1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПО ДОГОВОРУ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ




ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПО ДОГОВОРУ ЭНЕРГОСНАБЖЕНИЯ


В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на первый квартал 2008 года сектором анализа, обобщения судебной практики, законодательства и статистики совместно с судьями Седьмого арбитражного апелляционного суда проанализирована практика дел по спорам, возникающим по договору энергоснабжения, рассмотренных в первом квартале 2008 года, а также проанализирована практика судов, входящих в состав Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.
 Дела по спорам, возникающим из договора энергоснабжения, достаточно часто встречаются в арбитражной практике. Это иски энергоснабжающих организаций о взыскании в виде задолженности стоимости потребленной энергии, иски о признании договора энергоснабжения недействительным, иски абонентов к энергоснабжающим организациям о взыскании неосновательного обогащения.
Необходимость в проведении обобщения судебно-арбитражной практики данной категории споров возникла в связи с изменением нормативно-правового регулирования правоотношений в сфере энергоснабжения.
Правовой базой для решения экономических споров в сфере энергоснабжения являются ФЗ «Об электроэнергетике», постановления Правительства и другие нормативные акты, принятые во исполнение ФЗ «Об электроэнергетике», нормы параграфа 6 главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Федеральным законом от 26 марта 2003 г. N 37-ФЗ внесены изменения в ст. 539 ГК РФ, в соответствии с которыми нормам Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре снабжения электрической энергией был придан субсидиарный характер по отношению к специальному законодательству. Наивысшей юридической силой стали обладать нормы Федерального закона «Об электроэнергетике», подзаконные правовые акты, принятые во исполнение ФЗ «Об электроэнергетике» и, наконец, нормы параграфа 6 главы 30 ГК РФ о договоре энергоснабжения (п. 4 ст. 539 ГК РФ).
 В связи с этим в процессе обобщения соответствующей практики выявлены различные позиции судей при разрешении споров, связанных с договором энергоснабжения, а также проблемы правоприменения, которые нуждаются в решении, в целях обеспечения единообразной судебной практики. Подходы к разрешению некоторых из данных проблем, наиболее важных и принципиальных, и предлагаются в настоящем обобщении.  


1. Установление надлежащего лица, обязанного оплачивать коммунальные услуги


В соответствии с п.1 ст.539 ГК РФ по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию, а также соблюдать предусмотренный договором режим ее потребления, обеспечивать безопасность эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей и исправность используемых им приборов и оборудования, связанных с потреблением энергии.
Проблема установления надлежащего лица (абонента или потребителя), обязанного оплачивать коммунальные услуги, обусловлена отсутствием должного правого регулирования.
Из смысла п.1 ст. 539 ГК РФ следует, что Гражданский кодекс РФ рассматривает данные понятия как тождественные.
Федеральный закон «О государственном регулировании тарифов на тепловую и электрическую энергию» (в редакции ФЗ от 04.11.07 г. N 250-ФЗ) в качестве потребителя признает физическое или юридическое лицо, осуществляющее пользование электрической энергией (мощностью) и (или) тепловой энергией (мощностью). Статья 3 Федерального закона «Об электроэнергетике» в качестве потребителей электрической энергии понимает лиц, приобретающих электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд.
Таким образом, Федеральные законы, обладающие наивысшей юридической силой по отношению к нормам параграфа 6 главы 30 ГК РФ, не дают понятие «абонент», в результате получается, что понятие «потребитель» шире понятия «абонент», так как потребитель это любое лицо, приобретающее электрическую энергию для собственных бытовых и (или) производственных нужд, то для того, чтобы стать абонентом ему необходимо наличие отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации (п.2 ст.539 ГК РФ).
В юридической литературе нет единства мнения по поводу отождествления понятий «абонент» и «потребитель». Некоторые авторы не придают этому значения вследствие отсутствия практической необходимости в этом.1 Другие, напротив, считают, что в ряде случаев понятия «потребитель энергии» и «абонент энергосистемы» не являются тождественными. Каждый абонент является потребителем, но не каждый потребитель - абонентом, поскольку имеются еще и потребители - субабоненты.2 При этом отношения между энергоснабжающей организацией опосредуются договором энергоснабжения, а отношения абонента и субабонента – договором на пользование электрической энергией.
Однако в некоторых случаях, оставаясь абонентом (стороной договора), лицо само непосредственно не потребляет энергию, а потребителями выступают, например, физические лица, проживающие в жилом доме, собственником или балансодержателем которого выступает абонент. В подобной ситуации нередко возникает вопрос: кто обязан платить за потребленную энергию энергоснабжающей организации – абонент или потребитель?
В этой связи представляет интерес, следующий пример из практики Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа.
Муниципальное предприятие «Тепловая компания» обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к кондоминиуму ТСЖ «Луч» о взыскании задолженности за подачу тепловой энергии и процентов за пользование чужими денежными средствами (N Ф04-3898/2007(35362-А46-10).
Решением Арбитражного суда Омской области, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требований отказано.
  Исследуя вопрос об обязанности ответчика оплачивать потребленную тепловую энергию, суд первой и второй инстанции пришел к выводу о том, что оплату за спорный период должны осуществлять граждане, проживающие в жилом доме.
Постановлением кассационной инстанции решение суда первой и постановление ________________________
1См.: Жанэ А. Субъектный состав договора энергоснабжения // ЭЖ-ЮРИСТ. 2003. N 2.
2См.: Витрянский В.В. Договор энергоснабжения и структура договорных связей по реализации и приобретению электроэнергии // Хозяйство и право. 2005. № 3.
апелляционной инстанций отменено, дело передано на новое рассмотрение в тот же арбитражный суд. Отменяя решения суда первой и второй инстанций, кассационная инстанция указала, что материалами дела подтверждается факт присоединения ответчика к сетям истца и поставки тепловой энергии истцом, что ответчиком не оспаривается.
В соответствии со статьей 539 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору энергоснабжения энергоснабжающая организация обязуется подавать абоненту (потребителю) через присоединенную сеть энергию, а абонент обязуется оплачивать принятую энергию.
Часть 6 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации не предусматривает право населению напрямую заключать договоры с ресурсоснабжающими организациями по оплате коммунальных услуг. Заключение собственником жилого помещения договора, содержащего условия предоставления коммунальных услуг, непосредственно с ресурсоснабжающими организациями допускается только в случае, если собственники жилых помещений в многоквартирном доме осуществляют непосредственное управление таким домом (п. 8 ст. 155 ЖК РФ). В связи с этим, оплату за потребленную тепловую энергию должно производить ТСЖ.
Судебный акт, принятый по данному делу судом кассационной инстанцией, представляется обоснованным. В соответствии с п.2 ст. 539 ГК РФ договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии.
Исходя из смысла данной нормы, основанием для признания лица абонентом по договору энергоснабжения является наличие у него энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также обеспечение учета потребления энергии. В жилых помещениях многоквартирного дома, энергопринимающего устройства, непосредственно присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, не имеется. В связи с этим заключение собственниками помещений (потребителями) многоквартирного дома самостоятельных договоров с энергоснабжающей организацией противоречило бы действующему жилищному, гражданскому законодательству, за исключением случаев, когда собственники помещений многоквартирного дома в качестве способа управления выбрали непосредственное управление собственниками помещений многоквартирного дома (ч.1 ст.161 ЖК РФ).
Таким образом, в зависимости от структуры жилищных правоотношений напрямую зависит установление лица, с которым должен быть заключен договор энергоснабжения, и которое является перед энергоснабжающей организацией обязанным лицом по оплате.
Как правило, споры названной категории (когда необходимо установить абонента, а следовательно, обязанную сторону по договору энергоснабжения) возникают между энергоснабжающей организацией и балансодержателем жилого дома при отсутствии заключенных договоров.
В соответствии с п.3 Информационнного письма Президиума ВАС РФ «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения» от 17.02.98 г. № 30 отсутствие договорных отношений с организацией, чьи теплопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии.
При разрешении споров данной категории дел, энергоснабжающая организация должна доказать факт потребления энергии абонентом, имеющим отвечающим техническим требованиям энергопринимающее устройство, присоединенное к сетям энергоснабжающей организации.
В этой связи представляет интерес следующий пример из судебной практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
ОАО «Томскэнерго», правопреемником которого является ОАО «ТГК-11», обратилось в Арбитражный суд Томской области с иском к ООО «УК «ЖЭК-30» о взыскании неосновательного обогащения вследствие сбережения оплаты услуг за пользование тепловой энергией (дело № 07АП-200/08 (А67-4073/07) от 06 02 2008 г.).
Как следует из материалов дела между ОАО «ТКС» и ОАО «Томскэнерго» (правопреемником которого является ОАО «ТГК-11») подписано Соглашение о порядке расчетов путем уступки права требования. Согласно п.2 данного Соглашения ОАО «Томскэнерго» передано право требования к потребителям тепловой энергии по договорам энергоснабжения, а также задолженности за фактически потребленную тепловую энергию при отсутствии заключенного договора энергоснабжения в письменной форме в соответствии с перечнем, прилагаемым к настоящему соглашению (Приложение №1). Из приложения №1 к соглашению следует, что истцу передано право требования задолженности за потребленную тепловую энергию с ООО «УК «ЖЭК-З0».
Материалами дела подтверждено и не оспаривается ответчиком, что ОАО «ТКС» в спорный период была поставлена тепловая энергия в жилые дома, находящиеся в ведении ООО «УК «ЖЭК-¬30». В связи с этим решением суда первой инстанции от 30.11.2007 иск был удовлетворен.  
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. При этом пояснил, что учитывая отсутствие заключенного в соответствии с законодательством договора энергоснабжения, а также то, что из Соглашения о порядке расчетов путем уступки права требования и дополнительного соглашения к нему следует, что истец получил право требования задолженности за фактически потребленную тепловую энергию при отсутствии заключенного договора энергоснабжения в письменной форме, т.е. неосновательного обогащения, довод ответчика в апелляционной жалобе о том, что названным Соглашением предусмотрена передача права требования новому кредитору только по заключенным договорам энергоснабжения является несостоятельным.
Судебные акты, принятые по данному делу судами первой, апелляционной инстанций, представляются правомерными. Факт потребления тепловой энергии имел место, поэтому отсутствие договорных отношений на теплоснабжение с ООО «УК «ЖЭК-30» не освобождает ответчика от обязанности возмещать стоимость отпущенной тепловой энергии.
Аналогичная позиция выражена в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 24.08.2006 года по делу N Ф04-5049/2006(25285-А70-28).
ФАС Западно-Сибирского округа в Постановлении от 30.01.2007 г. по делу N Ф04-9373/2006(30660-А81-4) относительно отсутствия договора энергоснабжения указал, что в соответствии с пунктом 3 статьи 438 Гражданского кодекса Российской Федерации фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги, в связи с чем данные отношения должны рассматриваться как договорные. Отсутствие письменного договора не может служить основанием для отказа от исполнения фактически установленных обязательств по энергоснабжению.
Интересен и другой пример из практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
Так, ООО «Водоснабжение» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с исковым заявлением о взыскании с ООО Туристическое агентство «Планета Земля» за самовольное водопотребление и по показаниям водосчетчика (дело № 07АП- 61/08 (А27-5395/2007-3) от 15.02.08 г.).  
Исковые требования мотивированы ссылками на пункт 57 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации РФ, утвержденных постановлением Правительства РФ от 12.02.1999 года № 167, статью 438 Гражданского кодекса Российской Федерации, что фактическое пользование потребителем услугами, при отказе от заключения договора, следует считать акцептом.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 15.11.2007 года исковые требования удовлетворены в полном объеме. С ООО Туристическое агентство «Планета Земля» в пользу ООО «Водоснабжение» взыскано задолженности и расходы по государственной пошлине. Суд исходил из того, что ответчик является собственником нежилого помещения и должен нести ответственность за самовольное и по показаниям водосчетчика водопотребление.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения. При этом апелляционной инстанцией не приняты доводы ответчика, что он помещение не занимал, воды не потреблял, следовательно, не является должником, обязательства по оплате услуг водоснабжения отсутствуют, поскольку в соответствии с п.18 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12.02.1999 года № 167, при отсутствии указанного договора пользование системами коммунального водоснабжения и канализации считается самовольным. В случаях самовольного присоединения и самовольного пользования системами водоснабжения и канализации количество израсходованной питьевой воды исчисляется по пропускной способности устройств и сооружений для присоединения к системам водоснабжения и канализации при их круглосуточном действии полным сечением и скорости движения воды 1,2 метра в секунду с момента обнаружения. Объем водоотведения при этом принимается равным объему водопотребления (пункт 57 Правил).
Такие судебные акты, принятые по делу представляются законными. Исходя из п.2 ст.548 ГК РФ к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть водой правила о договоре энергоснабжения (ст.539-547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства. В соответствии с п.3 ст. 539 ГК РФ к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным настоящим кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними. Следовательно, судами первой и апелляционной инстанции правильно были применены нормы материального права.
Таким образом, проанализированной судебной практикой ВАС РФ, ФАС Западно-Сибирского округа, Седьмого арбитражного апелляционного суда сформирована достаточно определенная позиция, согласно которой, отсутствие договорных отношений с организацией, чьи теплопотребляющие установки присоединены к сетям энергоснабжающей организации, не освобождает потребителя от обязанности возместить стоимость отпущенной ему тепловой энергии.
 Как указывалось выше, договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования, а также при обеспечении учета потребления энергии (п.2 ст.539 ГК РФ).
Основываясь на анализе приведенных положений закона, представляется возможным сделать вывод о том, что для того, чтобы признать договор энергоснабжения недействительным необходимо отсутствие отвечающего установленным техническим требованиям энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, и другого необходимого оборудования.
 Интересен в этой связи следующий пример из судебной практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
  ООО «Клевер» обратилось с иском о признании недействительным (ничтожным) договора энергоснабжения между ЗАО «ТЦ «Садко» и ОАО «Томская энергосбытовая компания», а так же о применении последствий недействительности этой сделки по основаниям ст.ст. 166-168 ГК РФ (дело № 07АП-176/08 от 24.01.08).
 Заявляя исковые требования о признании договора ничтожным, ООО «Клевер» указывает на отсутствие у ЗАО «ТЦ «Садко» прибора учета и энергопринимающего устройства, находящегося в помещении № 17 и общей долевой собственности ООО «Клевер», ЗАО «ТСЦ «Садко», граждан Левчугова В.В. и Князева А.В.
Решением Арбитражного суда Томской области исковые требования оставлены без удовлетворения ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих исковые требования, а так же заинтересованности истца в заявленных требованиях. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что договор энергоснабжения соответствует требованиям ст. 539 ГК РФ, довод ООО «Клевер» об отсутствии у ЗАО «ТЦ «Садко» энергопринимающего устройства, присоединенного к сетям энергоснабжающей организации, не подтвержден надлежащими доказательствами. Кроме того, у ООО «Клевер» отсутствует предусмотренная ст. 166 ГК РФ заинтересованность в данном деле.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 24.01.08 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция указала, что в случае использования ответчиком энергопринимающего устройства, принадлежащего иным лицам, последние вправе защитить свои права в порядке, предусмотренном действующим законодательством. Однако, при наличии непосредственного присоединения ЗАО «ТЦ «Садко» к сетям, осуществляющим энергоснабжение, заявление о недействительности такого договора является неправомерным.
Судебные акты, принятые по данному делу судами первой и апелляционной инстанций, представляются обоснованными. Истец не представил доказательств, свидетельствующих о заключении договора с нарушением действующего законодательства, а потому суды правомерно отказали в удовлетворении исковых требований.


2. Определение количества поданной и использованной абонентом энергии.


  При разрешении споров, возникающих из договора энергоснабжения, актуальной является практика рассмотрения споров по определению количества (объема поставленной энергии) и по применению тарифов на электрическую энергию.
Количество подаваемой абоненту энергии является существенным условием договора энергоснабжения. Договор энергоснабжения считается незаключенным, если в нем отсутствует условие о количестве ежемесячно и ежеквартально поставляемой энергии (пункт 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 17.02.98 N 30 «Обзор практики разрешения споров, связанных с договором энергоснабжения»).
В соответствии с п.1 ст.541 ГК РФ энергоснабжающая организация обязана подавать абоненту энергию через присоединенную сеть в количестве, предусмотренном договором энергоснабжения, и с соблюдением режима подачи, согласованного сторонами. Количество поданной абоненту и использованной им энергии определяется в соответствии с данными учета о ее фактическом потреблении.
В процессе разрешения споров, связанных с определением количества поданной и использованной абонентом энергии, возникает вопрос о том, каким способом должно определяться количество поданной абоненту и использованной им энергии при отсутствии приборов учета.
 В этой связи представляет интерес следующий пример из судебной практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
Так, ООО «Алтайские коммунальные инвестиции» обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к МУП «Производственный жилищно-эксплуатационный трест Центрального района» о взыскании задолженности за отпущенную тепловую энергию по договору на отпуск тепловой энергии в виде горячей воды (дело № 07АП- 98/07 (А03-12/07-12) от 06 февраля 2008 года).
Исковые требования мотивированы ссылкой на ненадлежащее исполнение ответчиком договора.
Решением Арбитражного суда Алтайского края от 14.11.2007 года заявленные исковые требования удовлетворены. Суд исходил из того, что ответчиком не доказано отсутствие задолженности перед истцом по договору.
Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения по следующим основаниям.
 Как следует из пункта 2.2 договора, заключенного между сторонами, отпуск тепловой энергии в горячей воде абоненту устанавливается энергоснабжающей организацией расчетным путем для предприятий и организаций в зависимости от технической возможности котельной, пропускной способности паро- и тепловодов согласно расчетному плану отпуска тепла (Приложение № 1 к договору). Согласно пункту 4.1 договора фактический отпуск тепловой энергии абонентам фиксируется прибором учета, установленного на выходе из котельной. Количество тепловой энергии потребляемой каждым абонентом определяется по приборам учета на узле управления абонента. При отсутствии счетчика у абонента количество потребляемой энергии рассчитывается энергоснабжающей организацией пропорционально их часовым нагрузкам.
Истец определял количество отпущенной ответчику тепловой энергии расчетным (балансовым) способом, так как приборы учета у ответчика отсутствовали. При расчете истец использовал Методику определения количества тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденной приказом Госстроя России от 06.05.2000 г. № 105.
Проведенная в ходе производства по делу экспертиза подтвердила, что представленный судом расчет количества отпущенной МУП «ПЖЭТ Центрального района» тепловой энергии в горячей воде соответствует Методике определения количества тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения. Эксперт в своем заключении указал условия, которые соблюдены истцом. Формальные отклонения от Методики на результат расчетов не повлияли.
Судебные акты, принятые по данному делу судами первой и апелляционной инстанциями, представляются обоснованными. В соответствии со ст. 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Порядок расчетов за энергию определяется законом, иными правовыми актами или соглашением сторон. Эта норма носит диспозитивный характер, поскольку и в законе, и в ином правовом акте или соглашении сторон, может быть установлено иное.  
Соответственно, если стороны в договоре предусмотрели определение количества поданной и использованной абонентом энергии расчетным путем, согласно Методике определения количества тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденной приказом Госстроя России от 06.05.2000 г. № 105, то применение данного метода будет законным.
Интересен и другой пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ОАО «Томские коммунальные системы» обратилось в Арбитражный суд Томской области с иском к ММЛПУ «Городская больница N 1» о взыскании задолженности за потребленную тепловую энергию в горячей воде, а также пеней, начисленных за просрочку платежей (дело N Ф04-7120/2007(39168-А67-12) от 9 октября 2007 г.)
Решением от 10.04.2007 Арбитражного суда Томской области, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 25.07.2007, исковые требования удовлетворены частично в размере основного долга, во взыскании пеней отказано за отсутствием вины ответчика.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 09.10.2007 г. решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции оставлены без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения. При этом кассационная инстанция указала, что в связи с тем, что система учета не могла служить в оспариваемый период для коммерческого расчета тепловой энергии и договором предусмотрен расчетный учет тепловой энергии в горячей воде, то истец правомерно определил количество потребленной ответчиком энергии расчетным методом.
Аналогичная позиция выражена в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 29.03.2007 г. по делу N Ф04-1818/2007(32921-А67-12), от 19 июня 2007 г. по делу N Ф04-3838/2007(35227-А67-10).
Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что судебные акты по данной категории дел свидетельствуют о единообразии и правильном применении норм материального права, из которых следует, что энергоснабжающая организация вправе производить учет отпущенной тепловой энергии расчетным методом, что не противоречит ст.ст. 539, 544 ГК РФ и Методике определения количества тепловой энергии и теплоносителя в водяных системах коммунального теплоснабжения, утвержденной приказом Госстроя России от 06.05.2000 г. № 105.
 В судебной практике Седьмого арбитражного апелляционного суда было дело, когда истец определял количество поданной и использованной абонентом энергии на основании неподписанного ответчиком проекта договора, уведомив о расторжении ранее действовавшего.
Так, МУП «Рубцовские тепловые сети» обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к ЖСК № 4 о взыскании задолженности по оплате тепловой энергии (дело № 07АП-547/08 от 15.02.08 г.).
Как следует из материалов дела, между МУП «Рубцовские тепловые сети» и Жилищно-строительным кооперативом № 4 был заключен договор поставки тепловой энергии. Стороны данный договор исполняли. Истец направил ответчику проект нового договора, уведомив о расторжении ранее действовавшего. Проект договора ответчиком подписан не был.
Решением Арбитражного суда Алтайского края исковые требования удовлетворены частично. При этом суд исходил из того, что ответчик принял тепловую энергию и должен её оплатить по условиям предложенного проекта договора.
Суд апелляционной инстанции посчитал решение суда первой инстанции подлежащим изменению. При этом апелляционная инстанция указала, что истец, предъявляя исковые требования о взыскании с ответчика задолженности по оплате тепловой энергии, должен представить доказательства её подачи в количестве, указанном в расчёте. Расчёты и первичные документы в подтверждение такого расчёта суду не представлены. Кроме того, согласно ч. 3 ст. 540 ГК РФ если одной из сторон до окончания срока действия договора внесено предложение о заключении нового договора, то отношения сторон до его заключения регулируются ранее заключённым договором.
Представляется, что Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда, принятое по данному делу, является правомерным. Ведь норма, предусмотренная ч.3 ст. 540 ГК РФ представляет собой исключение из общего принципа п.3 ст.438 ГК РФ, согласно которому совершение конклюдентных действий, предусмотренных офертой, считается акцептом. Смысл ч.3 ст. 540 ГК РФ заключается в обеспечении непрерывности энергоснабжания и объясняется стремлением законодателя обеспечить стабильность договорных отношений по энергоснабжению.
В практике ФАС Западно-Сибирского округа встречались споры, когда энергоснабжающая организация, при определении количества поданной и использованной абонентом энергии, использовала данные фактически принятой энергии на основании приборов учета, находящихся на сетях энергоснабжающей организации. Возникают вопросы правомерности таких использований.
Примером может служить дело N Ф04-9119/2006(30306-А75-11) от 1 марта 2007 г. по иску СГМУП «Тепловик» к МУ «ДЕЗ ЦЖР» о взыскании задолженности за фактически оказанные услуги тепло - водоснабжения по поселкам Кедровый 2, Кедровый База ОРСа и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Исковые требования обоснованы фактическим предоставлением услуг по тепло-, водоснабжению поселков Кедровый 2, Кедровый База ОРСа и отказом ответчика производить оплату стоимости услуг по приборам учета, находящихся на сетях энергоснабжающей организации.
Решением суда первой инстанции от 21.09.2006 в удовлетворении исковых требований отказано. Принимая решение, суд исходил из того, что оплата коммунальных услуг потребителем производится в соответствии с нормативом, утвержденным органом местного самоуправления.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 01.03.2007 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения. При этом кассационная инстанция указала, что фактически принятое количество энергии может быть установлено только с помощью средств измерений, находящихся на сетях абонента, а не энергоснабжающей организации, сославшись на пункты 1.3, 2.1.1, 3.1.5, 3.2.1 Правил учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго РФ 12.09.95 N Вк-4936. Поскольку в жилых домах спорных поселков отсутствуют как индивидуальные, так и коллективные приборы учета, используемые для определения объемов потребления коммунальных ресурсов, оплата коммунальных услуг потребителями производится в соответствии с нормативом, утвержденным органом местного самоуправления.  
 Судебные акты, принятые по данному делу представляются обоснованными. Согласно п.1.3. Правил учета тепловой энергии и теплоносителя, утвержденных Минтопэнерго РФ 12.09.95 N Вк-4936 расчеты потребителей тепловой энергии с энергоснабжающими организациями за полученное ими тепло осуществляются на основании показаний приборов учета и контроля параметров теплоносителя, установленных у потребителя. В силу пунктов 2.1.1 и 3.1.5 указанных Правил узел учета тепловой энергии оборудуется у границы раздела балансовой принадлежности трубопроводов на принадлежащем потребителю тепловом пункте. Согласно пункту 3.2.1 Правил количество тепловой энергии и масса теплоносителя, полученные потребителем, определяются энергоснабжающей организацией на основании показаний приборов узла учета потребителя.
Таким образом, поскольку, ответчик, являясь управляющей организацией, приобретает у истца коммунальные услуги исключительно в целях обеспечения граждан, проживающих в поселках, то к отношениям между гражданами и управляющей организацией применяются Правила предоставления услуг гражданам, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 N 307. Согласно пункту 19 указанных Правил, при отсутствии коллективных, общих и индивидуальных приборов учета размер платы за коммунальные услуги в жилых помещениях определяется расчетным путем исходя из количества граждан, проживающих в жилом помещении, норматива потребления соответствующей коммунальной услуги и тарифа на такую услугу.
В процессе разрешения споров, связанных с определением количества поданной и использованной абонентом энергии, возникают также вопросы определения размера расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном договором количестве.
Согласно п.2 ст. 541 ГК РФ договором энергоснабжения может быть предусмотрено право абонента изменять количество принимаемой им энергии, определенное договором, при условии возмещения им расходов, понесенных энергоснабжающей организацией в связи с обеспечением подачи энергии не в обусловленном договором количестве.
В соответствии со ст. 547 ГК РФ в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб (пункт 2 статьи 15).
Следовательно, абонент возмещает только те реальные расходы энергоснабжающей организации, которые она понесла в связи с изменением количества потребляемой энергии против договора.
В этой связи представляет интерес следующий пример из судебной практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ОАО «Трансстроймеханизация» обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском к МПП ЖКХ «Ямал» о взыскании убытков, возникших вследствие недобора электрической энергии (дело N Ф04-6651/2006(27256-А81-12) от 10.10. 2006 г.).
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.
Суд со ссылкой на нормы статей 15, 393, 547 Гражданского кодекса Российской Федерации, отказывая в иске, исходил из недоказанности истцом причиненных ему убытков, а также того, что по договору энергоснабжения возможно взыскание только реальных убытков, тогда как истец требует взыскания упущенной выгоды.
Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой и постановление суда апелляционной инстанции без изменения.
 Судебные акты, принятые по данному делу представляются законными.
 В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения, сторона, нарушившая обязательства, помимо обязанности возместить реальный ущерб, предусмотренный ст. 547 ГК РФ, обязана уплатить неустойку.
  В соответствии со ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков. Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.
Из смысла этого определения вытекает, что для взыскания неустойки достаточно самого факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства абонентом по договору энергоснабжения, и оно не поставлено в зависимость от возникновения у энергоснабжающей организации убытков. Таким образом, в случаях подачи энергии не в обусловленном договором количестве, энергоснабжающая организация вправе требовать уплату неустойки, если такая уплата предусмотрена законом или договором.
Показателен в этом плане следующий пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
ОАО «Омскэнергосбыт» обратилось в Арбитражный суд Омской области с иском к ЗАО «Завод пластмасс» о взыскании штрафа в связи с несоблюдением величин потребления электрической энергии по договору купли-продажи электрической энергии. Дело N Ф04-4956/2007(36515-А46-9) от 24 июля 2007 года.
Как следует из материалов дела, в соответствии с п. 7.4 заключенного между сторонами договора энергоснабжения в редакции протокола согласования разногласий, абоненту предоставлено право допускать отклонения потребления электрической энергии и мощности от величин, определенных договором в пределах +- 2%. Вместе с тем данным пунктом установлена обязанность абонента уплачивать энергоснабжающей организации 2-кратную стоимость электрической энергии и мощности, если фактическое потребление электрической энергии и мощности будет выше договорного; а также возмещать энергоснабжающей организации понесенные расходы в виде постоянных эксплуатационных затрат на энергоснабжение, если фактическое электропотребление будет ниже договорного.
Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, арбитражный суд взыскал неустойку, уменьшив ее размер на основании ст. 333 ГК РФ. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что принятые по договору обязательства должны исполняться сторонами надлежащим образом в соответствии с условиями обязательств договора.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 24.07.07 г. решение суда первой и постановление апелляционной инстанций оставлены без изменения. При этом кассационной инстанцией не принят довод ответчика о том, что взыскание двукратной стоимости энергии, потребленной сверх договорного количества, независимо от величины причиненных убытков, противоречит здравому смыслу и договорному праву России.
Такая позиция судов первой, апелляционной и кассационной инстанции представляется обоснованной. В соответствии со статьей 421 ГК РФ юридические лица свободны в заключение договора; стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Спорный договор энергоснабжения содержит согласованные сторонами условия обязательств, в соответствии с которыми стороны в договоре энергоснабжения предусмотрели неустойку. Таким образом, в случае недобора или перебора количества энергии, предусмотренной договором, неустойка подлежит уплате.
Как известно, на денежные обязательства, возникшие из договоров, подлежат начислению проценты на основании статьи 395 ГК РФ.
Между тем, в п.6 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 N 13/14 «О практике применения Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» судам дано разъяснение о невозможности взыскания одновременно процентов за пользование чужими денежными средствами и пеней за просрочку платежа. Проценты за просрочку исполнения денежного обязательства являются самостоятельной наряду с возмещением убытков и неустойки формой гражданско-правовой ответственности. Поэтому взыскание одновременно процентов и пеней недопустимо.
В настоящее время, в соответствии с Положением о Федеральной службе по тарифам, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 332 (СЗ РФ, 2004, N 29, ст. 3049; 2006, N 3, ст. 301; N 23, ст. 2522; N 48, ст. 5032, N 50, ст. 5354; 2007, N 16, ст. 1912, N 25, ст. 3039), Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006 N 530 «Об утверждении Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики» (СЗ РФ, 2007, N 37, ст. 3876), а также на основании протокола заседания Правления ФСТ России от 21 августа 2007 года N 28-э приняты правила определения стоимости электрической энергии (мощности), поставляемой на розничном рынке по регулируемым ценам (тарифам), оплаты отклонений фактических объемов потребления от договорных, а также возмещения расходов в связи с изменением договорного объема потребления электрической энергии.
Представляется, что с принятием вышеуказанных правил, стороны при определении стоимости отклонений фактических объемов от договорных, а также при возмещении расходов в связи с изменением договорного объема потребления электрической энергии не вправе предусматривать стоимость таких отклонений и расходов по соглашению сторон.


3. Определение тарифа, подлежащего применению при расчетах за отпущенную энергию.


В процессе рассмотрения дел, связанных с ненадлежащим, по мнению энергоснабжающей организации, исполнением абонентом (потребителем) своих обязательств по оплате электроэнергии (теплоэнергии, услуг по водоснабжению) либо, напротив, связанных с наличием у энергоснабжающей организации неосновательного обогащения за счет абонента (потребителя), зачастую возникает вопрос об определении тарифа, подлежащего применению при расчетах за отпущенную энергию. Данная проблема по-прежнему остается актуальной при рассмотрении споров в сфере энергоснабжения. При этом возникают различные вопросы: подлежит ли тариф на энергию государственному регулированию либо тариф определяется по соглашению сторон, какой именно орган уполномочен утверждать тариф в каждом конкретном случае, тариф для какой именно группы потребителей должен применяться, с какого момента должен применяться новый тариф в случае его изменения уполномоченным органом; распространяется ли на потребителя (абонента) льготный тариф, за чей счет должна возмещаться возникающая разница в тарифах и т.п.
Согласно ст.424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. В соответствии предусмотренных законом случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки), устанавливаемые и регулируемые уполномоченными на то государственными органами.
Экономические, организационные и правовые основы государственного регулирования тарифов на электрическую и тепловую энергию в настоящее время определены ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» от 14.04.95 № 41-ФЗ, согласно статье 2 которого государственное регулирование тарифов на электрическую и тепловую энергию осуществляется на основе принципов, изложенных в Федеральном законе, посредством установления экономически обоснованных тарифов (цен, платы за услуги) на электрическую и тепловую энергию и (или) их предельных уровней.
В силу названного нормативного акта государственное тарифное регулирование осуществляется путем утверждения уполномоченными государственными органами системы ценовых ставок, по которым осуществляются расчеты за электрическую и тепловую энергию.
Согласно ст. 5, 6 указанного Закона полномочиями по регулированию тарифов на тепловую и электрическую энергию наделено Правительство РФ или федеральный орган исполнительной власти в области регулирования тарифов, орган исполнительной власти субъектов Российской Федерации и орган местного самоуправления в области государственного регулирования тарифов.
 Анализ судебной практики ФАС Западно-Сибирского округа показал, что суды при рассмотрении споров в основном правильно определяют тариф, подлежащий применению в каждом конкретном случае.
В этой связи представляет интерес, следующий пример из судебной практики ФАС Западно-Сибирского округа.
МП «Харпэнерго» обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с иском к МПП ЖКХ «Ямал» о взыскании задолженности за отпущенную электрическую энергию (дело N Ф04-8246/2007(40562-А81-12) от 04.12.07 г.).
Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договорам энергоснабжения.
Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда, иск удовлетворен в полном объеме. Руководствуясь нормами статьи 424 ГК РФ, ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации» (далее - Закон о государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию), суды исходили из того, что поскольку тарифы на электрическую энергию подлежат государственному регулированию и расчет долга произведен МП «Харпэнерго» на основании установленных Региональной энергетической комиссией Ямало-Ненецкого автономного округа тарифов, то требования истца являются правомерными.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 04.12.07 г. решение от Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа и постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения. При этом кассационная инстанция указала, что истец правомерно применял тариф, установленный Региональной энергетической комиссией Ямало-Ненецкого автономного округа, не принят довод ответчика о применении тарифа, установленного администрацией города Лабытнанги, так как действующим законодательством не предусмотрено наделение органов местного самоуправления полномочиями на государственное регулирование тарифов на электрическую энергию.
Судебные акты, принятые по данному делу представляются правомерными. Как указывалось выше, тарифы на электрическую и тепловую энергию подлежат государственному регулированию в соответствии с ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации».
Согласно статье 6 названного Закона органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации устанавливают тарифы на электрическую энергию, поставляемую энергоснабжающими организациями потребителям, в рамках, установленных федеральным органом исполнительной власти в области регулирования тарифов предельных (минимального и (или) максимального) уровней тарифов, за исключением электрической энергии, продаваемой по нерегулируемым ценам.
 Органы местного самоуправления могут наделяться законом субъекта РФ полномочиями на государственное регулирование тарифов на тепловую энергию (за исключением производимой электростанциями, осуществляющими производство в режиме комбинированной выработки электрической и тепловой энергии), отпускаемую непосредственно источниками тепловой энергии, обеспечивающими снабжение тепловой энергией потребителей, расположенных на территории одного муниципального образования.
Такого закона Ямало-Ненецкого автономного округа, наделяющего Администрацию города Лабытнанги, полномочиями на государственное регулирование тарифов на тепловую энергию, в спорный период не существовало. Кроме того, Региональная энергетическая комиссия Ямало-Ненецкого автономного округа, являясь органом исполнительной власти субъектов РФ в области государственного регулирования тарифов, установила тариф на электрическую энергию, отпускаемую сторонним потребителям МП МО г. Лабытнанги «Лабытнангское управление электрических сетей».
Интересен и другой пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ЗАО «Барнаульский ВРЗ» обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к ОАО «Алтайэнерго» о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами (дело N Ф04-7791/2007(39970-А03-28) от 13 ноября 2007 г.).
 Решением от 27.07.2007 Арбитражного суда Алтайского края исковые требования удовлетворены полностью. Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ОАО «Барнаульский ВРЗ» производил оплату за электроэнергию на основании счетов энергоснабжающей организации по тарифу, соответствующему уровню среднего (второго) напряжения, а для расчета платы за услуги по передаче электроэнергии энергоснабжающей организации следовало учитывать высокий уровень напряжения согласно положениям, предусмотренным в пункте 50 Методических указаний N 49-э/8 и в пункте 45 Методических указаний N 20-э/2. В качестве меры ответственности приобретателя за неосновательно полученные денежные средства по обязательству энергоснабжения, суд применил п. 2 ст. 1107 ГК РФ о начислении в соответствии с расчетом истца процентов за пользование чужими денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ.
В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 13.11.2007 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения.
Такая позиция судов первой и кассационной инстанции представляется не бесспорной. Суды исходя из того, что избрание сторонами договора тарифа с учетом среднего (второго) уровня напряжения в точке подключения к электрической сети энергоснабжающей организации не соответствует реальным (фактическим) условиям энергоснабжения (подключения к электрической сети) и является нарушением требований Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», по смыслу которого тариф на электрическую энергию не может являться договорной величиной и подлежит государственному регулированию уполномоченными органами, не учли, что данный показатель (уровень напряжения) связан с тарифом, но является техническим, который стороны вправе согласовать в договоре.
Интересен в этой связи следующий пример из практики Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ.  
Президиум ВАС РФ частично отменил решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной и кассационной инстанций с принятием нового решения об отказе в отмененной части в удовлетворении исковых требований, которыми было установлено, что избрание сторонами договора тарифа с учетом среднего (второго) уровня напряжения в точке подключения к электрической сети энергоснабжающей организации не соответствует реальным (фактическим) условиям энергоснабжения (подключения к электрической сети) и является нарушением требований Федерального закона от 14.04.1995 N 41-ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», по смыслу которого тариф на электрическую энергию не может являться договорной величиной и подлежит государственному регулированию уполномоченными органами. В постановлении Президиума от 29.05.07 г. по делу № 16260/06 отмечается, что установленный сторонами в договоре тариф с учетом среднего уровня напряжения, в спорный период не был отменен, изменен или признан недействующим по заявлениям заинтересованных лиц. Кроме того, данный показатель связан с тарифом, но является техническим, который стороны вправе согласовать в договоре. Следовательно, у энергоснабжающей организации отсутствует неосновательное обогащение.
 ВАС РФ в определение об отказе в передачи дела в Президиум ВАС РФ от 06.11.07 г. № 5348/07 указал, что поскольку практика рассмотрения аналогичных споров установлена постановлением Президиума ВАС РФ от 29.05.2007 по делу N 16260/06, ссылка предприятия на решение ВАС РФ от 26.02.2006 N 16609/05, не принимается. При этом ссылка заявителя на определения ВАС РФ от 13.04.2007 N 3696/07, от 07.06.2007 N 5997/07, от 18.06.2007 N 6826/07, которыми отказано в передаче в Президиум аналогичных дел о взыскании с энергоснабжающей организации в пользу абонента неосновательного обогащения в связи с применением неправильного тарифа, несостоятельна. По указанным делам судебные акты приняты в период до установления ВАС РФ практики рассмотрения аналогичных споров.
Таким образом, на основании вышеизложенного представляется возможным высказать предположение о том, что практика рассмотрения данной категории споров является устоявшейся.
В соответствии с абзацем 6 ст. 14 ФЗ «Об энергосбережении» № 28-ФЗ от 3 апреля 1996 года (в редакции от 18.12.2006 N 232-ФЗ) органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации при определении тарифов на электрическую и тепловую энергию должны учитывать экономически обоснованные затраты потребителей электрической и тепловой энергии на энергосбережение. Порядок консолидации указанных средств и порядок их использования потребителями в целях финансирования энергосберегающих проектов определяются органами исполнительной власти субъектов Российский Федерации. Исходя из смысла данной нормы, органы исполнительной власти субъектов РФ являются полномочными субъектами правоотношений, возникающих в области энергосбережения.
 Как правило источниками формирования консолидированных средств, предназначенных для энергосбережения, являются ежемесячные отчисления, включаемые в состав затрат на производство и распределение электрической и тепловой энергии, реализуемой на потребительском рынке области и перечисляемые на специальный счет производителями и поставщиками (перепродавцами) энергии, тарифы для которых регулируются региональной энергетической комиссией.
В судебно-арбитражной практике встречаются случаи отказа энергоснабжающих организаций исполнять обязанность по отчислению денежных средств, полученных от потребителей в составе тарифа на электрическую энергию.
В этой связи представляет интерес следующий пример из практики Седьмого арбитражного апелляционного суда.
 ГУ «КЦЭ» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к МУ «ТС г. Кемерово» о взыскании задолженности по уплате целевых отчислений в размере 1 % от стоимости отпущенной на потребительский рынок тепловой энергии (дело № 07 АП-254/08 от 06 февраля 2008 г.).
В обоснование заявленных требований указало, что ответчик не исполнил установленную распоряжением Администрации Кемеровской области обязанность по отчислению на специальный счет ГУ «КЦЭ» 1 % от необходимой валовой выручки (НВВ).
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 12 декабря 2007 г. заявленные требования удовлетворены.
 Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 06.02.08 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, апелляционная инстанция указала, что органы власти субъектов РФ являются полномочными субъектами правоотношений, возникающих в области энергосбережения. Постановление РЭК Кемеровской области от 30.11.2006 N 229 области принято в рамках реализации положений действующего законодательства в области энергосбережения, вывод суда о том, что целевые средства в размере 1 процента от необходимой валовой выручки (НВВ) ответчика, подлежат уплате для реализации региональной Программы энергосбережения, соответствует действующему законодательству.
Представляется, что судебные акты, принятые по данному делу являются законными. Орган исполнительной власти субъекта РФ – РЭК Кемеровской области действовала в рамках предоставленных ей полномочий п.6 ст.14 ФЗ «Об энергосбережении».
Интересна также практика определения тарифа, подлежащего применению в зависимости от группы потребителей.
Так, ООО «Кузбасская электросбытовая компания» обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к ООО УЖКХ о взыскании задолженности по оплате за потребленную электрическую энергию за освещение мест общего пользования многоквартирных домов по договору на электроснабжение (дело № 07АП- 216/08 (А27-7291/2007-3) от 08.02.08 г.).  
Исковые требования обоснованы ссылками на статьи 309, 539, 544 ГК РФ, пункты 147, 155 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 года № 530, договор № 292. В сложившихся отношениях с ответчиком они являются ресурсоснабжающей организацией, состоящей в договорных отношениях с исполнителем, а не потребителем коммунальных услуг.
Решением Арбитражного суда Кемеровской области от 30.11.2007 года в удовлетворении заявленных исковых требований отказано. Суд исходил из того, что доводы истца об определении объема безучетного потребления электрической энергии из расчета полного использования всей мощности присоединенных энергопринимающих устройств не обоснованы, ответчиком в заявленный период оплата за потребленную электроэнергию произведена.
Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.02.08 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом апелляционная инстанция указала, что судом первой инстанции обоснованно применены пункты 89, 91 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006 года № 530, согласно которым в случае, если энергия приобретается у гарантирующего поставщика (истца) в целях оказания коммунальной услуги по электроснабжению гражданам-потребителям, то стоимость электрической энергии определяется в соответствии с положениями раздела VII указанных Правил, установленными для граждан-потребителей. В соответствии с указанными нормами суд первой инстанции верно применил пункт 25 Приложения к Правилам установления и определения нормативов потребления коммунальных услуг, утвержденные Постановлением Правительства от 23.05.2006 года № 306 с учетом и разъяснений Министерства регионального развития Российской Федерации, изложенных в письме от 18 июня 2007 года № 11356-ЮТ/07.
Судебные акты, принятые по данному делу представляются обоснованными. Согласно п.5 ст. 38 ФЗ «Об электроэнергетике» от 26.03.2003 N 35-ФЗ (ред. от 04.11.2007) договор, заключаемый гарантирующим поставщиком с потребителем электрической энергии, является публичным.
Согласно п.4 ст.426 ГК РФ в случаях предусмотренных законом, Правительство РФ может устанавливать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров. Такими правилами являются Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006 года № 530. Исходя из того, что ответчик приобретал энергию для освещения мест общего пользования и придомовой территории, то есть для оказания коммунальной услуги гражданам-потребителям, то суд первой и апелляционной инстанции обоснованно применил п.89, 91 указанных правил.
Таким образом, в сложившихся отношениях истец является энергоснабжающей организацией, состоящей в отношениях с потребителем, а не исполнителем коммунальной услуги. Соответственно, определение объема безучетного потребления электрической энергии из расчета полного использования всей мощности присоединенных энергопринимающих устройств в соответствии с п.147, 155 указанных правил было бы, незаконно.
Интересен и другой пример из судебной практики ФАС Западно-Сибирского округа.
Так, ОАО «Тюменьэнергосбыт» обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с иском к автономной некоммерческой организации «Наркологический реабилитационный центр» (далее - АНО «НРЦ») о взыскании задолженности за поставленную электрическую энергию по договору энергоснабжения (дело N Ф04-7525/2007(39669-А70-28) от 25 октября 2007 г.).
Из материалов дела следует, что в соответствии с пунктом 5.2 договора оплата потребленной электрической энергии и мощности производится по тарифам соответствующих групп потребителей, установленных согласно действующему законодательству решениями РЭК. В приложении N 2 к договору стороны согласовали объем отпуска электроэнергии и определили тарифную группу потребителя – «быт сельский населенный пункт». В мае 2006 года энергосбытовая организация уведомила потребителя о необходимости оплачивать полученную по договору энергию по тарифу, установленному в соответствии с решением РЭК Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов от 17.11.2005 N 200, - «Бюджетные потребители».
Поскольку в добровольном порядке оплата поставленной электрической энергии по тарифу «Бюджетные потребители» АНО «НРЦ» произведена не была, ОАО «Тюменьэнергосбыт» обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с иском.
  Решением от 26.04.2007 Арбитражного суда Тюменской области в иске отказано. Арбитражный суд Тюменской области, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из отсутствия правовых оснований для взыскания задолженности за поставленную электрическую энергию по договору в связи с ненадлежащим уведомлением истцом об изменении тарифов.
  Постановлением от 27.07.2007 Восьмого арбитражного апелляционного суда решение отменено, принят новый судебный акт об удовлетворении исковых требований. Отменяя решение, Восьмой арбитражный суд апелляционной инстанции указал на ошибочность вывода суда об обязанности истца уведомить ответчика об изменении тарифа.
Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 25.10.2007 г. решение суда апелляционной инстанции оставлено без изменения, кассационная жалоба без удовлетворения. При это кассационная инстанция указала, что АНО «НРЦ» согласно уставу является автономной некоммерческой организацией, образованной путем реорганизации в форме разделения и преобразования государственного учреждения «Наркологический реабилитационный центр», учредителем которой выступает Тюменская область, апелляционный суд пришел к обоснованному выводу о том, что ответчик является потребителем, относящимся к группе «Бюджетные потребители», и правомерно признал правильными расчеты за потребленную энергию между сторонами договора по тарифам, установленным для указанной группы потребителей.
Представляется, что судебные акты, принятые по данному делу судом апелляционной и кассационной инстанцией являются правомерными. Как указывалось выше, тарифы на электрическую и тепловую энергию подлежат государственному регулированию в соответствии с ФЗ «О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации», ФЗ от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» наделил Правительство РФ полномочиями по утверждению основных положений функционирования оптового рынка и основных положений функционирования розничных рынков; по утверждению основ ценообразования в сфере регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике. В пределах своей компетенции Правительство РФ утвердило Основы ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в РФ от 26.02.2004 N 109 (далее - Основы ценообразования). В пункте 59 Основ ценообразования определено, что установление конкретного тарифа по группам (категориям) потребителей электрической энергии (мощности) обусловлено различиями в стоимости производства, передачи и сбыта электрической энергии для групп потребителей.
Отнесение потребителей к определенной тарифной группе осуществляется на основании Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном (потребительском) рынке, утвержденных Приказом Федеральной Службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2. Пунктом 27 названных Методических указаний предусмотрено, что в целях формирования бюджетной политики к третьей группе потребителей «Прочие потребители» относятся потребители, финансируемые за счет средств бюджета соответствующих уровней.
Исходя из смысла разъяснений РЭК Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов по применению тарифов, утвержденных решением от 17.11.2005 N 200 (далее - решение РЭК от 17.11.2005 N 200), к тарифной группе потребителей «бюджетные потребители» в том числе относятся автономные некоммерческие организации, образованные в результате реорганизации государственных или муниципальных учреждений или созданные администрацией Тюменской области путем учреждения. Поэтому расчеты за потребленную энергию между сторонами договора по тарифам, установленным для указанной группы потребителей, являются обоснованными.
 Судебной практикой вырабатываются определенные подходы к применению понижающего коэффициента 0,7 при установлении тарифа на электроэнергию для определенной категории потребителей. В этом плане показателен следующий пример из практики ФАС Западно-Сибирского округа.
 Так, МУП «Дирекция единого заказчика – 1» обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к ОАО «Барнаульская горэлектросеть» о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Исковые требования мотивированы необоснованным применением ответчиком тарифов, установленных для городского населения, проживающего в домах, оборудованных электроплитами.
Решением от 04.06.2007 Арбитражного суда Алтайского края, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 31.08.2007, требования оставлены без удовлетворения. Оставляя исковые требования без удовл

Опубликовано: 13.07.2009

© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования