1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с обращением взыскания на заложенное имущество


Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с обращением взыскания на заложенное имущество

  1. Независимо от перехода права собственности на заложенное имущество к третьим лицам залогодержатель не утрачивает право обратить взыскание на предмет залога.

  Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограни-ченной ответственностью об обращении взыскания на недвижимое имущество, принадле-жащее ответчику на праве собственности и являющееся предметом залога по договору о за-логе, заключенному в обеспечение обязательств по кредитным договорам иного общества (заемщика).
  Ответчик, возражая против заявленных требований, сослался на то, что ему не было известно на момент приобретения объектов недвижимости об их обременении правом зало-га.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , исковые требования удовлетворены полностью на основании следующего.
  Решением арбитражного суда по другому делу с заемщика в пользу истца взыскана задолженность по кредитным договорам. На момент рассмотрения спора об обращении взы-скания на заложенное имущество судебный акт о взыскании задолженности заемщиком не был исполнен.
  В обеспечение исполнения обязательств по кредитным договорам заемщика между истцом и ООО «Р» (третьим лицом, бывшим собственником заложенного имущества) за-ключен договор о залоге, в соответствии с которым банку передано в залог недвижимое имущество. Впоследствии недвижимое имущество, составляющее предмет залога, было от-чуждено залогодателем (ООО «Р») ответчику по настоящему делу на основании возмездной сделки.
  Согласно материалам дела собственником заложенного имущества на момент рассмот-рения спора является ответчик.
  В соответствии с положениями п. 1 ст. 353 ГК РФ в случае перехода права собственности на заложенное имущество к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу. Правопреемник залогодателя становится на место залогодателя и несет все обязанности залогодателя, если соглашением с залогодержателем не установлено иное.
  Поскольку обеспеченные залогом обязательства должником не были исполнены, с уче-том положений ст. 348 ГК РФ о возможности обращения взыскания на заложенное имущест-во для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятель-ствам, за которые он отвечает, и положений п. 1 ст. 353 ГК РФ о сохранении права залога при смене собственника заложенного имущества требования истца о взыскании задолженности по кредитным договорам из стоимости заложенного имущества признаны судом первой инстанции подлежащими удовлетворению .

  2. При переходе права собственности на переданное в залог имущество к другому лицу, обращение взыскания на данное имущество должно производиться путем предъ-явления иска к новому собственнику заложенного имущества.

  Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограни-ченной ответственностью о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , в удовлетворении исковых требований в части обращения взыскания на зало-женное имущество отказано с учетом следующего.
  В обеспечение исполнения обязательств ответчика по кредитному договору между истцом и ответчиком заключен договор о залоге.
  Между тем доказательств того, что заложенное имущество на момент рассмотрения спора является собственностью ответчика, истцом не представлено.
  При этом в материалах дела имеется документ, свидетельствующий об отчуждении ответчиком имущества, переданного в залог истцу.
  Таким образом, суд отказал в удовлетворении заявленного требования в связи с отсут-ствием в собственности ответчика имущества, на которое истец просит обратить взыска-ние .
   
  3. Если предмет залога составляют несколько имущественных объектов, взыскание может быть обращено на один из них с учетом размера требования, подлежащего удов-летворению из стоимости заложенного имущества.
   
  Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограни-ченной ответственностью об обращении взыскания на объекты недвижимости – нежилые помещения в здании литер А и нежилые помещения в здании литер Б, являющиеся предме-том залога по договору о залоге, заключенному в обеспечение обязательств по кредитным договорам.  
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , исковые требования удовлетворены.
  Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции обратил взыскание на один из заложенных объектов – нежилые помещения в здании литер Б. При этом суд исходил из следующего.
  Решением арбитражного суда по другому делу с заемщика в пользу истца взыскана задолженность по кредитным договорам.
  В соответствии с договорами цессии часть требований об уплате взысканной с заем-щика задолженности по кредитным договорам уступлена истцом третьему лицу.
  Как установлено судом, с учетом совершенных уступок права требования непогашен-ная перед истцом задолженность по кредитным договорам составила только часть взыскан-ной судебным актом суммы.
  В обеспечение исполнения обязательств по указанным кредитным договорам заключен договор о залоге, предметом которого являются два объекта недвижимости – нежилые помещения в здании литер А и нежилые помещения в здании литер Б.
  С учетом размера требования истца, подлежащего удовлетворению из стоимости зало-женного имущества, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности обратить взы-скание на один из заложенных объектов .

  4. Иск об обращении взыскания на заложенное имущество не подлежит удовлетво-рению, если стоимость каждой единицы имущества, переданного в залог, значительно превышает размер требования залогодержателя.

  Банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , в удовлетворении исковых требований в части обращения взыскания на заложенное имущество отказано на основании следующего.
  В обеспечение обязательств по кредитному договору между истцом и ответчиком за-ключен договор о залоге.
  В соответствии с п. 2 ст. 348 ГК РФ в обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.
В данном случае залоговая стоимость любого из объектов, являющихся предметом за-лога по заключенному сторонами договору, значительно превышает размер взысканной суммы и, следовательно, требование об обращении взыскания на заложенное имущество не подлежит удовлетворению.
   
  5. Начальная продажная цена заложенного движимого и недвижимого имущества для продажи с публичных торгов в случае обращения взыскания на имущество в су-дебном порядке подлежит определению судом на основании соглашения сторон о стои-мости предметов залога и только в случае наличия спора по размеру цены – исходя из рыночной стоимости имущества.
   
  Банк обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальным предпринимателям о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на предмет за-лога.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены: с индивиду-альных предпринимателей в пользу банка взыскан долг, проценты за пользование кредитом, неустойка по кредиту и процентам, а также обращено взыскание на заложенное по двум до-говорам о залоге имущество. Определен способ продажи имущества – с публичных торгов, установлена начальная продажная стоимость предмета залога, при определении которой суд исходил из следующего.
  В обеспечение кредитного обязательства между банком (залогодержателем) и индиви-дуальными предпринимателями (залогодателями) заключены договоры о залоге, в соответ-ствии с которыми в залог было передано принадлежащее залогодателям движимое имущест-во с определенной в договоре залоговой стоимостью. Согласно условиям договоров о залоге данная стоимость предметов залога была установлена по оценке сторон.  
  Таким образом, между сторонами существовало соглашение о стоимости предметов залога.
  Сторонами не оспаривалась начальная продажная цена заложенного имущества.
  Суд апелляционной инстанции , оставляя решение суда первой инстанции без изменения, отклонил доводы заявителя жалобы (ответчика) о том, что начальная продажная стоимость заложенного имущества должна исходить из его рыночной стоимости.
  При этом апелляционный суд указал на то, что в материалах дела отсутствуют сведе-ния о наличии спора по размеру начальной продажной цены заложенного имущества между сторонами при рассмотрении дела в суде первой инстанции, возражения по размеру началь-ной продажной цены в ходе судебного заседания ответчиком не заявлены.
  Кроме того, с учетом положений п. 6 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 января 1998 г. № 26 «Обзор практики рас-смотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского ко-декса Российской Федерации», согласно которым, если при рассмотрении споров об обра-щении взыскания на предмет залога по инициативе любой из заинтересованных сторон бу-дут представлены доказательства, свидетельствующие о том, что рыночная стоимость иму-щества, являющегося предметом залога, существенно отличается от его оценки, произведен-ной сторонами в договоре о залоге, арбитражный суд может предложить лицам, участвую-щим в деле, принять согласованное решение или определить начальную продажную цену такого имущества в соответствии с представленными доказательствами независимо от его оценки сторонами в договоре о залоге, судом апелляционной инстанции отмечено непред-ставление сторонами доказательств того, что рыночная стоимость имущества, являющегося предметом залога, существенно отличается от его оценки, произведенной сторонами в дого-воре о залоге. Ходатайств о проведении оценки заложенного имущества ни одной из сторон также не заявлялось.
  С учетом данных обстоятельств апелляционный суд признал правомерным определе-ние судом первой инстанции начальной продажной цены заложенного имущества для про-дажи с публичных торгов исходя из оценки, произведенной сторонами в договорах о залоге.
   
  6. При оценке договора о залоге на предмет заключенности следует учитывать, что указанные в договоре о залоге в качестве существенных условия о содержании, объеме и сроке исполнения обеспечиваемого обязательства, должны полностью соответство-вать содержанию основного договора.
   
  Банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании задолженности по кредитным договорам и обращении взыскания на заложенное имущество.
  Решением суда первой инстанции исковые требования в части взыскания задолжен-ности по кредитному договору удовлетворены частично. Взыскание задолженности обраще-но на заложенное имущество с учетом следующего.
  Между банком (кредитором) и обществом (заемщиком) заключен договор, в соответст-вии с условиями которого кредитор предоставляет заемщику кредитную линию с лимитом выдачи в определенной сумме и с установленным сроком возврата суммы кредита и процентов.
  В обеспечение исполнения обязательства по кредитному договору между банком и за-емщиком, а также банком и третьими лицами заключены договоры о залоге, в соответствии с которыми банку передано в залог принадлежащее залогодателям движимое и недвижимое имущество.
  Факт предоставления кредита заемщику подтвержден материалами дела.
  Поскольку обязательства по возврату кредита и уплате процентов заемщиком не были исполнены, с учетом положений ст. 348 ГК РФ требования банка о взыскании задолженно-сти по кредитному договору из стоимости заложенного имущества (в части подтвержденной суммы) признаны судом первой инстанции обоснованными.
  Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции в части требования об обращении взыскания на заложенное имущество по договору о залоге, заключенному между банком и заемщиком, отменил. Дело в указанной части передано на новое рассмотрение в тот же суд.
  В силу п. 1 ст. 339 ГК РФ существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечи-ваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон находится заложенное иму-щество. Аналогичные положения содержатся в п. 1 ст. 9 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке» (далее – Закон «Об ипотеке») и Законе Российской Фе-дерации от 29 мая 1992 г. № 2872-1 «О залоге».
Кроме того, п. 4 ст. 9 Закона «Об ипотеке» установлено, что обязательство, обеспе-чиваемое ипотекой, должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. В тех случаях, когда это обязательство основано на каком-либо договоре, должны быть указаны стороны этого договора, дата и место его заключения.
Таким образом, указания в договоре о залоге о содержании, объеме и сроке исполне-ния обеспечиваемого обязательства, определенного основным договором, должны полностью соответствовать этому договору.
Соглашением банка с заемщиком об открытии кредитной линии установлен опреде-ленный срок погашения выданного кредита.
Дополнительными соглашениями к договору на предоставление кредитной линии установлены иные (сокращенные) сроки погашения кредита.
Согласно п. 1 ст. 453 ГК РФ при изменении договора обязательства сторон сохраня-ются в измененном виде.
Между тем в материалах дела не имеется и сторонами не представлено доказа-тельств того, что залогодатель (заемщик) и залогодержатель (банк) в установлен-ном законом порядке (ст. 452, 339 ГК РФ) внесли в договор о залоге соответствующие из-менения, касающиеся установления нового срока исполнения обязательств по кредитному договору, и указания на вышеперечисленные дополнительные соглашения к этому дого-вору.
Данным обстоятельствам судом первой инстанции оценки не дано.
Вместе с тем данное обстоятельство (срок исполнения) имеет существенное значение по условиям договора о залоге.
  При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, исследовав условия договора о залоге, пришел к выводу о том, что указанный договор следует считать заключенным в силу ст. 432 ГК РФ, поскольку сторонами согласованы все существенные условия договора, уста-новленные в ст. 339 ГК РФ, в том числе срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом.
 Как установлено судом, договором на предоставление кредитной линии предусмотрен определенный срок возврата кредита, а также возможность досрочного возврата заемных средств по воле заемщика.
 В связи с этим между банком и заемщиком были заключены дополнительные согла-шения к кредитному договору, в которых установлены сроки досрочного исполнения обяза-тельства по данному договору, если заемщик воспользуется таким правом.
  Установление возможности досрочного исполнения обязательств не предполагает от-мену срока исполнения, который определен сторонами при заключении договора.
  Поскольку заемщик не воспользовался правом досрочного погашения кредита, то обя-зательство должно быть исполнено в установленный кредитным договором срок.
  Суд кассационной инстанции признал выводы суда первой инстанции о заключенности договора о залоге правильными, указав, что при данных обстоятельствах сроки возврата кредита, указанные в дополнительных соглашениях, нельзя расценивать как изменения существенного условия договора о залоге.

  7. Нарушение залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом вле-чет возникновение у залогодержателя права требовать досрочного исполнения обеспе-ченного залогом обязательства и обращения взыскания на заложенное имущество и не является основанием для признания сделки по передаче имущества недействительной.
   
  Банк обратился в арбитражный суд с иском к акционерному обществу и обществу с ограниченной ответственностью о признании недействительным (ничтожным) договора аренды имущества на основании ст. 168 ГК РФ, поскольку оспариваемая сделка заключена в отношении заложенного имущества в нарушение положений ст. 346 ГК РФ, т. е. в отсутствие согласия залогодержателя на передачу имущества в аренду.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд исходил из сле-дующего.
  При рассмотрении дела судом установлено, что имущество, переданное одним из от-ветчиков в аренду по оспариваемому договору, является предметом залога по договору, за-ключенному между этим ответчиком и банком в обеспечение исполнения кредитного обяза-тельства.
  В соответствии с п. 2 ст. 346 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или догово-ром и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, пере-давать в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоря-жаться им только с согласия залогодержателя.
  При этом в нарушение условий договора о залоге и положений п. 2 ст. 346 ГК РФ до-говор аренды заложенного имущества заключен в отсутствие согласия залогодержателя (банка).
  В силу ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных пра-вовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не пре-дусматривает иных последствий нарушения.
  Применительно к данному случаю иные последствия нарушения предусмотрены п. 2 ст. 351 ГК РФ, в силу которого в случае нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом (п. 2 ст. 346 ГК РФ) залогодержатель вправе потребовать досроч-ного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если это требование не будет удов-летворено – обратить взыскание на предмет залога.
  С учетом изложенного суд первой инстанции признал доводы истца о ничтожности договора аренды как не соответствующего ст. 346 ГК РФ, несостоятельными .

  8. Нарушение залогодателем правил о последующем залоге не влечет недействи-тельности договора о залоге, поскольку закон предусматривает иные последствия дан-ного нарушения.
   
  Закрытое акционерное общество (далее – истец) обратилось в арбитражный суд с ис-ком к обществу с ограниченной ответственностью (далее – ответчик) о взыскании задолжен-ности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.
  В обеспечение обязательств ответчика по кредитному договору между истцом (залого-держателем) и обществом (залогодателем) заключен договор о залоге.
  Часть имущества, предоставленного в залог истцу, является предметом залога по дру-гому, ранее заключенному между ответчиком и ОАО (третьим лицом) в обеспечение иных обязательств ответчика договору о залоге.
  При этом предшествующим договором о залоге, заключенным между ответчиком и третьим лицом, последующий залог запрещен.
  Отклоняя доводы третьего лица о недействительности договора о последующем залоге как заключенного в нарушение положений п. 2 ст. 342 ГК РФ, суд первой инстанции исходил из следующего.
В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
Пунктом 1 ст. 342 ГК РФ предусмотрено, что, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей.
В соответствии с п. 2 ст. 342 ГК РФ последующий залог допускается, если он не запре-щен предшествующими договорами о залоге.
 Таким образом, ГК РФ допускает неоднократный залог одного и того же имущества разным лицам, если иное не установлено предшествующими договорами. Права предшест-вующего залогодержателя охраняются нормой об удовлетворении его требований из стоимости заложенного имущества в первую очередь, чем требования следующего залогодержателя.
Договором о залоге, заключенным между ответчиком и ОАО (третьим лицом), после-дующий залог запрещен.
В соответствии со ст. 351 ГК РФ, в случае нарушения залогодателем правил о после-дующем залоге (ст. 342 ГК РФ) залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено – обра-тить взыскание на предмет залога.
Поскольку законом прямо предусмотрены иные последствия нарушения требований закона о последующем залоге, оспариваемый договор не может быть признан ничтожной сделкой на основании ст. 168 ГК РФ .
 
  9. После обращения взыскания на заложенное имущество его отчуждение возможно исключительно в порядке, предусмотренном ст. 350 ГК РФ, а именно с соблюдением публичной процедуры реализации имущества.

  Общество «С» обратилось в арбитражный суд с иском к обществу «У» и обществу «П» о признании недействительным заключенного между ответчиками договора поставки.
  В качестве одного из оснований недействительности оспариваемой сделки истцом указано то обстоятельство, что на основании данного договора обществом отчуждено заложенное имущество, на которое произведено взыскание по решению суда, без проведения публичных торгов. При этом имущество реализовано по цене ниже установленной судебным актом начальной продажной стоимости.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены с учетом сле-дующего.
  В обеспечение обязательств ответчика по кредитному договору между банком (залого-держателем) и обществом «У» (залогодателем) заключен договор о залоге.
  Решением суда по другому делу на заложенное имущество обращено взыскание для удовлетворения требования банка (залогодержателя) по кредитному договору с обществом «У». Установлена начальная продажная цена.
  В последующем имущество, на которое обращено взыскание, передано обществом «У» второму ответчику – обществу «П» на основании заключенного между ними договора по-ставки по договорной цене.
  В соответствии с ч. 1 ст. 350 ГК РФ реализация (продажа) заложенного имущества, на которое в соответствии со ст. 349 Кодекса обращено взыскание, производится путем прода-жи с публичных торгов в порядке, установленном процессуальным законодательством, если законом не установлен иной порядок.
В этом случае установленный ст. 350 ГК РФ порядок отчуждения имущества безаль-тернативен: имущество может быть продано только с публичных торгов в порядке, установ-ленном законом. Никакие другие способы отчуждения имущества в соответствии с дейст-вующим законодательством недопустимы.
Отклоняя ссылки ответчиков на положения ст. 346 ГК РФ, предусматривающие воз-можность залогодателя отчуждать предмет залога и иным образом распоряжаться заложен-ным имуществом с согласия залогодержателя, суд первой инстанции указал, что поскольку в данном случае обращение взыскания на заложенное имущество уже было произведено су-дом, установлена его начальная стоимость, такое имущество, может быть продано только посредством публичной процедуры реализации имущества, установленной ст. 350 ГК РФ.
  В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
  С учетом изложенного суд признал договор по отчуждению заложенного имущества недействительным .
  Суд апелляционной инстанции , оставляя решение суда первой инстанции без изменения, согласился с указанными выводами суда первой инстанции.

 10. Требование об обращении взыскания на заложенное имущество, заявленное в связи с неисполнением денежного обязательства залогодателя, в отношении которого введена процедура несостоятельности (банкротства), подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве как требование кредитора по обязательству, обеспеченному залогом иму-щества должника.

  Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании задолженности по договору путем обращения взыскания на заложенное имущество.
  Определением суда , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , исковое заявление оставлено без рассмотрения на основании п. 4 ст. 148 АПК РФ. При этом суд исходил из следующего.
  В обеспечение исполнения своих обязательств по договору уступки требования (по оплате уступаемого требования) цессионарий передал в залог цеденту движимое имущество.
  Обеспеченное залогом обязательство ответчиком не исполнено.
  Определением арбитражного суда в отношении ответчика введена процедура наблю-дения.
При этом судом установлено, что образовавшаяся у ответчика задолженность перед истцом к числу текущих обязательств не относится.
  Таким образом, поскольку истцом заявлено требование, которое в силу ст. 63 Феде-рального закона «О несостоятельности (банкротстве)» должно быть рассмотрено в рамках дела о банкротстве ответчика, то исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения на основании п. 4 ст. 148 АПК РФ.
  Обеспеченность исполнение обязательства по реестровым платежам залогом имуще-ства должника не принята во внимание судом по следующим основаниям.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 декабря 2004 г. № 29 «О некото-рых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротст-ве)"», возбуждение производства по делу о банкротстве не влечет прекращения залоговых правоотношений и трансформации требования залогового кредитора в необеспеченное де-нежное обязательство.
  Согласно ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» требова-ния кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитыва-ются в составе требований кредиторов третьей очереди. Требования кредиторов по обяза-тельствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.
  Порядок очередности удовлетворения требований кредиторов в процедурах банкрот-ства регулируется ст. 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», п. 2 которой предусмотрено, что требования кредиторов каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований кредиторов предыдущей очереди, за исключением слу-чаев, предусмотренных указанным Федеральным законом для удовлетворения обеспеченных залогом имущества должника требований кредиторов.
  Статьей 134 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлена очередность удовлетворения требований кредиторов в процедуре конкурсного производства. В п. 1 указанной статьи перечислены обязательства, которые отнесены к текущим и погашаются вне очереди за счет конкурсной массы. Такие требования не подлежат включению в реестр. Пунктом 4 указанной статьи предусмотрены три очереди удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр, и установлен специальный порядок погашения требований залоговых кредиторов.
  В силу ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающей-ся только требований залоговых кредиторов, эти требования учитываются в составе требований кредиторов третьей очереди (п. 1). Согласно п. 2 данной статьи упомянутые требования удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора о залоге. При этом понятие «иные кредиторы» не конкретизировано.
  Аналогичное правило содержится в абз. 4 п. 4 ст. 134 Федерального закона «О несо-стоятельности (банкротстве)», определяющем очередность удовлетворения включенных в реестр требований.
  Таким образом, преимущественным правом на удовлетворение своих требований за счет стоимости предмета залога залоговый кредитор обладает только по отношению к кредиторам, включенным в реестр, а именно: перед иными кредиторами третьей очереди, а также кредиторами первой и второй очереди, обязательства должника перед которыми возникли после заключения соответствующего договора о залоге.
  Исходя из изложенного удовлетворение требований залогового кредитора по реестро-вым платежам вне рамок дела о несостоятельности (банкротстве) и, следовательно, без учета установленных им правил расчетов ведет к нарушению очередности погашения задолженности.
  С учетом изложенного суд сделал вывод о том, что требование истца подлежит рас-смотрению в рамках дела о банкротстве.

  11. Требование об обращении взыскания на предмет залога, предъявленное к залого-дателю, в отношении которого введена процедура несостоятельности (банкротства), рассматривается в рамках искового производства только в случае, если залогодатель не является должником по обеспеченному залогом обязательству.
 
  Банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу об обращении взыскания на недвижимое имущество, принадлежащее ответчику на праве собственности и являющееся предметом залога по договору о залоге, заключенному в обеспечение обязательств по кре-дитному договору иного общества (заемщика).
  Ответчик (залогодатель) и третье лицо (заемщик) в возражениях по иску ссылались на то, что в отношении ответчика открыто конкурсное производство, в связи с чем заявленное требование должно рассматриваться в рамках дела о банкротстве.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме в силу следующего.
  Между истцом (банком) и третьим лицом (заемщиком) заключено кредитное соглаше-ние.
  В обеспечение исполнения обязательства заемщика по кредитному договору между истцом (банком) и ответчиком заключен договор о залоге, в соответствии с которым в залог банку передано принадлежащее ответчику имущество.
  Обеспеченное залогом кредитное обязательства заемщиком не исполнено.
  Согласно ст. 348 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения долж-ником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает, за-логодержатель для удовлетворения своих требований может обратить взыскание на зало-женное имущество.
  Решением арбитражного суда ответчик (залогодатель) признан несостоятельным (бан-кротом) и в отношении него открыто конкурсное производство.
В соответствии с п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротст-ве)» все требования кредиторов по денежным обязательствам, иные имущественные требо-вания могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.
Состав и размер денежных обязательство определяется ст. 4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».
Согласно терминологии, предусмотренной абз. 3 ст. 2 Федерального закона «О несо-стоятельности (банкротстве)», под денежным обязательством понимается обязанность долж-ника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ основанию.
  Из анализа указанных норм следует, что требование кредитора (залогодержателя) об обращении взыскания на заложенное имущество, предъявленное к залогодателю, не являю-щемуся должником по обеспеченному залогом обязательству, не относится к денежным обя-зательствам, в связи с чем правоотношения истца и ответчика по настоящему делу не могут регулироваться нормами законодательства о несостоятельности и, следовательно, требова-ние истца об обращении взыскания на заложенное имущество может быть рассмотрено вне рамок дела о банкротстве в самостоятельном исковом производстве .

  12. Исполнение судебных актов об обращении взыскания на заложенное имущество, по которым в отношении залогодателей введена процедура несостоятельности, осуще-ствляется в соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве» в том случае, если залогодатель не является должником по обеспеченному залогом обя-зательству. Специальные нормы, установленные Федеральным законом «О несостоя-тельности (банкротстве)» в таком случае применению не подлежат.

  Заявитель (банк) обратился в арбитражный суд с требованием признать незаконным бездействие судебных приставов-исполнителей, выразившееся в непрекращении исполни-тельных действий в отношении общества (должника) и в не передаче исполнительных лис-тов об обращении взыскания на заложенное имущество его конкурсному управляющему должника.
  Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано по следующим основаниям.
  Общество выступало залогодателем по кредитным обязательствам иного лица перед банком (заявителем по данному делу) по заключенному между обществом и банком догово-ру о залоге.
  Судебными актами по другим делам на заложенное имущество общества обращено взыскание в пользу залогодержателя (банка).
  Решением арбитражного суда общество признано несостоятельным (банкротом), в от-ношении него открыто конкурсное производство.
  Отдел ГУ ФССП исполнительные производства по исполнительным документам об обращении взыскания на заложенное имущество не прекратил и исполнительные листы конкурсному управляющему должника не передал, что послужило основанием для обращения в суд с заявлением о признании бездействия исполнительного органа незаконным.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что обще-ство по договорам о залоге обеспечивало не свои обязательства, а обязательства по кредиту другого лица.
Залогодатель в соответствии со ст. 334 и 336 ГК РФ отвечает строго определенным имуществом – предметом залога – и не имеет солидарной и субсидиарной ответственности по основному обязательству.
Таким образом, банк, не являясь конкурсным кредитором общества, не может быть внесен в реестр кредиторов и не относится к числу кредиторов, денежные требования кото-рых учитываются за реестром.
Кредитор, требование которого по кредитному договору обеспечено залогом, являет-ся кредитором залогодателя, признанного банкротом, только в том случае, когда залогода-тель является одновременно и заемщиком по кредитному договору.
Такой вывод следует из диспозиции п. 1 ст. 138 Федерального закона «О несостоя-тельности (банкротстве)»: требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываются в составе требований кредиторов третьей очереди.
Системное толкование данной нормы права позволяет сделать вывод о том, что под указанными в ней обязательствами понимаются исключительно обязательства самого долж-ника, а не иных лиц, чьи обязательства он обеспечивал своим имуществом.
Поэтому положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» на требования к залогодателю об обращении взыскания на заложенное имущество по обяза-тельствам другого лица не могут рассматриваться в деле о банкротстве и, соответственно, положения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» на требования не распространяются.
  При таких обстоятельствах суд пришел к выводу об отсутствии оснований для призна-ния бездействия судебного пристава-исполнителя незаконными.
  Суд кассационной инстанции признал выводы суда первой инстанции правомерными, указав, что к рассматриваемому спору применимы общие нормы законодательства о залоге и об исполнительном производстве .

15.10.08


















 



Опубликовано: 13.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования