1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

ОБЗОР практики рассмотрения Арбитражным судом Мурманской области споров, связанных с применением Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации За 2007 год – I полугодие 2008 года


ОБЗОР
практики рассмотрения Арбитражным судом Мурманской области
споров, связанных с применением
Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации
За 2007 год – I полугодие 2008 года

В 2007 году – I полугодии 2008 года Арбитражным судом Мурманской области рассмотрено незначительно количество дел, связанных с применением Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации. Большая часть споров вытекает из нарушения условий договоров. Рассматривались споры, связанные с отказом в регистрации прав на морские судна, оспаривались действия и ненормативные акты, изданные капитанами морских портов.
За указанный период судом не принимались решения по искам о возмещении убытков от столкновения судов, убытков в порядке распределения общей аварии, о привлечении к ответственности за ущерб от загрязнения с судов нефтью и в связи с перевозкой морем опасных и вредных веществ.


1. Решение третейского суда о признании права собственности общества на корпус платформы буровой установки судом отменено, поскольку вопрос о праве собственности на недвижимое имущество относится к исключительной компетенции государственных судов.

Иностранная компания обратилась в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением об отмене решения третейского суда от 07.07.2006, принятого по иску ООО «А» к ООО «Б» о признании права собственности ООО «А» на объект недвижимого имущества: корпус платформы с натяжными опорами Хаттон ТЛП, как нарушающее основополагающие принципы российского права – неприкосновенность собственности и беспрепятственное осуществление гражданских прав.
В обоснование заявленного требования иностранная компания указала на то, что это же имущество было приобретено ею по инвестиционному договору от 05.05.2004 у компании «Elmex Holdings S.A.» (Багамы), которое, в свою очередь, было куплено Компанией «Elmex Holdings S.A.» по контракту от 12.03.2004 у российского акционерного общества.
При рассмотрении дела, суд, установив, что заявитель представил надлежащие доказательства получения имущества в результате последовательно совершенных реально исполненных и подтвержденных их участниками сделок и обратился с заявлением в установленный частью 3 статьи 230 АПК РФ срок, признал компанию обладающей правом на подачу заявления об оспаривании решения третейского суда, ввиду того, что данное решение нарушает её права.
В силу статьи 33 КТМ РФ право собственности и иные вещные права на судно подлежат регистрации в Государственном судовом реестре или судовой книге, регистрация судна в Государственном судовом реестре, Российском международном реестре судов или судовой книге, права собственности и иных вещных прав на судно, а также ограничений (обременений) прав на него, является единственным доказательством существования зарегистрированного права, которое может быть оспорено только в судебном порядке.
Общероссийским классификатором продукции ОК 005-93 установки буровые плавучие морские (код 74 1850) отнесены к судам.
Администрация морского порта Мурманск сообщила, что в Государственном судовом реестре сведения о регистрации прав на платформу Хаттон ТЛП отсутствуют, и разъяснила, что необходимость регистрации определяется собственником исходя из целей эксплуатации объекта: в случае эксплуатации объекта для целей торгового мореплавания собственнику необходимо зарегистрировать судно в Государственном судовом реестре.
Исковое заявление было подано ООО «А» в третейский суд и рассмотрено судом как по недвижимому имуществу в связи с тем, что продавец не произвел государственной регистрации спорного имущества и от государственной регистрации уклоняется.
Между тем, право собственности ни продавца, ни покупателя в Государственном судовом реестре не было зарегистрировано, фактически третейский суд подменил собой регистрирующий орган.
Решением третейского суда нарушены основополагающие принципы российского права в части определения момента возникновения права собственности на объект недвижимости.
Поскольку решение третейского суда, при условии прохождения процедуры экзекватуры, будет являться основанием для регистрации объекта в соответствии Правилами регистрации судов и прав на них в морских торговых портах в Государственном судовом реестре Российской Федерации, носящим открытый и обязательный для всех характер, оно подлежит отмене.
Вместе с тем, вопросы публично-правового характера, в том числе, регистрация недвижимости, не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.
Определением от 13.07.2007 заявление иностранной компании удовлетворено, решение третейского суда отменено.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 17.10.2007 определение от 13.07.2007 оставил без изменения, кассационную жалобу ООО «А» – без удовлетворения (дело № А42-8702/2006).


2. Капитан судна в силу своего служебного положения признается представителем судовладельца в отношении сделок, необходимых в связи с нуждами судна, если на месте нет иных представителей судовладельца.

Судоремонтное предприятие обратилось в суд с иском к рыболовецкому колхозу о взыскании долга за ремонт рыболовного судна.
Возражая против удовлетворения иска, рыболовецкий колхоз указал, что капитан судна, как и старший и групповой механики не были уполномочены подписывать акт приемки работ, так как в период выполнения ремонта судно было передано в аренду, а впоследствии продано другому лицу.
Решением от 29.02.2008 иск удовлетворен.
В решении суд указал, что довод ответчика о принадлежности ремонтируемого судна иному лицу документально не подтвержден, это лицо не участвует в обязательстве.
От имени заказчика договор подряда подписан председателем колхоза.
Акты приемки работ от имени заказчика подписаны капитаном судна, старшим механиком и групповым механиком. На актах проставлена судовая печать, согласно которой судно принадлежит рыболовецкому колхозу.
Согласно статье 71 КТМ РФ капитан судна в силу своего служебного положения признается представителем судовладельца и грузовладельца в отношении сделок, необходимых в связи с нуждами судна, груза или плавания, а также исков, касающихся вверенного капитану судна имущества, если на месте нет иных представителей судовладельца или грузовладельца.
Местом нахождения заказчика является Ленинградская область, поэтому капитан судна был полномочен от имени судовладельца подписывать акты приемки работ, выполнявшихся в порту Мурманск.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 28.05.2008 решение оставлено без изменения, жалоба рыболовецкого колхоза – без удовлетворения (дело № А42-7067/2007).

Аналогичный подход суда отмечен и в решении от 15.02.2008.
Суд, взыскивая задолженность за отгруженный товар, признал капитана судна лицом, в силу закона уполномоченным от имени судовладельца, находящегося в Архангельской области, принять промысловое вооружение при стоянке судна в порту Киркенес (дело № А42-6062/2007).


3. Осуществление капитаном морского порта функций по обеспечению безопасности мореплавания и порядка в морском порту не означает наличие у него права на принятие ненормативных актов, направленных на прекращение права собственности юридического лица на принадлежащее ему имущество.

Общество обратилось в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании недействительным распоряжения капитана порта Мурманск от 29.11.2006, которым заявителю предписано до 01.02.2007 ликвидировать рейдовый перегрузочный причал № 2 (РПК-2).
По мнению заявителя, оспариваемое распоряжение издано капитаном порта с превышением полномочий, нарушает права и законные интересы общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.
Оспариваемое распоряжение мотивировано тем, что РПК-2 не содержится в надлежащем порядке и не пригоден к эксплуатации. Ликвидация данного объекта необходима для соблюдения безопасности судоходства в акватории Мурманского морского торгового порта.
Капитан порта с заявленным требованием не согласился, полагая, что распоряжение издано на законных основаниях и в соответствии с КТМ РФ.
Из материалов дела было установлено, что на основании распоряжения Первого заместителя министра транспорта Российской Федерации от 23.10.2003 обществом на акватории морского торгового порта Мурманск был построен и введен в эксплуатацию рейдовый перегрузочный причал.
Капитаном порта и Ространснадзором разрешена эксплуатация рейдового причала.
Удовлетворяя заявление, в решении от 19.04.2007 суд пришел к выводу об отсутствии у капитана порта Мурманск полномочий на принятие оспариваемого распоряжения о ликвидации гидросооружения, указав, что создание, эксплуатация и использование искусственных островов, сооружений и установок для любых целей во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации осуществляются в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.2000 № 44 и утвержденным им Порядком создания, эксплуатации и использования искусственных островов, сооружений и установок во внутренних морских водах и в территориальном море Российской Федерации (далее – Порядок).
Согласно положению о Федеральной службе по надзору в сфере транспорта, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 30.07.2004 № 398, на эту службу возложены разрешительные, контрольные и надзорные функции в сфере морского транспорта.
Разрешение на эксплуатацию РПК-2 выдано компетентным органом – Ространснадзором, поэтому и решение о прекращении или приостановлении эксплуатации этого гидросооружения выдается также Ространснадзором (пункт 19 Порядка), а капитан порта не вправе выносить предписания о ликвидации гидротехнических сооружений.
Функции капитана морского порта перечислены в статьях 74, 76, 78 КТМ РФ.
Ни нормами КТМ РФ, ни Положением о капитане морского порта, утвержденным приказом Минтранса России от 19.12.2006 № 156, капитану морского порта не предоставлено право принимать распоряжения о ликвидации гидросооружений.
Осуществление капитаном морского порта функций по обеспечению безопасности мореплавания и порядка в морском порту не означает наличие у него права на принятие ненормативных актов, направленных на прекращение права собственности юридического лица на принадлежащее ему имущество.
Решение не оспаривалось (дело № А42-481/2007).


4. Размер платы, причитающейся перевозчику за простой судна в течение контрсталийного времени (демередж), определяется соглашением сторон, при отсутствии соглашения применяются ставки, обычно принятые в соответствующем порту.

Во исполнение договора, заключенного с использованием проформы чартера «Дженкон», кооператив (судовладелец) доставил для общества (фрахтователь) судном «Улброка» из района промысла в Баренцевом море в порт Мурманск мороженую рыбу.
В боксах 16 и 18 части I чартера определено общее сталийное время для погрузки и выгрузки, ставка демереджа.
Срок, в течение которого перевозчик предоставляет судно для погрузки (выгрузки) груза и держит его под погрузкой (выгрузкой) груза без дополнительных к фрахту платежей (сталийное время), определяется соглашением сторон, при отсутствии такого соглашения сроками, обычно принятыми в порту погрузки. По окончании сталийного времени соглашением сторон может быть установлено дополнительное время ожидания (контрсталийное время). При отсутствии соглашения сторон продолжительность контрсталийного времени определяется сроками, обычно принятыми в порту погрузки (статьи 130, 131 КТМ РФ).
Статья 132 КТМ РФ предоставляет сторонам договора морской перевозки груза право определить размер платы, причитающейся перевозчику за простой судна в течение контрсталийного времени (демередж).
Судовой журнал свидетельствовал, что судно «Улброка» находилось у причала рыбного порта в ожидании выгрузки сверх сталийного времени.
За простой судна в период контрсталийного времени в порту Мурманск кооператив предъявил к оплате демередж.
Решением от 09.06.2008 г. требование рыболовецкого колхоза о взыскании с общества демереджа удовлетворено (дело № А42-1054/2008).
Решение не обжаловалось.


5. В случае, если до выдачи груза или во время выдачи груза получатель в письменной форме не сделал заявление перевозчику об утрате или о повреждении груза и не указал общий характер утраты или повреждения груза, считается, что груз получен в соответствии с условиями коносамента при отсутствии доказательств об ином.

Между обществом (судовладелец) и акционерным обществом (фрахтователь) заключен универсальный чартер «Дженкон» в соответствии с которым судовладелец обязался за вознаграждение доставить транспортным рефрижератором из района промысла в Баренцевом море в порт Мурманск около 100 нетто метрических тонн мороженой рыбы, как часть груза.
4 октября 2006 судовладелец принял к перевозке груз мороженой рыбы (4403 места), ассортимент, общая масса груза, масса одного места указаны в коносаменте.
10 октября 2006 при выгрузке в порту Мурманск фрахтователем обнаружена недостача 49 мест палтуса мороженого. Масса одного места 25 кг.
Полагая, что груз утрачен по вине судовладельца, акционерное общество обратилось в суд с иском о взыскании с общества убытков, причиненных утратой груза.
Как предусмотрено пунктом 4 статьи 166 КТМ РФ перевозчик несет ответственность за утрату или повреждение принятого для перевозки груза с момента принятия груза для перевозки до момента его выдачи.
В силу пункта 1 статьи 162 КТМ РФ если до выдачи или во время выдачи груза получатель в письменной форме не сделал заявления перевозчику об утрате или о повреждении груза, считается, что груз получен в соответствии с условиями коносамента при отсутствии доказательств об ином.
Обстоятельства, которые могут служить основанием для ответственности перевозчика должны удостоверяться коммерческими актами или актами общей формы.
Коммерческий акт составляется для удостоверения несоответствия между наименованием, массой или количеством мест груза в натуре и указанными в перевозочном документе данными (пункты 1, 2 статьи 402 КТМ РФ).
Суду не был представлен коммерческий акт, подтверждающий несоответствие между количеством мест груза в натуре и указанным в коносаменте.
Также, суд пришел к выводу о неверном определении стоимости утраченного груза.
В соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 169 КТМ РФ общая сумма, подлежащая возмещению, исчисляется исходя из стоимости груза в том месте и в тот день, в которые груз был выгружен или должен был быть выгружен с судна в соответствии с договором морской перевозки груза. На основании статьи 116 КТМ, правило об ответственности перевозчика (169 КТМ) не носит императивный характер. В статье 34 части второй чартера стороны определили, что в случае недостачи груза фрахтователь имеет право выставить судовладельцу претензию на покрытие ущерба из расчета цены за 1 тонну – FOB промысловое судно.
Тем самым стороны установили иной размер ответственности (цена рыбы на условиях FOB промысловое судно), тогда как расчет исковых требований выполнен исходя из стоимости рыбы в порту Мурманск. Информация о цене поставки палтуса мороженого на условиях FOB промысловое судно истцом не представлена.
Решением от 29 октября 2007 года в удовлетворении иска отказано. Решение суда не обжаловалось (дело № А42-638/2007).


6. В соответствии со статьей 207 КТМ РФ фрахтователь не несет ответственности за убытки, причиненные повреждением зафрахтованного судна, если не доказано, что убытки причинены по вине фрахтователя.

Компания обратилась в Арбитражный суд Мурманской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 196567 рублей 84 копеек, в том числе 154000 рублей убытков, причиненных повреждением траловой лебедки, 40000 рублей фрахта, 2567 рублей 84 копеек портовых сборов и услуг связи.
В отзыве ответчик возражал против удовлетворения иска, так как причиной поломки траловой лебедки могли быть только естественный износ или её неправильная эксплуатация судовым экипажем.
Согласно материалам дела, общество с 1 июня 2007 на условиях тайм-чартера являлось фрахтователем принадлежащего компании рыболовного судна «Рейу».
1 августа 2007 договор фрахтования расторгнут.
Требование о взыскании убытков заявлено на основании статьи 639 Гражданского кодекса Российской Федерации. В обоснование этого требования истец ссылался на нарушение фрахтователем условий тайм-чартера, так как при возврате судна траловая лебедка находилась в нерабочем состоянии. В подтверждение убытков компания представила договор на выполнение ремонта и акт приемки работ.
Решением от 25.01.2008 иск удовлетворен частично, с общества взыскано 40000 рублей фрахта и 2567 рублей 84 копейки портовых сборов и услуг связи.
Отказывая во взыскании убытков, суд применил к возникшим правоотношениям статью 207 КТМ РФ, согласно которой фрахтователь несет ответственности за убытки, причиненные повреждением зафрахтованного судна, если доказано, что убытки причинены по вине фрахтователя.
Поскольку капитан судна и другие члены экипажа судна, находящегося в тайм-чартере являются работниками судовладельца, подчиняются его распоряжениям, относящимся к управлению судом, а распоряжения фрахтователя для капитана и других членов экипажа обязательны только в части коммерческой эксплуатации судна (статья 206 КТМ РФ), фрахтователь не несет ответственности за вред, причиненный судну вследствие его технической эксплуатации.
Вина фрахтователя в повреждении судна не предполагается и должна быть доказана как условие ответственности. Бремя доказывания вины фрахтователя лежит на судовладельце.
Из представленного компанией судового журнала следовало, что после выхода судна «Рейу» на промысел 22.06.2007, было выполнено два траления 25.06.2007 и 26.06.2007. При подъёме на борт третьего трала в 01 час. 30 мин. 27.06.2007 произошла поломка траловой лебедки. При подъёме на борт четвертого трала 28.06.2007 вновь произошла поломка траловой лебедки, проводился его ремонт. 29.06.2007 судно снялось с промысла, последовало в порт Мурманск, где находилось до 19.07.2007.
При выходе на промысел 20.07.2007 выполнено одно траление, после которого силами экипажа проводился ремонт траловой лебедки. После второй постановки трала 21.07.2007 осуществлен его аварийный подъем, а судно, снявшись с промысла, проследовало в порт Мурманск.
Перечисленные обстоятельства оценены судом, исключительно как ненадлежащая подготовка компанией судна для целей фрахтования, тогда как согласно пунктам 1 и 3 статьи 203 КТМ РФ обязанностью судовладельца является приведение судна в мореходное состояние к моменту его передачи фрахтователю, принятие мер по обеспечению годности судна для целей фрахтования.
На решение подана апелляционная жалоба, в которой компания просила отменить судебный акт в части отказа во взыскании убытков.
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 апреля 2008 решение в обжалуемой части оставлено без изменения, жалоба – без удовлетворения.
Оставляя без изменения решение, апелляционный суд сослался на то, что статьями 639 ГК РФ, 207 КТМ РФ установлены специальные правила об ответственности фрахтователя, согласно которым бремя доказывания вины фрахтователя за убытки, причиненные повреждением судна, возложено на судовладельца. Порядок использования траловой лебедки относится к технической эксплуатации судна и не может быть отнесен к коммерческой эксплуатации судна, которая представляет собой деятельность, связанную с выловом рыбы. Компания не представила доказательств возникновения неисправности механизма именно его использованием в процессе траления либо осуществлением вылова с нарушением требований нормативных актов или условий договора. Ремонт траловой лебедки вызван её аварийной поломкой и к текущему ремонту, расходы на проведение которого возложены договором на фрахтователя, не относятся.
В кассационном порядке судебные акты не обжаловались (дело № А42-5966/2007).


7. Совершение правонарушения при осуществлении промысловой деятельности судном колхоза под управлением капитана, являющегося представителем судовладельца и его работником, свидетельствует о непринятии колхозом всех зависящих от него мер по соблюдению установленных норм и правил рыболовства.

Рыболовецкий колхоз обратился в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Пограничного управления Федеральной службы безопасности России по Мурманской области от 13.06.2007 о привлечении рыболовецкого колхоза к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 8.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
В обоснование требований заявитель указал, что его вина в совершении вменяемых оспариваемым постановлением нарушений отсутствует, поскольку по договору тайм-чартера от 15.09.2006 судно «Энергия» передано в аренду обществу с ограниченной ответственностью, которое в соответствии с условиями договора самостоятельно вело производственную и коммерческую деятельность, несло все расходы на содержание судна и экипажа, ответственность за нарушение правил рыболовства возлагалась на арендатора.
Пограничное управление возражая против удовлетворения требований указало, что в соответствии со статьей 198 КТМ РФ, условиями тайм-чартера рыболовецкий колхоз предоставил обществу не только судно, но и услуги членов экипажа, для которых заявитель являлся работодателем.
Согласно материалам дела, в октябре – ноябре 2006 принадлежащее рыболовецкому колхозу судно «Энергия», будучи переданным в тайм-чартер обществу, осуществляло добычу водных биологических ресурсов. При осуществлении контроля выгрузки рыбы в порту Мурманска обнаружено, что в стандартной таре под видом сайки упакована треска, пикша, зубатка, камбала-ерш и сайка.
Названное обстоятельство явилось основанием для привлечения кооператива к административной ответственности.
Решением Арбитражного суда Мурманской области от 27.12.2007 в удовлетворении заявленных требований отказано. Судом сделан вывод о нарушении рыболовецким колхозом правил рыболовства и соблюдении порядка привлечения заявителя к ответственности.
На основании статьи 206 КТМ РФ капитан судна и другие члены экипажа судна подчиняются распоряжениям судовладельца, относящимся к управлению судном, в том числе к судовождению, внутреннему распорядку на судне и составу экипажа судна. Для капитана судна и других членов экипажа судна обязательны распоряжения фрахтователя, касающиеся коммерческой эксплуатации судна.
Согласно статьям 198, 199 КТМ РФ, условиям тайм-чартера судно «Энергия» находилось в оперативном подчинении общества в части производственной и коммерческой деятельности и в подчинении рыболовецкого колхоза по вопросам навигационного управления, безопасности мореплавания и охраны окружающей среды.
Капитан и экипаж судна «Энергия» являлись работниками рыболовецкого колхоза, подчинялись ему в вопросах управления и технической эксплуатации судна.
Апелляционный суд, отменяя решение, признал недоказанной вину заявителя в совершении административного правонарушения.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа 11.08.2008 отменил постановление суда апелляционной инстанции, оставил в силе решение от 27.12.2007, поскольку суд первой инстанции правомерно указал на то, что установленный факт совершения правонарушения при осуществлении промысловой деятельности судном под управлением капитана, являющегося в соответствии со статьями 61, 71 КТМ РФ представителем рыболовецкого колхоза и его работником, свидетельствует о непринятии рыболовецким колхозом всех зависящих от него мер по соблюдению норм и правил, регулирующих спорные правоотношения. Указанное обстоятельство свидетельствует о наличии вины заявителя в совершении административного правонарушения. Нарушений процедуры привлечения рыболовецкого колхоза к административной ответственности не установлено.
Несмотря на то, что в качестве способа освоения выделенной рыболовецкому колхозу квоты был избран договор простого товарищества и принадлежащее ему судно передано в аренду, рыболовецкий колхоз являлся пользователем биоресурсов и был обязан соблюдать правила их добычи (дело № А42-3494/2007).


8. По окончании срока действия бербоут-чартера фрахтователь обязан возвратить судно судовладельцу в том состоянии, в каком оно было получено им, с учетом нормального износа судна.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к кооперативу о расторжении договора фрахтования морского судна, понуждении ответчика принять судно.
Решением от 27 апреля 2007 (дело № А42-7723/2006) иск удовлетворен частично. Договор фрахтования судна без экипажа расторгнут, в удовлетворении требования о понуждении кооператива принять судно отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 17.07.2007 решение оставлено в силе.
Из материалов дела следовало, в октябре 2003 года между кооперативом (судовладелец) и обществом (фрахтователь) заключен договор фрахтования (бербоут-чартер), на основании которого судовладелец передал фрахтователю для ведения рыбного промысла во владение и пользование не укомплектованное экипажем и не снаряженное судно. Акт приемки-передачи подтверждал надлежащее мореходное состоянии судна.
Договор допускал возможность его досрочного расторжения по инициативе фрахтователя без указания причин.
В сентябре 2006 общество направило судовладельцу уведомление о расторжении договора. Письмом от 3 октября 2006 кооператив отказался расторгнуть договор, просил общество на момент возврата судна подготовить его к передаче с учетом технического состояния, указанного в акте приемки и наличием освидетельствования под класс.
Пункт 2 статьи 216 КТМ РФ возлагает на фрахтователя обязанность в течение срока действия бербоут-чартера поддерживать судно в мореходном состоянии.
Статьей 218 КТМ РФ, частью первой статьи 622 ГК РФ, а также договором установлена обязанность фрахтователя возвратить кооперативу судно в том состоянии, в котором оно было получено с учетом нормального износа.
В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 25 КТМ РФ судно должно иметь свидетельство о годности к плаванию, являющееся специальным документом, удостоверяющим должное мореходное состояние судна для безопасного плавания в определенном районе и в соответствии с назначением судна. Оно определяет общее техническое состояние судна с точки зрения мореходности и выдается Российским Морским Регистром Судоходства. Такое свидетельство относится к основным судовым документам.
Действие свидетельства о годности к плаванию судна закончилось 30.04.2006.
В связи с тем, что на дату принятия решения судно находилось в немореходном состоянии, тогда как на момент передачи фрахтователю оно имело действующее Свидетельство о годности к плаванию, было проинспектировано Норвежским классификационным обществом Det Norske Veritas, суд пришел к выводу об отсутствии у истца права понуждать кооператив принять судно в таком состоянии.


9. Отказ порта, призванного обеспечить судам безопасность услуг как на договорной, так и на внедоговорной основе, от заключения договора с ООО не создал последнему препятствий доступа на рынок морского агентирования, доступность которого обусловлена волей и волеизъявлением судовладельца.

Морской порт обратился в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании недействительными вынесенных Управлением Федеральной антимонопольной службы по Мурманской области решения и предписания от 20.10.2006 о нарушении антимонопольного законодательства.
Оспариваемым решением порту вменялось создание препятствий доступу одного из обществ на рынок услуг морского агентирования в порту Витино, выразившееся в отказе заключить договор на агентирование и обслуживание танкеров в порту Витино.
Обществу выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.
В обоснование требований заявитель указал, что событие вменяемого ему нарушения пункта 1 статьи 5 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» отсутствует, так как порт не является участником рынка услуг морского агентирования, не имеет возможности повлиять на выбор судовладельцем агента и обязан работать непосредственно с судовладельцем либо с агентом, который им назначен.
Решением от 28 апреля 2007 оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа признаны незаконными и отменены.
Удовлетворяя заявленные портом требования, суд исходил из того, что согласно статье 232 КТМ РФ по договору морского агентирования морской агент обязуется за вознаграждение совершать по поручению и за счет судовладельца юридические и иные действия от своего имени или от имени судовладельца в определенном порту или на определенной территории.
Морской агент выполняет различные формальности, связанные с приходом судна в порт, пребыванием судна в порту и выходом судна из порта (пункт 1 статьи 237 КТМ РФ).
Приведенные нормативные положения позволили суду сделать вывод о наличии двух самостоятельных товарных рынков (рынок услуг порта и рынок морского агентирования).
Услуги судового агента, оформленные агентским договором, непосредственно связаны с товарами, работами и услугами, потребляемыми судном при его обслуживании в порту. Однако участниками рынка морского агентирования являются, с одной стороны, судовладельцы и, с другой стороны, морские агенты, которые могут действовать либо от своего имени, либо от имени судовладельца. Для доступа хозяйствующего субъекта на рынок морского агентирования необходимо и достаточно заключение данным субъектом договора морского агентирования с судовладельцем.
Морские порты не входят в круг лиц, осуществляющих свою деятельность на рынке морского агентирования. Сооружения порта предназначены для обслуживания судов. В зависимости от имеющихся возможностей и вида услуг обслуживание судов может осуществляться либо силами морского специализированного порта, либо силами иных лиц. При этом наличие либо отсутствие договора морского агентирования, заключенного судовладельцем в отношении обслуживаемого портом судна, не имеет значения.
Апелляционная и кассационная инстанции постановлениями от 24.07.2007 и 08.11.2007 соответственно оставили решение от 28.04.2007 без изменения, жалобы антимонопольного органа – без удовлетворения (дело № А42-8187/2006).


10. Спасательная операция, имевшая положительный результат, дает право на вознаграждение

Государственная администрация Мурманского морского рыбного порта предъявила к предпринимателю иск о взыскании вознаграждения за спасение.
Как следовало из материалов дела, на основании гарантийного письма предпринимателя администрация с использованием буксира «Мурманрыба» осуществила буксировку аварийного судна от Зубовского рейда до рейда Кулонга порта Мурманск. Эти обстоятельства подтверждаются таймшитом, подписанным капитанами судов, актом об окончании операции по оказанию помощи аварийному судну.
Согласно статье 341 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации спасательная операция, имевшая положительный результат, дает право на вознаграждение.
Поскольку администрация представила доказательства осуществления спасательной операции, имевшей положительный результат, а доказательства оплаты не были представлены, суд, решением от 09.06.2008 иск удовлетворил (дело № А42-1522/2008).
Решение не обжаловалось.


11. Выставленные судовладельцем счета, содержащие указание на то, какая сумма и за какой период действия договора должна быть уплачена фрахтователем, являются требованием уплаты соответствующей суммы, предъявленным в письменной форме.

Решением от 12 февраля 2008 частично удовлетворено требование общества с ограниченной ответственностью о взыскании с закрытого акционерного общества процентов за пользование чужими денежными средствами.
Из материалов дела следовало, что в нарушение условий договора фрахтования судна акционерное общество не полностью и несвоевременно уплатило фрахт, поэтому судовладелец на основании 395 Гражданского кодекса РФ начислил проценты с 11.10.2006 по 12.02.2008.
Частично удовлетворяя требование о взыскании процентов, суд первой инстанции указал: к правоотношениям, возникшим из торгового мореплавания, общая норма об ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства применяется с учетом специальной нормы, содержащейся в статье 413 КТМ РФ, согласно которой, при удовлетворении требований, вытекающих из предусмотренных КТМ РФ отношений, на выплачиваемую сумму начисляются проценты в размере учетной ставки банковского процента, существующего в месте нахождения юридического лица. Проценты начисляются со дня предъявления в письменной форме требования уплаты соответствующей суммы по день ее уплаты.
Письменное требование об оплате задолженности, существовавшей на 29.01.2007, предъявлено ответчику в претензии от 29.01.2007, а требование об оплате счетов от 31.01.2007 и от 09.02.2007 заявлено в претензии от 15.02.2007.
Суд апелляционной инстанции оставил судебный акт без изменения, применив статью 333 ГК РФ, уменьшил проценты до взысканной суммы.
При этом, в мотивировочной части постановления, апелляционный суд указал: закон не содержит указания как именно должно называться письменное требование об уплате соответствующей денежной суммы. Надлежаще оформленным требованием об уплате соответствующей суммы может считаться любой письменный документ, содержащий сведения о сумме фрахта и периоде оплаты. Следовательно, выставленные истцом счета, содержащие указание на то, какая сумма и за какой период действия договора фрахтования должна быть уплачена ответчиком, и являются требованием уплаты соответствующей суммы, предъявленным в письменной форме.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа согласился с выводом суда апелляционной инстанции о правомерности исчисления процентов с 11.10.2006. Постановлением от 5 сентября 2008 судебные акты оставлены без изменения, кассационные жалобы сторон спора – без удовлетворения (дело № А42-975/2007).



Проведенное обобщение, количество вступивших в законную силу и не обжалованных, а также оставленных в силе судебных актов первой инстанции свидетельствует о том, что, как правило, при рассмотрении дел данной категории судом полно и всесторонне исследуются фактические обстоятельства, правильно применяются нормы материального права.



17 ноября 2008 года

 



Опубликовано: 14.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования