что в соответствии с п. 1, 2 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные этой статьей налоговые вычеты. В частности, вычетам подлежат суммы, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.
Документы, опровергающие утверждение налогоплательщика об уплате налога обществу, налоговым органом не представлены, нет объяснений лица, подписавшего квитанции к приходным кассовым ордерам, о приеме денег от предпринимателя, и доказательств причин невозможности их получения.
Вывод судов об отсутствии общества по месту регистрации сделан без ссылок на конкретные доказательства и противоречит утверждениям судов о представлении обще-ством налоговой декларации.
Иные доказательства, которые бы свидетельствовали о том, что предприниматель не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе поставщика, опреде-лении способа расчета за полученный от него товар, отсутствуют.
Представляется, что постановление Президиума ВАС РФ является законным. Налогоплательщик вправе, но не обязан доказывать обоснованность своей налоговой вы-годы, а налоговые органы, напротив, должны доказать ее необоснованность. И если налоговые органы не смогут предъявить доказательства необоснованности получения налоговой выгоды, то никакие неблагоприятные для налогоплательщика последствия наступить не должны.
Аналогичные выводы Президиума ВАС РФ изложены в ряде других постановле-ний, в частности в постановлениях: № 3946/06 от 20.06.06 г.; № 2236/07 от 10.07.07 г.; № 4592/07 от 11.09.07 г.
Анализ практики рассмотрения Седьмым арбитражным апелляционным судом на-логовых споров, показал, что апелляционный суд правильно применяет п. 1, 2 Постанов-ления Пленума ВАС РФ № 53.
Так, ООО «Сибиконт» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с за-явлением о признании недействительным решения ИФНС России по Центральному рай-ону г. Новокузнецка Кемеровской области о частичном отказе в возмещении сумм НДС за октябрь 2006 г.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области решение ИФНС России по Центральному району г. Новокузнецка Кемеровской области признано недействительным. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что налоговый орган не представил надлежащих доказательств наличия в действиях заявителя и его контрагентов согласованности, бесспорно свидетельствующих о том, что организации совершали сделки без намерения создать соответствующие им правовые последствия и только для получения налоговой выгоды.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда решение суда пер-вой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционный суд указал, что налоговые органы призваны контролировать правильность исчисления и своевременность уплаты налогов без вмешательства в гражданско-правовые отношения сторон по договорам. Наличие обстоятельств, которые были положены налоговым органом в основу обжалуемых решений при отсутствии доказательств недобросовестности покупателя, не является обстоятельством, влекущим отказ в применении вычетов НДС, уплаченного в стоимости товара поставщику или услуг.
Кроме того, апелляционный суд пояснил, что полномочия налоговых органов, предусмотренные статьями 88 и 101 НК РФ носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов при осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений, налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.
Соответственно, налогоплательщик вправе предполагать, что если налоговый ор-ган не обращается к нему за объяснениями или документами, подтверждающими декла-рируемые налоги, то у налогового органа нет сомнений в правильности уплаты налогов. Иное означало бы нарушение принципа определенности и вело бы к произволу налоговых органов.
Думается, что постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда является законным и обоснованным. Доказательств того, что общество действовало без должной осмотрительности и осторожности, и ему было или должно было быть известно о нарушениях, допущенных его контрагентами, и что деятельность заявителя сознательно направлена на совершение операций по неправомерному получению налоговой выгоды, в суд первой инстанции налоговым органом не представлено. Доводы налогового органа о фиктивности хозяйственных операций между заявителем и контрагентами документально не подтверждены.
По смыслу взаимосвязанных положений частей 3 и 4 статьи 88 и пункта 1 статьи 101 НК РФ, в случае обнаружения при проведении камеральной налоговой проверки налоговых правонарушений налоговые органы не только вправе, но и обязаны требовать от налогоплательщика представления объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов, а также заблаговременно уведомлять его о дате и месте рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки руководителем (заместителем руководителя) налогового органа.
Таким образом, концепция налоговой выгоды строится на презумпции добросове-стности налогоплательщика, которую налоговый орган вправе опровергнуть, доказав необоснованное возникновение налоговой выгоды у налогоплательщика.
Одним из способов обеспечения таких доказательств является, указанное в вы-шеприведенном примере, право налогового органа, в соответствии со ст. 88 и 101 НК РФ затребовать в рамках налогового контроля у налогоплательщика дополнительные доку-менты, сведения, объяснения для проверки правильности и полноты уплаты налогов.
Вместе с тем, согласно абзацу 2 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.12.2007 г. № 65 налоговый орган не вправе отказать налогоплательщику в вычете по НДС по мотиву недоказанности им правомерности применения налоговых вычетов, не истребовав и не проверив необходимые документы, определенные ст. 172 НК РФ.
Однако, анализ судебно-арбитражной практики показал, что суды, оценивая одни и те же доказательства, предоставленные налоговым органом в подтверждение получе-ния налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, по-разному решают вопрос, касающийся относимости, допустимости и достоверности таких доказательств.
Показателен в этом плане следующий пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ООО «Топкинефтесбыт» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением к МИФНС № 6 по Кемеровской области г. Топки о признании недействительным решения «О привлечении к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения» (Дело № Ф04-2384/2008(3544-А27-25) от 21.05.08 г.).
Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апел-ляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. Удовлетворяя требования заявителя, арбитражные суды обеих инстанций, проанализировав нормы материального права во взаимосвязи с представленными в материалы дела доказательствами исходили из того, что налоговым органом не представлено бесспорных доказательств, свидетельст-вующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, осведом-ленности налогоплательщика о нарушениях ООО «Интерстейт» в сфере налогообложе-ния, а равно наличие в представленных налогоплательщиком документах, подтверждаю-щих понесенные расходы и налоговые вычеты, недостоверных сведений, в связи с чем пришли к выводу, что налогоплательщик правомерно учел в расходах затраты по приобретению покупных товаров (горюче-смазочных материалов), а также применил налоговые вычеты по НДС по спорным операциям.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа принятые судебные акты отме-нены, дело направлено на новое рассмотрение. При этом кассационная инстанция указала, что арбитражный суд первой инстанции необоснованно не принял в качестве допустимого доказательства объяснения руководителя ООО «Интерстейт» Ловчева А.И., указав на то, что данное доказательство получено с нарушением действующего законодательства (Закона Российской Федерации «О милиции», Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»), а также без подтверждения результатами налогового контроля в порядке статей 90, 99 НК РФ. Однако, исходя из п. 3 ст. 82 НК РФ объяснения лиц, полученные сотрудником оперативно-розыскной части УВД по Калужской области, в соответствии с частью 2 статьи 64 АПК РФ могут быть представлены суду налоговым органом в качестве доказательств по делу.
Кроме того, арбитражный суд первой инстанции также не принял в качестве дока-зательства акт почерковедческой экспертизы, согласно которому подписи от имени Ловчева А.И., изображения которых расположены в копиях документов ООО «Интерстейт», представленных на исследование (договоры поставки нефтепродуктов, счета-фактуры, акты приема-передачи нефтепродуктов, товарные накладные), выполнены не самим Ловчевым А.И, а другим лицом. При этом суд исходил из того, что данный акт экспертизы не может быть принят судом в качестве надлежащего доказательства ввиду наличия при проведении экспертизы нарушений требований Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно- экспертной деятельности в Российской Федерации», Приказа МВД от 14.01.2005 № 21 «Об аттестации экспертов на право самостоятельного производства судебных экспертиз и о порядке пересмотра их профессиональной подготовки».
Противоположной точки зрения придерживается ФАС Западно-Сибирского округа при рассмотрении ряда других дел.
Так, по делу № 004-9750/2005(18846-А75-37) от 23 января 2006 г. ФАС Западно-Сибирского округа занял позицию, согласно которой материалы, полученные органами внутренних дел в ходе оперативно-розыскных мероприятий и переданные налоговым ор-ганам, могут служить лишь основанием для проведения налоговыми органами мероприя-тий налогового контроля, предусмотренных гл. 14 НК РФ. Следовательно, налоговый орган не может ссылаться на свидетельские показания, полученные сотрудниками органов внутренних дел. Решение налогового органа должно основываться только на тех доказательствах (сведениях), которые получены и исследованы в рамках мероприятий налогового контроля.
Похожего мнения придерживается ФАС Северо-Западного округа по делу № А56-9742/2005 от 10 февраля 2006 г., в котором говорится, что ссылки налогового органа на материалы, полученные органами внутренних дел в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и переданные налоговому органу, обоснованно признаны недо-пустимым доказательством. Они могут служить лишь основанием для проведения налоговыми органами мероприятий налогового контроля, предусмотренных гл. 14 НК РФ. Эти материалы недостаточны для принятия налоговым органом решения, поскольку такое решение должно основываться только на тех доказательствах (сведениях), которые получены и исследованы в рамках мероприятий налогового контроля.
Представляется, что, оценивая доказательства по делу, необходимо исходить из со-вокупности всех обстоятельств дела, недопустимыми в налоговых спорах могут быть признаны доказательства, хотя и подтверждающие или опровергающие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, но не предусмотренные законо-дательством о налогах и сборах для установления конкретных обстоятельств дела; доказа-тельства, не положенные налоговым органом в обоснование принятого им и оспариваемого обязанным субъектом налогового правоотношения решения, действия (бездействия) налогового органа (если на них не ссылается заявитель как на основания своих требований); доказательства, полученные за пределами конкретной налоговой проверки.
Одним из способов уменьшения налоговой обязанности в силу Постановления Пленума ВАС РФ № 53 является уменьшение налоговой базы. В соответствии с п. 1 ст.53 НК РФ налоговая база представляет собой стоимостную, физическую или иную характе-ристики объекта налогообложения.
Согласно п.1. ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибыль как объект налогообложения появляется только после уменьшения полученных налогоплательщиком доходов на понесенные расходы. Таким образом, действия налогоплательщика по уменьшению полученных доходов на понесенные расходы направлены на формирование прибыли, то есть объекта налогообложения.
Возможность налогоплательщика повлиять на размер налоговой базы путем вклю-чения в расходы различных затрат породила включение налогоплательщиком в расходы необоснованных затрат.
В соответствии со ст. 265 НК РФ расходами признаются обоснованные и докумен-тально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Документально подтвержденными расходами являются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации либо в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
Из вышеуказанных норм усматривается, что критерии определения обоснованно-сти расходов и экономической оправданности затрат налоговым законодательством не установлены, в связи с чем, налоговые органы и арбитражные суды, определяя экономическую оправданность расходов, исходят из конкретных обстоятельств дела.
Анализ судебно-арбитражной практики показал, что одним из условий экономиче-ской оправданности понесенных расходов является их связь с получением дохода или снижением в дальнейшем расходов. При этом экономическая обоснованность осуществ-ленных налогоплательщиком затрат определяется не фактическим получением доходов в конкретном отчетном периоде, а направленностью таких расходов на получение дохода, то есть обусловленностью экономической деятельности налогоплательщика.
Так, Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 12 декабря 2007 г. № Ф04-8399/2007(40777-А46-37) решение суда первой инстанции и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения. Кассационная инстанция указала, что положения законодательства о налогах и сборах, содержащиеся в ст. 252 НК РФ, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли. Кроме того, глава 25 НК РФ регулирует налогообложение прибыли организаций и устанавливает в этих целях определенную соотносимость доходов и расходов и связь последних именно с деятельностью организации, направленной на извлечение прибыли.
В постановлении от 12 февраля 2008 г. № 07АП-301/08 Седьмой арбитражный апелляционный суд, оставляя решение суда первой инстанции без изменения указал, что тот факт, что технологическая дорога неразрывно связана с осуществлением производст-венной деятельности налогоплательщика, используется исключительно в производствен-ных целях и при ее отсутствии, как одного из звеньев производственного процесса, невозможно было бы осуществлять уставную деятельность организации и как следствие, извлекать доход, является доказательством того, что произведенные обществом затраты экономически обоснованны и направлены на получение доходов, отвечают всем критериям, предусмотренным п. 1 ст. 252 Налогового кодекса Российской Федерации, является обоснованным и соответствует фактическим обстоятельствам и нормам налогового законодательства.
Учитывая позиции судов, представляется целесообразным при оценке обоснован-ности затрат исходить из того, в какой степени понесенные затраты были направлены на получение дохода.
Расходы налогоплательщика могут быть признаны необоснованными также и в случае отсутствия надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих расходы.
Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.10.2005 № 4047/05 указывается, что для применения вычетов по НДС, документы, представленные налогоплательщиком, должны отвечать установленным требованиям и содержать достоверные сведения. В воз-мещении НДС может быть отказано, если реальность произведенных сделок с оплатой поставщикам соответствующих сумм, включая НДС, налогоплательщиком не подтверждена.
В связи с изложенным представляет интерес следующий пример из практики Седь-мого арбитражного апелляционного суда.
ИП Юнусов З.З. обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании незаконным решения Инспекции ФНС России по г. Кемерово «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления НДФЛ, ЕСН и соответствующих сумм штрафа и пени; НДС и соответствующих сумм штрафа и пени.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области заявление Юнусова З.З. остав-лено без удовлетворения. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из подтвержденности и доказанности выводов налогового органа, представленными в материалах дела доказательствами, полученными в ходе выездной налоговой проверки; заполнения представленной налогоплательщиком в обоснование своих расходов по спорным поставщикам первичной документации несуществующими юридическими лицами и не принятых в качестве подтверждающих документов в соответствии со ст. 252 НК РФ; из отсутствия оснований для принятия счетов-фактур в обоснование правомерности заявленных вычетов по НДС, которые в нарушение п. 6 ст. 169 НК РФ не подписаны руководителями и главными бухгалтерами контрагентов - поставщиков и не могут служить основанием для принятия к вычету (возмещению) сумм НДС, в связи с чем, у налогового органа имелись основания для доначисления предпринимателю соответствующих сумм налогов, пени и налоговых санкции по п. 1 ст. 122 НК РФ; из правомерности включения налоговым органом затрат в состав расходов того налогового периода, в котором фактически получен доход от реализации товаров (работ, услуг) в соответствии со ст. 54 НК РФ, Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей (утверждены совместным Приказом Минфина России № 86н и МНС России № БГ-3-04/430 от 13.08.2002 г.); а равно, законности привлечения предпринимателя к налоговой ответственности по п. 2 ст. 119 НК РФ, исходя из суммы налога, подлежащей уплате в бюджет по результатам выездной налоговой проверки.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2008 г. № 07АП-44/07 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционный суд пояснил, что с учетом совокупности представленных доказательств и на основании статей 221, 237, 252, 169 НК РФ, судом первой инстанции сделан правильный вывод о правомерности действий Инспекции по доначислению предпринимателю спорных сумм налога на доходы физических лиц, НДС, единого социального налога, а также, что налоговая выгода получена заявителем вне связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности по сделкам с контрагентами, не зарегистрированными в качестве юридических лиц, не исполняющими своих налоговых обязанностей, не подтвердивших факты финансово-хозяйственной деятельности с предпринимателем, в связи с чем, не может быть признана обоснованной.
Представляется, что выводы, изложенные в судебных актах, являются правильны-ми, соответствуют нормам материального права, установленным обстоятельствам дела и исследованным судом доказательствам. Как указывалось выше, под обоснованными рас-ходами в силу ст. 252 НК РФ признаются экономически оправданные затраты, оценка ко-торых выражена в денежной форме; под документально подтвержденными расходами по-нимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с зако-нодательством Российской Федерации.
Согласно ст. 172 НК РФ, налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).
Счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупа-телем предъявленных продавцом товаров сумм налога к вычету в порядке, предусмотрен-ном главой 21 Кодекса.
В счете-фактуре должны быть указаны наименование, адрес и идентификационные номера налогоплательщика и покупателя; счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п. 5, п. 6 ст. 169 НК РФ).
Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установлен-ного пунктами 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъяв-ленных покупателю продавцом сумм налога к вычету (п. 2 ст. 169 НК РФ).
Пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 предусматривает представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных доку-ментов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.
Предпринимателем же представлены документы, содержащие недостоверные све-дения, не соответствующие вышеуказанным нормам.
Кроме того, в этом деле ярко проявилась одна системная проблема. Так, по делам, поступающим в Седьмой арбитражный апелляционный суд, а также в ФАС Западно-Сибирского округа видно, что самый распространенный случай - когда в цепочке пере-продавцов товара фигурирует контрагент-фикция. Такие фактически недействующие ор-ганизации, легко выстраиваются в цепочки для перечисления денежных средств. Как правило, одно юридическое лицо является учредителем десятков, а то и больше организаций.
В Постановлении Пленума ВАС № 53 выделяются определенные обстоятельства, которые указывают на возможное получение необоснованной налоговой выгоды посред-ством создания налогоплательщиком различных схем ведения бизнеса (п. п. 5 и 6), и пе-речисляются специальные методы для определения наличия этой необоснованной налоговой выгоды.

2. Оценка экономического смысла операций налогоплательщика как основания получения им необоснованной налоговой выгоды

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогооб-ложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыс-лом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).
Из буквального толкования текста п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 сле-дует, что при рассмотрении налоговых споров необходимо учитывать сущность и дело-вую цель хозяйственной операции. Однако ни законодательство, ни Постановление Пле-нума ВАС РФ № 53 не указывают факты, которые должны быть определяющими при вы-явлении действительного экономического смысла хозяйственной операции, не содержат критериев, определяющих различие между формой и сущностью сделки. В арбитражной практике возникают вопросы, связанные с определением действительного экономического смысла операции.
Учитывая изложенное, интерес представляет следующий пример из практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
ОАО «Центральная обогатительная фабрика «Беловская» обратилось в Арбитраж-ный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 по Кемеровской области о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части пред-ложения внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета относительно включения в налоговые вычеты сумм НДС по затратам, произведенным налогоплательщиком в январе 2007 года по договору с ОАО ПО «Сибирь-Уголь», по договору с ОАО «Белон».
Решением Арбитражного суда Кемеровской области заявление Общества удовле-творено. Удовлетворяя требование Общества в оспариваемой части, суд первой инстанции исходил из того, что предложение налогового органа внести исправления в налоговый и бухгалтерский учет нарушает права и законные интересы налогоплательщика, а право на налоговый вычет в заявленной декларации за январь 2007 года документально обосновано в соответствии с требованиями действующего законодательства.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 3 марта 2008 г. № 07АП-720/08 решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционный суд не согласился с доводами налогового органа об экономической необоснованности заявляемых в отношении контрагентов ОАО ПО «Сибирь-Уголь» и ОАО «Белово» налоговых вычетов, указав, что в материалах дела имеются многочисленные документы, свидетельствующие о реальных действиях ОАО ПО «Сибирь-Уголь» и ОАО «Белово» по выполнению заключенных договоров в области кадровой работы, работы по материально-техническому снабжению, обеспечению безопасности производственной деятельности, разработке программ развития, обслуживанию текущих платежей и так далее.
Привлечение сторонней организации для оказания информационных и консульта-ционных услуг при наличии штатных работников Общества, выполняющих идентичные функции, не противоречит действующему налоговому законодательству и не исключает направленности данных действий на достижение экономического эффекта для производственной деятельности предприятия. При разбросанности производственной деятельности Общества (Общество зарегистрировано в г. Белово Кемеровской области), а также осуществлении управленческой и консультационной деятельности в г. Новосибирске (место нахождения ОАО «Белон») оправдано с экономической точки зрения.
Представляется, что судебные акты, принятые по данному делу являются обосно-ванными. Налоговая инспекция не представила доказательств недобросовестности налогоплательщика, а значит, основания для неполучения им налоговой выгоды отсутствовали.
Кроме того, в данном деле проявилась одна основная проблема, заключающаяся в том, что налоговые органы не очень хотят доказывать содержательную часть наруше-ния, а пытаются оценить действия налогоплательщика с формальной стороны, суды же, принимая судебные акты по данному делу, исходили не из формальных признаков, а из существа сложившихся хозяйственных отношений.
Такой подход соответствует позиции Конституционного суда РФ, изложенной в Определении от 12 июля 2006 г. № 267-0, согласно которой суды должны исследовать фактические обстоятельства хозяйственной деятельности, а не ограничиваться только установлением формальных условий применения нормы.
В судебно-арбитражной практике возникают проблемы, связанные с определением деловой цели хозяйственной операции.
Согласно п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.
Проблема, связанная с определением деловой цели хозяйственной операции, также обусловлена тем, что налоговые органы, а в некоторых случаях и суды, оценивают дейст-вия налогоплательщика лишь с формальной стороны.
Интересно в этом плане постановление Президиума ВАС РФ от 20 июня 2006 г. № 3946/06.
ООО «Статус-Экспорт» обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным решения ИФНС № 30 по городу Москве об отказе в возмещении НДС за ноябрь 2004 года и об обязании инспекции возместить эту сумму путем возврата.
Решением Арбитражного суда города Москвы заявленные требования удовлетво-рены. Суд первой инстанции признал обоснованным требование общества о возмещении налога на добавленную стоимость путем возврата из бюджета, исходя из того, что ин-спекция не представила доказательств наличия у общества недоимок по налогам.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований общества отказано со ссылкой на отсутствие экономической выгоды от сделок по перепродаже товара на экспорт. При этом суд апелляционной инстанции указал, что для определения конечного результата сделки имеет значение общий размер суммы, уплаченной за товар при его приобретении, и общий размер суммы, полученной при его перепродаже, вне зависимости от того, из каких составляющих эти суммы складываются. По мнению суда апелляционной инстанции, эти обстоятельства являются достаточным основанием для отказа в возмещении обществу налога на добавленную стоимость.
Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа постанов-ление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. При этом суд кассацион-ной инстанции исходил из того, что оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели.
Постановлением Президиума ВАС РФ от 20 июня 2006 г. № 3946/06 оспариваемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций отменены, решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом Президиум ВАС РФ указал, что из смысла положений главы 25 НК РФ следует, что при исчислении прибыли налог на до-бавленную стоимость, уплаченный налогоплательщиком поставщику при приобретении товара, не должен учитываться и включаться в состав доходов и (или) расходов.
В данном случае факт реализации товара на экспорт по цене, которая ниже цены приобретения товара у российского поставщика, не означает отсутствия экономической выгоды и хозяйственного результата от заключенных обществом сделок, поскольку при расчете прибыли в стоимость приобретенного у российского поставщика товара не под-лежит включению налог на добавленную стоимость, уплаченный обществом поставщику. Кроме того, этот факт сам по себе, вне связи с другими обстоятельствами конкретного дела, не может свидетельствовать о недобросовестности общества и рассматриваться в качестве объективного признака недобросовестности.
Думается, что постановление Президиума ВАС РФ является законным и обосно-ванным. Согласно ст. 168 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг) налогоплатель-щик дополнительно к цене (тарифу) реализуемых товаров (работ, услуг) обязан предъя-вить к оплате покупателю этих товаров (работ, услуг) сумму НДС.
Исходя из статьи 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в ко-торой такую выгоду можно оценить, и определяемая (применительно к организациям) в соответствии с главой 25 Кодекса «Налог на прибыль организаций».
Как следует из ст. 247 НК РФ, прибылью в целях главы 25 Кодекса для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с этой главой Кодекса.
Пункт 1 статьи 248 Кодекса предусматривает, что при определении доходов из них исключаются суммы налогов, предъявленные в соответствии с Кодексом налогоплатель-щиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав). В силу п. 2 ст. 254 НК РФ стоимость товарно-материальных ценностей, включаемых в матери-альные расходы, исчисляется исходя из цен их приобретения (без учета сумм налогов, подлежащих вычету либо включаемых в расходы в соответствии с Кодексом).
Пунктом 19 ст. 270 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы в виде сумм налогов, предъявленных в соот-ветствии с Кодексом налогоплательщиком покупателю (приобретателю) товаров (работ, услуг, имущественных прав), если иное не предусмотрено Кодексом.
Таким образом, Президиум ВАС РФ пришел к обоснованному выводу о том, что получаемая оптовыми продавцами надбавка приблизительно равна ставке НДС, и поэтому когда такие организации возмещают НДС, создается впечатление, что они только ради этого и работали. Такие цифры образуются из-за специфики деятельности продавцов.
Аналогичную позицию занял Президиум ВАС РФ при рассмотрении ряда других дел, в частности, дел №13234/05 и №12669/05 от 28 февраля 2006 г.
Представляется, что при оценке экономического смысла операций налогоплатель-щика, арбитражным судам следует исходить из того, что законодательство РФ не требует от налогоплательщика выбора в пользу той экономической ситуации, которая влечет уп-лату максимальной суммы налога. Кроме того, в абз.2 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ указано, что возможность достижения того же экономического результата с меньшей налоговой выгодой, полученной налогоплательщиком путем совершения других преду-смотренных или не запрещенных законом операций, не является основанием для призна-ния налоговой выгоды необоснованной.
Изучение вышеуказанной судебно-арбитражной практики показало, что, оценивая экономический смысл операции налогоплательщика как основания получения им необос-нованной налоговой выгоды необходимо установить ряд обстоятельств: во-первых, совершаемая налогоплательщиком сделка должна быть не характерна для хозяйственного оборота, во-вторых, должна отсутствовать деловая цель сделки (сделка не должна быть направлена на достижение производственных задач, отсутствие прибыльности, несоответствие закону), сделка должна быть совершена в целях снижения налога.
Таким образом, судебно-арбитражной практикой сформулирована определенная позиция, согласно которой при оценке экономического смысла хозяйственной операции необходимо исходить из фактических обстоятельств хозяйственной операции, незави-симо от формальных признаков, сложившихся хозяйственных отношений.

3. Оценка реальности сделок налогоплательщика как основания получения им необоснованной налоговой выгоды

При разрешении налоговых споров по поводу обоснованности получения налого-плательщиком налоговой выгоды, актуальной является практика рассмотрения споров по оценки реальности сделок налогоплательщика как основания получения им необоснован-ной налоговой выгоды.
Пунктом 4 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 предусмотрено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.
В процессе оценки реальности сделок налогоплательщика как основания получения им необоснованной налоговой выгоды, возникает вопрос о том, какими обстоятельствами подтверждается реальность предпринимательской или иной экономической деятельности. В большинстве случаев, налоговые органы пытаются доказать, что хозяйственная операция была проведена с несуществующим либо нарушающим закон контрагентом. В качестве примера представляет интерес дело из практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
Так, ООО «Наяна» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявле-нием, уточненным в судебном заседании, к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 7 по Кемеровской области о признании недействительными решений «Об отказе в возмещении сумм налога на добавленную стоимость» и решения «О привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения» (Дело № 07АП-72/08 от 26.02.08 г.).
Основанием для принятия налоговым органам оспариваемых решений послужило нарушение Обществом статьи 165 НК РФ и п. 1, 3 ст. 172 НК РФ, выразившееся в не под-тверждении налогоплательщиком права применения налоговой ставки 0 процентов при реализации товаров на экспорт, и в предоставлении Обществом счетов-фактур, содержа-щих недостоверные сведения, а именно: подписи на них, а также в товарных накладных, не соответствуют подписи на титульных листах налоговой декларации и выполнены не Сухневым С.А., контрагент ООО «БарсКом» зарегистрирован по утерянному паспорту, по юридическому адресу общество не находится, представляет «нулевую» отчетность; отсутствие товарно-транспортных накладных, предъявление векселей на оплату другими лицами. В связи с чем, налоговый орган в соответствии со ст. 171 и п. 1, 3 ст. 172 НК РФ сделал вывод о не подтверждении налогоплательщиком права на получение возмещения НДС, в том числе суммы НДС, уплаченной при приобретении товарно-материальных ценностей.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области, заявленные требования Об-щества удовлетворены. При этом суд первой инстанции пришел к выводам о соблюдении заявителем требований главы 21 НК РФ, поскольку Обществом представлены документы, подтверждающие получение товара, принятие его на учет, оплату, дальнейшую реализа-цию на экспорт; о правомерности предъявления налогового вычета по счетам-фактурам, выставленным ООО «БарсКом» в связи с недоказанностью налоговым органом наличия недостоверной информации, содержащейся в указанных счетах-фактурах и в совокупности с иными доказательствами по делу; о недоказанности незаконности регистрации или подлога документов при регистрации ООО «БарсКом».
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда решение суда пер-вой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционный суд отклонил доводы апелляционной жалобы о неправомерности заявленных налоговых вычетов в связи с тем, что контрагент ООО «БарсКом» отсутствует по адресу, указанному в учредительных до-кументах, представляет в налоговый орган «нулевую отчетность», поскольку данные об-стоятельства не являются в соответствии с Налоговым кодексом РФ основанием для отка-за в вычете или возмещении налога покупателю товара, исполнившему требование статей 169, 171, 172 НК РФ и не могут свидетельствовать о недобросовестности заявителя.
Ссылка налогового органа на отсутствие работников ООО «БарсКом» при исчис-лении 0, предоставление расчетов по единому социальному налогу и обязательному пенсионному страхованию с нулевыми показателями, как правильно отметил суд первой инстанции, не свидетельствует о не существовании ООО «БарсКом» как хозяйствующего субъекта и не опровергает реальность совершения сделок.
Думается, что судебные акты, принятые по делу являются законными и обоснован-ными. Налоговые органы доказав, что хозяйственная операция была проведена с несуще-ствующим либо нарушающим закон налогоплательщиком, ошибочно полагают, что тем самым установлен факт нереальности спорной сделки. Подобные доказательства являются спорными, так как, во-первых, реальность операций подтверждается в первую очередь первичными учетными документами: товарными накладными, счетами-фактурами, актами выполненных работ, во-вторых, недобросовестность контрагента может являться доказательством признания полученной налоговой выгоды необоснованной только в случае, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ № 53).
Между тем, налоговым органом не представлено доказательств того, что Общество действовало без должной осмотрительности и осторожности и ему было или должно было быть известно о нарушениях, допущенных его контрагентом, о фиктивности хозяйственных операций и о наличии в действиях Общества и его контрагента согласованности только для получения налоговой выгоды, доказательств о деятельности заявителя, сознательно направленной на совершение операций по неправомерному получению налоговой выгоды.
Интересен и другой пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ОАО ОКСК обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением о признании недействительным решения инспекции Федеральной налоговой службы по Кировскому административному округу г. Омска о привлечении к налоговой ответственности (Дело № Ф04-1429/2008(1541-А46-25) от 05.03.08 г.).
Основанием для непринятия расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС послужили установленные налоговым органом в ходе проверки на основании материалов встречных проверок и мероприятий налогового контроля сведения о том, что на момент оформления документов на поставку товаров (работ, услуг) в адрес ОАО «ОКСК» указан-ные организации не осуществляли предпринимательскую деятельность, поставщики по месту регистрации не находятся, какая-либо связь их деятельности с производством и реа-лизацией товаров не установлена, денежные средства, поступающие на расчетные счета данных организаций, направлены на счета других организаций, являющихся участниками схем по уходу от налогообложения; первичные документы, представленные в ходе проверки, счета-фактуры, товарные накладные подписаны лицами, не являющимися руководителями данных организаций.
Решением арбитражного суда Омской области, заявленные требования удовлетво-рены частично. Решение налогового органа признано недействительным в части предложения уплатить сумму до начисленного налога на прибыль и соответствующих пеней за неуплату налога. В удовлетворении остальной части требований отказано.
Постановлением апелляционного суда решение арбитражного суда отменено в части отказа в удовлетворении заявленных требований. Требования ОАО «ОКСК» удовлетворены в полном объеме, решения налогового органа признано недействительным. Отклоняя доводы налогового органа, арбитражный суд апелляционной инстанции, проанализировав положения статей 252, 171, 172, 169 НК РФ, пришел к выводу о том, что общество правомерно включило в расходы уменьшающие доходы для исчисления налога на прибыль затраты, понесенные ОАО «ОКСК», в связи с приобретением товара у поставщиков, а также правомерно отнесло на налоговые вычеты суммы НДС по сделкам с этими лицами.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа постановление апелляционного суда оставлено без изменения. При этом кассационная инстанция указала, что законодательство не предусматривает обязанности налогоплательщика по получению данных о постановке на налоговый учет своих контрагентов и об истребовании от них доказательств, подтверждающих достоверность составленных ими документов, законодательство не содержит так же указаний о том, какие доказательства должны подтверждать достоверность содержащихся в этих документах сведений.
Представляется, что постановления апелляционной и кассационной инстанций яв-ляются законными и не нарушают единообразие судебно-арбитражной практики данной категории дел, так как судом установлено и материалами дела подтверждено, что общест-во учитывало хозяйственные операции с указанными поставщиками в соответствии с ус-ловиями заключенных договоров, реальность исполнения которых подтверждена первич-ными документами. Кроме того, налоговым органом не представлено в материалы дела в порядке ст. 65 АПК РФ доказательств совершения обществом и частью его контрагентов согласованных действий, направленных на искусственное создание условий для неправо-мерного возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета, и отсутствия сделок с реальным товаром.
Аналогичная позиция выражена в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 12.11.2007 № Ф04-7888/2007(40085-А03-42), а также в постановлениях Федеральных арбитражных судов других округов, в частности в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 24.10.2007 по делу № Ф03-А24/07-2/4236, ФАС Московского округа от 27.11.2007 по делу № КА-А40/10657-07, ФАС Поволжского округа от 05.07.2007 по делу № А55-17909/06, ФАС Северо-Западного округа от 20.09.2007 по делу № А42-8293/2006.
Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что судебные акты по данной категории дел свидетельствуют о единообразии и правильном применении норм материального права, из которых следует, что недобросовестность контрагента сама по себе не может свидетельствовать о нереальности осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности и при отсутствии других доказательств недобросовестности налогоплательщика, не является причиной для отка-за в праве на налоговый вычет.
Если реальность предпринимательской или иной экономической деятельности налогоплательщик может подтвердить первичными учетными документами, то при наличии обстоятельств, свидетельствующих о том, что налоговая выгода получена необоснованно, наличие у налогоплательщика первичных учетных документов не может служить достаточным основанием для возмещения НДС.
Так, в соответствии с п. 5. Постановления Пленума ВАС РФ № 53 о необоснован-ности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательства-ми доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
- невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных опера-ций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
- отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персо-нала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
- совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть про-изведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.
В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).
В качестве примера, показывающего исследование вышеприведенных обстоя-тельств в судебных актах, представляет интерес постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.06 г. №15825/05.
Так, в соответствии с договором купли-продажи ОАО «Фирма «Агротекс-ЖБИ» представило в Инспекцию Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Костроме налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за февраль 2003 года и пакет документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, в подтверждение обосно-ванности применения налоговой ставки 0 процентов и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость за указанный период.
По результатам проверки указанной декларации налоговый орган решением отказал обществу в возмещении из федерального бюджета налога на добавленную стоимость. Инспекция, не отрицая представления налогоплательщиком полного пакета документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ, и их надлежащего оформления, мотивировала отказ тем, что в результате проведения контрольных мероприятий изготовитель экспортируемого товара не установлен, сделка является убыточной для общества, мнимой и заключена с целью незаконного изъятия денежных средств из федерального бюджета в виде налога на добавленную стоимость.
Не согласившись с решением налогового органа, общество обратилось в Арбит-ражный суд Костромской области с заявлением о признании его недействительным.
Решением суда первой инстанции Арбитражного суда Костромской области заяв-ленное требование удовлетворено.
Постановлением суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Костромской области решение суда отменено, обществу в удовлетворении заявления отказано. Поста-новление мотивировано отсутствием доказательств реального экспорта товара.
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа постановление суда апел-ляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе.
Удовлетворяя заявленное требование, суды первой и кассационной инстанций ис-ходили из того, что доказательств-признаков недобросовестности в действиях налогопла-тельщика нет: общество не уклонялось от выполнения налоговых обязательств; представило полный пакет надлежаще оформленных документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ; заключенные им сделки преследовали разумные деловые цели и являлись действительными.
Президиум ВАС РФ постановлением решение суда первой инстанции Арбитражного суда Костромской области и постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа отменил, постановление суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Костромской области оставил без изменения. Отменяя судебные акты первой и кассационной инстанции, Президиум ВАС РФ указал, что суды не располагали достоверными сведениями, доказывающими реальный экспорт товара, в отношении которого заявлены налоговые вычеты. В соответствии с представленными налоговым органом справками количество поставленных на экспорт конденсаторов значительно превышает количество товара данного вида, произведенного обществом «Элеконд» за все годы его изготовления. Представление же налогоплательщиком документов, предусмотренных статьей 165 НК РФ, не может являться безусловным основанием для возмещения из федерального бюджета налога на добавленную стоимость.
Представляется, что постановление суда апелляционной инстанции Арбитражного суда Костромской области и постановление Президиума ВАС РФ являются законными и обоснованными. Налоговым органом было доказано наличие обстоятельств, свидетельст-вующих о том, что операции были совершены с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

4. Последствия признания судом необоснованности применения налоговой
выгоды

В процессе разрешения споров, связанных с применением налоговой выгоды особое значение имеет вопрос о последствиях признания налоговой выгоды необоснованной. Решение данного вопроса имеет большое практическое значение, поскольку в соответствии с п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением. То есть, если налоговая выгода признана судом необоснованной, налогоплательщик теряет право на уменьшение налоговой базы, получение налогового вычета, налоговой льготы, применение более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.
Однако, в п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 указывается, что признание налоговой выгоды необоснованной не должно затрагивать иные права налогоплательщика, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.
В этой связи представляет интерес, следующий пример из судебной практики.
По делу № А40-16549/07-107-206 ОАО Нефтегазовая компания «РуссНефть» обра-тилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании частично недействительным решения Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по акту камеральной налоговой проверки по вопросу обоснованности применения освобождения от уплаты сумм акциза и налоговых вычетов при реализации экспортных подакцизных нефтепродуктов, заявленных в налоговой декларации по акцизам на нефтепродукты за март 2006 г., а также о признании недействительным требования Инспекции об уплате налога, сбора, пени, штрафа.
Решением Арбитражного суда г. Москвы заявленные требования удовлетворены, поскольку Обществом был представлен полный пакет документов для подтверждения права на освобождение от уплаты сумм акциза.
Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда отменено решение суда первой инстанции, в удовлетворении требований заявителя отказано, признано получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. При этом апелляционный суд исходил из положений ч. 2 ст. 69 АПК РФ, поскольку арбитражным судом по делам № А40-2592/07-141-24, А40-77926/06-111-446 установлено получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при исчислении налога на добавленную стоимость.
Постановлением ФАС Московского округа постановление апелляционной инстан-ции отменено, дело передано на новое рассмотрение в Девятый арбитражный апелляционный суд. При этом кассационная инстанция указала, что апелляционный суд не определил, каким образом обстоятельства, установленные по вышеназванным делам, связаны с обстоятельствами настоящего дела при проверке законности решения Инспекции, вынесенного по налоговой декларации по акцизам за март 2006 г., проверялся ли налогоплательщик налоговым органом по вопросам правильности исчисления акциза за данный период в ходе выездных налоговых проверок, результаты которых обжалованы по указанным делам.
Такая позиция ФАС Московского округа представляется обоснованной. Исходя из смысла п.11 Постановления Пленума ВАС РФ № 53 факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды не может служить поводом для введения ограничений для реализации общих прав налогоплательщика.
Помимо отказа в удовлетворении требований налогоплательщика в случае призна-ния судом полученной налоговой выгоды необоснованной, как указывается в п. 7 Поста-новления Пленума ВАС РФ № 53, суд может прийти к выводу о том, что налогоплатель-щик учел операции для целей налогообложения не в соответствии с их действительным экономическим смыслом. В таком случае суд должен определить объем прав и обязанно-стей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания операции. То есть налоговая выгода (вычет налога, его возмещение, применение налоговой льготы и т.п.) будет предоставлена налогоплательщику, но только в том объеме, который положен по реальной сделке, как ее квалифицировал суд.
В юридической литературе и в правоприменительной практике отсутствует едино-образное решение вопроса о правомерности привлечения налогоплательщика к ответст-венности в соответствии с положениями гл. 16 НК РФ в случае признания налоговой вы-годы необоснованной.
Так, ряд авторов полагает, что необоснованность налоговой выгоды не означает признания налогоплательщика правонарушителем и не должна повлечь взыскания штра-фов. Последствием выявления злоупотребления должно стать не наложение штрафа (по-скольку привлечение к ответственности возможно лишь при прямом нарушении нормы закона), а возникновение обязательства по уплате соответствующей задолженности, то есть недоимки и пеней.
Сторонники противоположной точки зрения считают, что с одной стороны, по-скольку получение необоснованной налоговой выгоды, не установлено НК РФ в качестве состава налогового правонарушения, можно предположить, что привлечение к налоговой ответственности в данном

Опубликовано: 16.07.2009

© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования