1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации»


Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации»

 I. Претензионный порядок, срок исковой давности

  1. У плательщика услуг отсутствует право на предъявление претензий и исков, свя-занных с осуществлением перевозки груза, к перевозчику, поскольку таким правом об-ладают грузоотправитель, грузополучатель и страховщик, выплативший страховое возмещение грузоотправителю или грузополучателю

  Общество обратилось в арбитражный суд с иском к перевозчику об обязании восста-новить на лицевом счете истца в технологическом центре по обработке перевозочных доку-ментов необоснованно списанную сумму сбора и взыскании начисленных на данную сум-му процентов за пользование чужими денежными средствами.  
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , в удовлетворении исковых требований отказано на основании следующего.
  Между истцом и ответчиком заключен договор об организации расчетов, в соответст-вии с которым все расчеты, связанные с перевозками железнодорожным транспортом, про-изводятся с использованием ТехПД; с лицевых счетов истца списываются средства для оп-латы всех видов тарифов, сборов, плат, иных платежей в пользу дороги, недоборов, а также штрафов.
  В рамках существующего между ответчиком и третьим лицом (грузоотправителем) договора на осуществление перевозок топлива ранее сроков, установленных УЖДТ РФ, грузоотправителем были предоставлены перевозчику заявки на срочную перевозку грузов, в которых плательщиком сборов за срочную перевозку значился истец.
  В связи с этим с лицевого счета истца, открытого в ТехПД железной дороги, ответчи-ком списана в безакцептном порядке денежная сумма в качестве сбора за предъявление груза к перевозке ранее установленного срока.
  Полагая списание денежных средств неправомерным, истец обратился к железной дороге с требованием о восстановлении спорной суммы на своем лицевом счете.
  Квалифицировав требования истца, как возникшие в связи с осуществлением пере-возки груза, суд первой инстанции признал, что у истца, являющегося плательщиком услуг, отсутствует в силу ст. 120 УЖДТ РФ право на предъявление претензий и иска к перевоз-чику, поскольку таким правом обладают лишь грузоотправитель, грузополучатель и стра-ховщик, выплативший страховое возмещение грузоотправителю или грузополучателю (п. 40 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 октября 2005 г. № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации»).

  2. Подписание претензии к перевозчику лицом, действующим на основании договора поручения с грузоотправителем и доверенности, не противоречит положениям ст. 120 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации
 
  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании стоимости недостающего груза.
  Ответчик, возражая против заявленных требований, сослался на несоблюдение истцом претензионного порядка урегулирования спора, поскольку претензия подписана иным лицом, не указанным в ст. 120 УЖДТ РФ в качестве уполномоченного предъявлять претензии и иски к перевозчику, а также на то, что претензия подписана представителем грузоотправителя на основании договора поручения, тогда как последний не может уступать свое право на предъявление претензии к перевозчику иным лицам. В связи с этим ответчик заявил ходатайство об оставлении искового заявления без рассмотрения на основании ч. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , заявленное ответчиком ходатайство отклонено по следующим основаниям.
  В соответствии со ст. 797 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 120 Ус-тава железнодорожного транспорта Российской Федерации до предъявления перевозчику иска, вытекающего из договора перевозки, к перевозчику должна быть предъявлена претен-зия.
В ст. 120 УЖДТ РФ перечислены лица, которые имеют право на предъявление к пе-ревозчику претензии, связанной с осуществлением перевозок груза.
  Претензия и исковое заявление, предъявленные от имени грузоотправителя, подписаны директором иного юридического лица.
  Лицо, подписавшее претензию и иск, действовало на основании доверенности и дого-вора поручения на совершение юридических действий, заключенного между грузоотправи-телем и указанным юридическим лицом. В соответствии с данным договором доверитель поручает, а поверенный берет на себя обязательство совершать от имени и за счет доверите-ля следующие юридические действия: предъявлять претензии в адрес железной дороги по поводу недостачи груза; в случае неудовлетворения претензии представлять интересы дове-рителя во всех инстанциях соответствующего арбитражного суда, для чего предоставляет ему право совершать от имени доверителя все процессуальные действия, предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, в том числе подписывать претензии и исковые заявления, отзывы и т.д.
  Ссылка ответчика на п. 40 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Рос-сийской Федерации от 06 октября 2005 г. № 30 в части того, что лица, указанные в УЖДТ РФ, не могут уступать свое право на предъявление претензий и исков третьим лицам, отклонена судом первой инстанции за необоснованностью, поскольку заключение истцом договора поручения на совершение юридических действий не является уступкой прав требования иному лицу.
 При изложенных обстоятельствах, суд первой инстанции признал претензионный порядок урегулирования спора соблюденным.

  3. Действующим законодательством не предусмотрено, что полномочие представи-теля грузоотправителя (грузополучателя) на подписание и предъявление претензии к перевозчику должно быть специально оговорено в доверенности

  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании неустойки, начисленной за нарушение срока доставки порожнего подвижного состава.
  Ответчик в возражениях по иску указал на несоблюдение истцом претензионного порядка урегулирования спора ввиду того, что претензия к железной дороге подписана представителем грузоотправителя по доверенности, в которой прямо не содержалось право на подписание претензии к перевозчику.
  Решением суда первой инстанции доводы ответчика о несоблюдение истцом претен-зионного порядка урегулирования спора признаны необоснованными с учетом следующего.
В силу ст. 120 УЖДТ РФ до предъявления к перевозчику иска, связанного с осущест-влением перевозок груза, к перевозчику обязательно предъявление претензии; грузополуча-тель имеет право на предъявление к перевозчику претензии, в частности, в случае просрочки доставки груза. Такая претензия должна быть предъявлена в течение сорока пяти дней со дня выдачи груза, багажа и перевозчик обязан рассмотреть полученную претензию и о результатах ее рассмотрения уведомить в письменной форме заявителя в течение 30 дней со дня получения претензии (ст. 123, 124 УЖДТ РФ).
В соответствии с п. 6 Правил предъявления и рассмотрения претензий, возникших в связи с осуществлением перевозок грузов железнодорожным транспортом, утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 42, претензии подписываются в том числе грузополучателем; в случае подписания претензии уполномоченным лицом право на это предъявление должно подтверждаться доверенностью, оформленной в соответствии с действующим законодательством.
Между тем, ни Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации, ни Гра-жданский кодекс Российской Федерации не содержат указания на необходимость специаль-но оговорить в доверенности представителя полномочие на подписание и предъявление претензии к перевозчику. В то же время, согласно приложенной к претензии истца доверенности, представитель, подписавший претензию, уполномочен, в частности, подписывать платежные, товарораспорядительные и иные документы и решать другие вопросы, отнесенные к компетенции руководителя.
При изложенных обстоятельствах арбитражный суд пришел к выводу, что претензи-онный порядок истцом соблюден .

  4. Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении не регули-рует порядок привлечения перевозчика к ответственности за самовольное использо-вание вагонов, не принадлежащих перевозчику, и порядок предъявления претензии при возникновении данного нарушения, поэтому применению подлежат соответствующие нормы Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации

  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании суммы штрафа за самовольное использование вагонов, являющихся собственностью истца.
  Ответчик против заявленных требований возразил, сославшись на несоблюдение ист-цом претензионного порядка урегулирования спора, так как претензия должна быть направ-лена в соответствии с приложением 19 к Соглашению о международном железнодорожном грузовом сообщении Управлению входной пограничной дороги (в данном случае – Восточ-но-Сибирской железной дороге), а не дороге назначения.
  Решением суда первой инстанции указанные доводы ответчика отклонены с учетом следующего.
  Между истцом и ответчиком заключен договор о международной железнодорожной перевозке грузов.
  Истец, полагая, что принадлежащие ему вагоны использовались без его согласия перевозчиком после выдачи груза обратился к ответчику с претензией о перечислении штрафа за самовольное использование вагонов, не принадлежащих перевозчику.
  Ответчик оставил претензию без удовлетворения, сославшись на вину иностранной железной дороги в самовольном использовании принадлежащих истцу вагонов и указал на необходимость предъявления претензии в соответствии с приложением 19 к СМГС в адрес входной пограничной железной дороги.
В силу п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 4 ст. 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1, 2 ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. №101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» нормы международного права являются неотъемлемой составной частью правовой системы Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора.
  В силу международного характера перевозки к регулированию отношений сторон применяется Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении, в состав стран-участников которого входят, в том числе Российская Федерация, Китайская Народная Республика и Монголия.
  Между тем ст. 36 СМГС установлено, что при отсутствии в нем, в применяемых тари-фах и Служебной инструкции к нему необходимых положений применяются постановления, изложенные во внутренних законах и правилах соответствующей страны, железная дорога которой является участницей настоящего соглашения.
Следовательно, в части, не урегулированной СМГС, нормы внутреннего гражданско-го законодательства, в том числе УЖДТ РФ, непосредственно определяют правовое положе-ние участников спорных перевозочных отношений.  
Согласно ст. 22 СМГС железная дорога, принявшая груз к перевозке по накладной СМГС, ответственна за выполнение договора перевозки на всем пути следования груза до его выдачи на станции назначения. При этом основания для привлечения железной дороги, принявшей груз к перевозке, к ответственности и ее пределы установлены ст. 23-28 СМГС, а порядок предъявления претензий - ст. 29 СМГС. Такое основание для привлечения желез-ной дороги к ответственности как самовольное использование перевозчиком не принадле-жащих ему вагонов в СМГС отсутствует.
Между тем данный факт не лишает собственника вагонов права требовать привлече-ния перевозчика к ответственности, предусмотренной ст. 99 УЖДТ РФ.  
Поскольку ни возможность предъявления претензий за самовольное использование вагонов, ни порядок их предъявления не предусмотрены СМГС, то положения § 6 ст. 29 СМГС и приложения № 19 к нему, определяющие органы железных дорог, компетентные для рассмотрения претензий, к отношениям сторон не применимы.
Суды апелляционной и кассационной инстанции признали обоснованными выводы суда первой инстанции, указав, что СМГС не регулирует порядок привлечения к ответственности лиц за самовольное использование вагонов, не принадлежащих перевозчику, и порядок предъявления претензии за данное нарушение, поэтому в силу ст. 36 СМГС применению подлежат соответствующие нормы российского законодательства .  

  5. Несовпадение указанной в претензии к перевозчику стоимости поврежденных или утраченных вагонов, контейнеров или их узлов и деталей с суммой предъявленных ис-ковых требований о взыскании стоимости указанного имущества не свидетельствует о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, поскольку истец вправе потребовать возмещения стоимости утраченного (поврежденного) имущества исходя из его рыночной цены, существовавшей на день предъявления иска
   
  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании стоимости утраченных деталей цистерны, принадлежащей истцу.
  Требования к перевозчику заявлены на основании ст. 105 УЖДТ РФ.
  Ответчик, возражая против заявленных требований, сослался на несоблюдение истцом претензионного порядка урегулирования спора с ответчиком в части иска в связи с тем, что указанная в претензии истца денежная сумма меньше заявленной в иске.
  Решением суда первой инстанции указанные доводы ответчика отклонены с учетом следующего.
  Судом первой инстанции установлено, что составленная истцом претензия с требова-нием о возмещении стоимости утраченных деталей цистерны направлялась в адрес железной дороги и ее получение ответчиком подтверждается почтовым уведомлением о вручении заказного письма. Возражения ответчика, связанные с несовпадением размера денежных сумм, заявленных истцом в указанной претензии и его исковом заявлении, судом не приняты по причине возросшей рыночной стоимости утраченных деталей. Данное обстоятельство, как считает суд, не может рассматриваться как несоблюдение истцом предусмотренного законом досудебного порядка урегулирования спора.
  Суд кассационной инстанции признал выводы суда первой инстанции о соблюде-нии истцом претензионного порядка урегулирования спора правильными, указав, что увеличение истцом стоимости детали в исковом заявлении не может рассматриваться как несоблюдение претензионного порядка урегулирования спора, поскольку истец вправе на основании ст. 393 Гражданского кодекса Российской Федерации предъявить ответчику для возмещения стоимость детали по рыночной цене, существующей на момент предъявления иска .
   
  6. Требования грузополучателя к грузоотправителю, возникшие в связи с ненадле-жащим исполнением последним обязанности по очистке вагонов после выгрузки гру-зов, не основаны на договоре перевозки грузов, поэтому к ним применяется общий срок исковой давности

  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском к грузоотправителю о взыска-нии убытков, возникших в результате неисполнения ответчиком обязанностей, возложенных на него ст. 44 УЖДТ РФ.
  Ответчик исковые требования отклонил, указав, что истцом пропущен срок исковой давности, установленный ч. 3 ст. 797 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.  
  Отклоняя доводы ответчика о пропуске срока исковой давности по требованию о взы-скании убытков, суд исходил из следующего.
  В соответствии со ст. 44 УЖДТ РФ после выгрузки грузов вагоны должны быть очищены внутри и снаружи или грузополучателем или грузоперевозчиком в зависимо-сти от того, кем обеспечивалась выгрузка груза.
  Судом первой инстанции установлено, что очистка вагонов от поступившего ответчику груза должна была осуществляться именно ответчиком.
  В связи с тем, что ответчик ненадлежащим образом произвел очистку вышена-званных вагонов перед отправкой в них груза истцу, последнему при получении груза пришлось потратить время не только на его выгрузку, но и на очистку вагонов, что увеличило время пользования вагонами, за которое перевозчиком начислена сверхнормативная плата. Данная сумма является убытками истца.  
  Согласно представленным в материалы дела документам истец также понес расходы на проведение очистки указанных вагонов в соответствии с п. 8 Приказа Министерства пу-тей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 46 «Об утверждении правил очистки и промывки вагонов и контейнеров после выгрузки грузов», сумма которых также квалифицирована судом в качестве убытков истца.  
  Исковые требования удовлетворены на основании ст. 15, 393 Гражданского кодекса Российской Федерации.
  На основании изложенного доводы ответчика по поводу истечения срока давности судом отклонены с учетом того, что установленный п. 3 ст. 797 Гражданского кодекса Российской Федерации сокращенный срок исковой давности равный одному году при-меняется к требованиям, вытекающим из перевозки грузов, где одной из сторон обяза-тельства является перевозчик. В данном случае заявленное истцом требование, связано не с перевозкой груза перевозчиком и не с поставкой товара ответчиком, а возникло вследствие ненадлежащего исполнения последним предусмотренной законом обязанно-сти по очистке вагонов после выгрузки груза.
  Суд кассационной инстанции , оставляя решение суда первой инстанции без измене-ния, признал данный вывод суда правомерным, указав, что исковые требования основаны на ненадлежащем исполнении ответчиком установленной законом обязанности по очистке вагонов после выгрузки грузов и для таких требований установлен общий срок исковой давности в три года.


 II. Споры, связанные с заключением и исполнением договоров, предусмотренных Ус-тавом железнодорожного транспорта Российской Федерации
   
  7. Правило об исключении технологического времени, связанного с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с этих мест, из платы за пользо-вание вагонами распространяется на всех владельцев железнодорожных путей необ-щего пользования и не поставлено в зависимость от того, выступают ли эти ветвевла-дельцы одновременно грузоотправителями или грузополучателями

  Общество обратилось в арбитражный суд с иском к железной дороге об обязании от-ветчика заключить договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, принадлежащего обществу, в редакции истца.
  Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано на основании следующего.
При заключении договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего поль-зования общества стороны не пришли к соглашению по условию, предусматривающему порядок предоставления неоплачиваемого технологического времени, связанного с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с этих мест.
В соответствии с редакцией истца неоплачиваемое время предоставляется для ваго-нов (груженых и порожних), прибывающих в адрес владельца и контрагентов.
Ответчик, настаивая на своей редакции спорного пункта, согласно которому неопла-ченное время предоставляется для вагонов (груженых и порожних), прибывших только в адрес контрагентов, сослался на то, что владельцу пути необщего пользования, обслуживаемого собственным локомотивом, не должно предоставляться неоплачиваемое технологическое время в тех случаях, когда он получает грузы для себя, поскольку УЖДТ РФ не предусматривает совпадения в одном лице владельца пути необщего пользования и грузополучателя или грузоотправителя.
Согласно ч. 2 ст. 62 УЖДТ РФ владельцами железнодорожных путей необщего поль-зования, обслуживающими грузополучателей, грузоотправителей своими локомотивами, вносится перевозчику плата за пользование вагонами, контейнерами, которая исчисляется с момента передачи вагонов, контейнеров владельцам железнодорожных путей необщего пользования на железнодорожных выставочных путях до момента их возвращения на желез-нодорожные выставочные пути. При этом в оплачиваемое время не включается технологи-ческое время, связанное с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с этих мест и установленное договорами на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов. В этом случае грузоот-правители, грузополучатели компенсируют владельцу железнодорожного пути необщего пользования перечисленную этим владельцем перевозчику плату.
Пунктом 3.1. Порядка разработки и определения технологических сроков оборота ва-гонов, а также технологических норм погрузки грузов в вагоны и выгрузки грузов из ваго-нов, утвержденного приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 29 сентября 2003 г. №67 установлено, что технологическое время, связанное с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с этих мест, предусмотренное статьей 62 УЖДТ РФ, состоит из времени, затрачиваемого владельцем или пользователем железнодорожного пути необщего пользования на выполнение маневровой работы своим локомотивом с вагонами, поступающими в адрес обслуживаемых им грузоотправителей, грузополучателей, при подаче и расстановке вагонов на места погрузки, выгрузки таких грузоотправителей, грузополучателей и уборки вагонов с этих мест.
Из смысла указанных норм следует, что в оплачиваемое за пользование вагонами время не включается технологическое время, затрачиваемое владельцем железнодорожного пути необщего пользования на выполнение своим локомотивом маневровых работ с вагона-ми, прибывшими именно в адрес контрагентов, включенных в договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования.
При этом под контрагентом в соответствии со ст. 60 УЖДТ РФ понимается грузоот-правитель или грузополучатель, а также владелец железнодорожного пути необщего пользо-вания, который в пределах железнодорожного пути необщего пользования, принадлежащего иному лицу, владеет складом или примыкающим к указанному железнодорожному пути своим железнодорожным путем необщего пользования.
Следовательно, правило об исключении технологического времени относится к тем случаям, когда владелец железнодорожного пути необщего пользования добровольно при-нимает на себя обязанность по обслуживанию контрагентов: выполняет своим локомотивом технологические операции на подачу и уборку вагонов к местам погрузки, выгрузки грузо-отправителей, грузополучателей, которые по существу являются обязанностью перевозчика, но не могут быть осуществлены последним без согласия владельца подъездных путей. Пре-доставление неоплачиваемого технологического времени на доставку вагонов к местам по-грузки, выгрузки самого владельца пути необщего пользования законодательством не предусмотрено.
С учетом изложенного исковые требования признаны судом первой инстанции не-обоснованными.
  Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, дело передал на новое рассмотрение в тот же суд с учетом следующих обстоятельств.
  При обслуживании железнодорожного пути необщего пользования локомотивом вла-дельца пути между перевозчиком и владельцем пути заключается договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования.
  В таком случае вагоны подаются локомотивом, принадлежащим перевозчику, на пре-дусмотренные договором железнодорожные выставочные пути. Дальнейшее продвижение вагонов, расстановка их на места погрузки, выгрузки и возврат на выставочные пути обеспечиваются локомотивом владельца или пользователя железнодорожного пути необщего пользования.
  Время нахождения вагонов под погрузкой, выгрузкой в этом случае исчисляется с мо-мента передачи вагонов на железнодорожных выставочных путях до момента их возвраще-ния на эти пути и сдачи перевозчику (п. 2.1, 3.1, 3.3, 4.3 Правил эксплуатации и обслужива-ния железнодорожных путей необщего пользования, утвержденного приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 26).
  В соответствии со ст. 62 УЖДТ РФ в договорах на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования должно быть оговорено технологическое время, связанное с по-дачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с этих мест.
Согласно положениям данной статьи плата за пользование вагонами, контейнерами вносится перевозчику владельцем железнодорожного пути необщего пользования и исчисляется с момента передачи вагонов, контейнеров владельцам этого пути на железнодорожных выставочных путях до момента возвращения их на железнодорожные выставочные пути. В оплачиваемое время не включается технологическое время, связанное с подачей вагонов к местам погрузки, выгрузки грузов и уборкой вагонов с указанных мест.
  Правило ст. 62 УЖДТ РФ распространяется на всех владельцев железнодорожных пу-тей необщего пользования и не поставлено в зависимость от того, выступают ли эти ветвев-ладельцы одновременно грузоотправителями или грузополучателями.
  Поскольку вагоны, предназначенные владельцу железнодорожного пути необщего пользования как грузоотправителю или грузополучателю, также подаются перевозчиком на выставочные пути, а дальнейшее их продвижение к местам погрузки, выгрузки и возвраще-ние на выставочные пути производится локомотивом владельца пути, последний, являясь грузоотправителем или грузополучателем, также выполняет маневровые работы своим ло-комотивом при подаче вагонов на места погрузки, выгрузки и уборке вагонов с этих мест.
  Время на выполнение указанных операций в силу п. 2 ст. 62 УЖДТ РФ не должно включаться в оплачиваемое время пользования вагонами.
  Продолжительность операций оговаривается в договоре на эксплуатацию железнодо-рожного пути необщего пользования.
  Таким образом, в договоре на эксплуатацию железнодорожного пути необщего поль-зования должно согласовываться время, связанное с подачей вагонов к местам погрузки, вы-грузки грузов и уборкой вагонов с мест общего пользования, подлежащее исключению из времени нахождения вагонов на подъездном пути, и в том случае, когда владелец железно-дорожного пути необщего пользования сам является грузоотправителем или грузополучате-лем.
  При новом рассмотрении дела судом первой инстанции исковые требования удовле-творены частично с учетом признания истцом предложенного ответчиком варианта продол-жительности неоплачиваемого технологического времени.

  8. При заключении договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования в том случае, если путь, в отношении которого заключается договор, не-посредственно примыкает к другому пути необщего пользования, принадлежащему иному лицу, не требуется согласия пользователя этого железнодорожного пути, не яв-ляющегося его владельцем

  Общество обратилось в арбитражный суд с иском к железной дороге об обязании от-ветчика заключить договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, принадлежащего обществу.
  Ответчик, не оспаривая права истца на заключение договора, сослался на необходи-мость получения для этого согласия третьего лица, с которым у него заключен договор на эксплуатацию соединительного пути, принадлежащего дороге на праве собственности как владельцу инфраструктуры, к которому непосредственно примыкает железнодорожный путь необщего пользования истца.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом кассационной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме с учетом следующих об-стоятельств.
Истец, являясь собственником подъездных железнодорожных путей, обратился к от-ветчику с заявкой на заключение договора на его эксплуатацию.  
Ответчик отказался заключить договор, сославшись на необходимость получения со-гласия третьего лица, как владельца железнодорожного пути необщего пользования, к кото-рому примыкает путь заявителя.
Если сторона, для которой заключение договора обязательно, уклоняется от его за-ключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор (ч. 4 ст. 445 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно ст. 55 УЖДТ РФ отношения между перевозчиком и владельцем железнодо-рожного пути необщего пользования, не принадлежащего владельцу инфраструктуры, по поводу эксплуатации такого железнодорожного пути регулируются договором на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования.
Заключение указанного договора обязательно как для перевозчика, который является владельцем инфраструктуры, так и для владельца железнодорожного пути необщего пользо-вания, грузоотправителя (грузополучателя) (п. 2 постановления Пленума Высшего Арбит-ражного Суда Российской Федерации от 6 октября 2005 г. № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Россий-ской Федерации»).
Таким образом, ответчик обязан заключить с истцом договор на эксплуатацию при-надлежащего последнему железнодорожного пути необщего пользования. При этом согласие третьего лица, на необходимость получения которого указывает ответчик, в данной ситуации не требуется.
В силу ст. 60 УЖДТ РФ договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования заключается при согласии другого владельца железнодорожного пути необщего пользования в том случае, если путь, в отношении которого заключается договор, непосредственно примыкает к другому пути необщего пользования, принадлежащего иному лицу. В такой ситуации владелец пути необщего пользования, примыкающего к другому пути необщего пользования, именуется контрагентом и не может заключить договор с перевозчиком против воли другого владельца железнодорожного пути необщего пользования.
Между тем подъездной путь истца примыкает к железнодорожной станции через подъездной путь, находящегося на балансе структурного подразделения железной дороги. Через тот же подъездной путь примыкает к станции перевозчика и подъездной путь необщего пользования третьего лица, что подтверждается договором на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования с указанным третьим лицом.
Путь необщего пользования, к которому примыкают пути истца и третьего лица, при-надлежит владельцу инфраструктуры (перевозчику). По отношению к данному подъездному пути третье лицо является пользователем, а не владельцем.
Таким образом, отношения между истцом и третьим лицом не могут строиться по модели отношений контрагент – владелец железнодорожного пути необщего пользования, предусмотренной ст. 60 УЖДТ РФ, поскольку подъездной железнодорожный путь, принад-лежащий истцу, не примыкает к пути необщего пользования третьего лица.
То обстоятельство, что третье лицо ранее заключило договор на эксплуатацию подъ-ездного пути, принадлежащего владельцу инфраструктуры, не может быть признано основа-нием для ограничения права истца законно владеть и пользоваться принадлежащим ему имуществом, в данном случае – эксплуатировать свой подъездной путь.
  С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к выводу о возможности заклю-чения договора на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, принадле-жащего истцу, в отсутствие согласия третьего лица, не являющегося владельцем иного пути необщего пользования, к которому примыкает путь истца.

  9. Уставом железнодорожного транспорта Российской Федерации не предусмотрено взимание с грузополучателей, грузоотправителей, владельцев железнодорожных путей необщего пользования платы за пользование вагонами, контейнерами, не принадле-жащими перевозчику

  Истец обратился в суд с иском к железной дороге о взыскании неосновательного обо-гащения, образовавшегося в результате необоснованного списания ответчиком с лицевого счета истца в ТехПД денежных средств в качестве платы за пользование вагонами.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , исковые требования удовлетворены.
  Суд первой инстанции, признавая необоснованным списание спорной денежной суммы с лицевого счета истца в ТехПД, исходил из следующего.
  Между истцом и ответчиком заключен договор об организации перевозок грузов, в соответствии с которым ответчик обязался организовывать перевозки грузов в подвижном составе, находящемся в собственности истца или принадлежащем ему на ином вещном пра-ве, а истец – оплачивать их.
Железная дорога списала с лицевого счета истца в ТехПД спорную денежную сумму в качестве платы за пользование вагонами.
Указанная сумма была начислена и списана железной дорогой за простой собствен-ных вагонов истца на железнодорожных путях общего пользования в ожидании телеграммы-разнарядки.
Правовым основанием списания платы за пользование вагонами ответчик указал ст. 39 УЖДТ РФ.
В соответствии со ст. 39 УЖДТ РФ за время нахождения вагонов, контейнеров у гру-зополучателей, грузоотправителей, обслуживающих грузополучателей, грузоотправителей своими локомотивами владельцев железнодорожных путей необщего пользования либо за время ожидания их подачи или приема по причинам, зависящим от таких грузополучателей, грузоотправителей, владельцев, указанные лица вносят перевозчику плату за пользование вагонами, контейнерами.
Плата за пользование вагонами, контейнерами не взимается за время нахождения ва-гонов, контейнеров, не принадлежащих перевозчикам, в местах необщего пользования.
В силу положений абз. 6 ст. 39 УЖДТ РФ размер платы за пользование вагонами, контейнерами определяется договором, если иное не установлено законодательством Рос-сийской Федерации.
Согласно рекомендациям Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащимся в п. 34 постановления от 6 октября 2005 г. № 30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», при разрешении споров следует иметь в виду, что размер платы за пользование вагонами, контейнерами, принадлежащими перевозчику – ОАО «Российские железные дороги», устанавливается Федеральной службой по тарифам, размер платы за пользование вагонами, контейнерами, принадлежащими другим перевозчикам устанавливается в договорах с этими перевозчиками.
Договор между истцом и ответчиком не содержит условий о взимании платы за про-стой собственных вагонов истца на путях общего пользования. Иного договора, содержаще-го такие условия, в материалах дела не имеется.
Плата за пользование вагонами, рассчитанная в соответствии со ст. 39 УЖДТ РФ по тарифам, установленным Федеральной службой по тарифам, может быть взыскана в пользу ОАО «РЖД» при условии принадлежности ему на праве собственности или ином праве ва-гонов.
Железная дорога не обладает правами собственника либо уполномоченного им лица в отношении вагонов, за пользование которыми взыскана плата.
  С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у ответ-чика оснований для списания с лицевого счета истца денежной суммы в качестве платы за пользование не принадлежащими ответчику вагонами .
   
  10. Перевозчик не вправе требовать плату за пользование вагонами за время их на-хождения на железнодорожных путях необщего пользования по причинам, не завися-щим от грузополучателей, грузоотправителей, владельцев железнодорожных путей не-общего пользования

  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику об обязании восстановить на лицевом счете истца в ТехПД денежную сумму, необоснованно списанную в качестве платы за пользование вагонами.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом кассационной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме с учетом следующих об-стоятельств.
  Согласно железнодорожным накладным на станцию железной дороги в адрес грузопо-лучателя прибыл груз, находящийся под таможенным контролем.
  Платформы с грузом были поданы ответчиком на выставочные железнодорожные пути необщего пользования истца, где и находились в течение определенного периода времени.
  Ответчиком произведено списание суммы платы за пользование плаформами с лицевого счета истца в ТехПД.
В силу ст. 39 УЖДТ РФ за время нахождения вагонов, контейнеров у грузополучате-лей, грузоотправителей, обслуживающих грузополучателей своими локомотивами владель-цев железнодорожных путей необщего пользования либо за время ожидания их подачи или приема по причинам, зависящим от таких грузополучателей, грузоотправителей, владельцев, указанные лица вносят перевозчику плату за пользование вагонами, контейнерами.
Согласно ст. 62 УЖДТ РФ вносимая в соответствии со ст. 39 УЖДТ РФ грузоотпра-вителями, грузополучателями перевозчику плата за пользование вагонами, контейнерами в случае подачи их на железнодорожные пути необщего пользования локомотивами, принад-лежащими перевозчику, исчисляется с момента фактической подачи вагонов, контейнеров к месту погрузки, выгрузки до момента получения перевозчиком от грузоотправителей, грузо-получателей уведомления о готовности вагонов, контейнеров к уборке.
Пунктом 4.6 Правил эксплуатации и обслуживания железнодорожных путей необщего пользования, утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 26, установлено, что при задержке вагонов, независимо от их принадлежности, на железнодорожной станции в ожидании подачи их на железнодорожный путь необщего пользования под выгрузку, перегрузку по причинам, зависящим от грузополучателя, владельца или пользователя железнодорожного пути необщего пользования, а также при задержке подачи порожних вагонов в соответствии с принятой заявкой на перевозку грузов по причинам, зависящим от грузоотправителя, владельца или пользователя железнодорожного пути необщего пользования, на каждый случай задержки составляется акт общей формы в порядке, установленном правилами составления актов при перевозке грузов железнодорожным транспортом, с включением в него всех вагонов, находящихся на железнодорожной станции в момент задержки, готовых к подаче на эти железнодорожные пути необщего пользования. Фактом задержки считается невозможность подачи перевозчиком вагонов в срок, установленный договором или правилами перевозок грузов.
Таким образом, вышеуказанными правовыми актами предусмотрена возможность взыскания платы за пользование вагонами, находящимися на железнодорожных путях необ-щего пользования только по причинам, зависящим от грузополучателей, грузоотправите-лей, владельцев железнодорожных путей необщего пользования.  
Согласно материалам дела задержка железнодорожных платформ на путях необщего пользования грузополучателя произошла по причинам, не зависящим от истца. Прибывший в его адрес груз находился под таможенным контролем. Нахождение платформ на железно-дорожных путях необщего пользования в спорный период было обусловлено ненадлежа-щим исполнением перевозчиком своих обязательств по таможенному оформлению груза и необходимостью такого оформления истцом.
На основании изложенного списание перевозчиком с лицевого счета грузополучателя в ТехПД платы за пользование указанными платформами за заявленный период признано судом необоснованным.

  11. Взимание перевозчиком с грузополучателей, грузоотправителей, владельцев же-лезнодорожных путей необщего пользования платы за пользование вагонами, контей-нерами, не принадлежащими перевозчику, в отсутствие подобного условия в договоре, заключенном между перевозчиком и грузополучателем, грузоотправителем, владельцем железнодорожных путей необщего пользования, неправомерно.

Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании денежных средств, необоснованно списанных ответчиком с лицевого счета истца в ТехПД в качестве платы за принятие и выполнение заявки на перевозку грузов ранее установленных сроков.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены в полном объ-еме. При этом суд исходил из следующего.
  Грузоотправителем подана заявка на подачу определенного количества вагонов для перевозки грузов, которая была принята к исполнению перевозчиком.
  При этом в части заявка истца на перевозку грузов выполнена железной дорогой ра-нее установленных действующим законодательством сроков (предоставлено несколько ваго-нов для срочной перевозки).
  С лицевого счета истца в ТехПД списан сбор за осуществление перевозки ранее уста-новленных сроков (срочной перевозки), рассчитанный с применением ставок согласно ут-вержденному приказом железной дороги Прейскуранту на работы и услуги, оказываемые дорогой при организации перевозки грузов.
  Между тем положения УЖДТ РФ не предусматривают возможности требовать от гру-зоотправителя суммы сбора за отправление груза раньше срока.
  Указанным прейскурантом на работы и услуги, оказываемые железной дорогой при организации перевозки грузов, установлено применение договорных тарифов на работы и услуги, выполняемые железной дорогой по просьбе грузоотправителей. Следовательно, для применения перевозчиком предусмотренных Прейскурантом договорных тарифов необхо-димо: наличие между сторонами договорных отношений, просьба грузоотправителя отпра-вить груз раньше срока, оказание перевозчиком услуги по отправке груза раньше срока, ука-занного в заявке.
  Однако в материалах дела отсутствует договор между грузоотправителем и перевоз-чиком на оказание работ и услуг, выполняемых перевозчиком по просьбе грузоотправителя, отсутствуют доказательства обращения истца с просьбой к железной дороге на отправление груза ранее сроков, указанных в заявке.
  С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии основа-ний для начисления и взимания с грузоотправителя сбора за отправление груза раньше сро-ка.
  Суд апелляционной инстанции признал выводы суда первой инстанции правиль-ными, указав следующее.
  Плата за перевозку грузов по железным дорогам Российской Федерации определяется на основании тарифов, утвержденных органом регулирования естественных монополий на транспорте.
  Сбором за срочную перевозку грузов в силу п.2 УЖДТ РФ признается не включенная в тариф ставка дополнительной операции или работы.
  Таким образом, предоставление перевозчиком грузоотправителю дополнительных ус-ловий (срочные перевозки) должно быть согласовано с последним, получение согласия на отправку, на применение сбора за оказанные услуги либо возможность осуществления сроч-ных перевозок должны быть установлены договором.
  Осуществление срочной перевозки само по себе, в отсутствие доказательств согласо-вания данных условий с истцом, не означает, что стоимость услуг должна быть оплачена по тарифам, указанным ответчиком.
  Суд кассационной инстанции признал правомерными выводы судов первой и апел-ляционной инстанций.  


III. Споры, связанные с применением мер ответственности в отношении перевоз-чика, грузоотправителя, грузополучателя, владельца инфраструктур

  12. Техническая неисправность вагонов в пути следования и вызванная этим необ-ходимость задержки вагонов для ремонта являются основанием для увеличения срока их доставки при наличии документального подтверждения факта неисправности актом общей формы с проставлением соответствующей отметки в железнодорожной наклад-ной
   
  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с перевозчика штрафа, начисленного в соответствии со ст. 27 СМГС за просрочку доставки порожнего ва-гона.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.
  Отклоняя довод ответчика о том, что спорный вагон был отцеплен в пути следования для устранения технической неисправности, возникшей не по вине перевозчика, в связи с чем срок доставки вагонов увеличен и просрочка не допущена, суд первой инстанции исхо-дил из следующего.
  Ответчиком принят к перевозке принадлежащий истцу вагон.
  Согласно материалам дела вагон прибыл на станцию назначения с просрочкой дос-тавки на 36 суток.
  Правила исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом, утвер-жденные Приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 27, предусматривают определенные обстоятельства, при наличии которых сроки дос-тавки грузов увеличиваются на все время задержки.
  Согласно п. 6.3 Правил исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транс-портом сроки доставки грузов увеличиваются в случае задержки вагонов, контейнеров в пу-ти следования, связанной с исправлением их технического или коммерческого состояния, возникшей по не зависящим от перевозчика причинам.
  Из изложенного следует, что одного факта технической неисправности вагонов для увеличения срока доставки груза недостаточно.
  Выявление технической неисправности вагонов в пути следования, равно как и обос-нованность задержки вагонов для необходимого ремонта, сами по себе не освобождают пе-ревозчика от ответственности за просрочку доставки грузов.
  Тем более что факт задержки вагона с целью проведения ремонта в силу п. 6 Правил исчисления сроков доставки грузов железнодорожным транспортом должен быть удостове-рен актом общей формы и соответствующей отметкой в железнодорожной накладной, заве-ренной подписью уполномоченного представителя и календарным штемпелем перевозчика.
  Учитывая, что накладная СМГС не содержит указанной отметки, а в составленном пе-ревозчиком акте общей формы отсутствуют сведения о характере неисправности вагона и времени задержки в пути вследствие ремонта, суд пришел к выводу о недоказанности ответ-чиком необходимости увеличения срока доставки вследствие устранения технической неис-правности вагона .

  13. Ответственность перевозчика за просрочку доставки груза ограничена размером платы за перевозку конкретных грузов

  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с перевозчика пени за просрочку доставки груза.
  Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично с учетом следующего обстоятельства.
  Согласно материалам дела на железнодорожной станции ответчиком принят к пере-возке груз для доставки истцу.
  В соответствии со ст. 33 УЖДТ РФ перевозчики обязаны доставлять грузы по назна-чению и в установленные сроки.
Судом установлен факт прибытия груза на станцию назначения с просрочкой достав-ки на 12 суток.
  В соответствии со ст. 97 УЖДТ РФ за просрочку доставки грузов перевозчик уплачи-вает пени в размере девяти процентов платы за перевозку грузов за каждые сутки просрочки, но не более чем в размере платы за перевозку данных грузов.
  Поскольку факт просрочки доставки груза документально подтвержден, доказательств увеличения сроков доставки грузов согласно п. 6 Правил исчисления сроков доставки грузов не представлено, требования истца о взыскании пени признаны судом правомерными.
  При этом исковые требования удовлетворены только в части заявленной суммы, рав-ной размеру внесенной грузоотправителем провозной платы. В остальной части в удовле-творении иска отказано, поскольку ответственность перевозчика за просрочку доставки гру-за ограничена размером платы за перевозку конкретных грузов.

  14. Наличие вины перевозчика в ненадлежащем исполнении обязательства по пере-возке презюмируется, поэтому бремя доказывания того, что утрата, недостача или по-вреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, возлагается на перевоз-чика

  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о взыскании стоимости утраченного при перевозке груза.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляционной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме на основании следующего.
  Истцом передан ответчику для перевозки груз согласно транспортной железнодорож-ной накладной.
При выдаче груза грузополучателем обнаружена недостача одного места. Утрата гру-за удостоверена коммерческим актом.
По данным договора поставки, спецификации к договору, дополнительных соглаше-ний, счета-фактуры установлена стоимость утерянного груза.
Согласно п. 2 ст. 784 Гражданского кодекса Российской Федерации условия перевоз-ки грузов отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон определяются соглашениями сторон, если Гражданским кодексом Российской Федерации, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное.
В силу п. 1 ст. 796 Гражданского кодекса Российской Федерации перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи грузополучателю, управомоченному им лицу или лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
Аналогичная норма содержится в ст. 95 УЖДТ РФ, которая, кроме того, предусмат-ривает конкретный перечень таких обстоятельств. В частности, указанной нормой к числу обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, отнесены: причины, зависящие от грузоотправителя или грузополучателя; особые естественные свойства перевозимых грузов, грузобагажа; недостатки тары или упаковки, которые не могли быть замечены при наружном осмотре груза, грузобагажа при приемке груза, грузобагажа для перевозки, либо применение тары, упаковки, не соответствующих свойствам груза, грузобагажа или принятым стандартам, при отсутствии следов поврежде-ния тары, упаковки в пути; сдачи для перевозки груза, грузобагажа, влажность которых пре-вышает установленную норму.
Наличие вины перевозчика в несохранной перевозке презюмируется, то есть для ос-вобождения от ответственности на него возлагается бремя доказывания своей невиновности.
Каких-либо доказательств наличия обстоятельств, которые перевозчик не мог предот-вратить и устранение которых от него не зависело, не представлено.
Оснований, предусмотренных ст. 118 УЖДТ РФ для освобождения перевозчика от ответственности за несохранность груза, также не установлено.
  С учетом документальной подтвержденности факта недостачи груза суд признал требо-вания истца подлежащим удовлетворению на основании ст. 95, 95 УЖДТ РФ, ст. 796 Граж-данского кодекса Российской Федерации .

  15. Перевозка груза под охраной представителя грузоотправителя является основа-нием для освобождения перевозчика от ответственности за утрату груза и при отсут-ствии доказательств невиновности перевозчика
 
  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику и ведомствен-ной охране о взыскании солидарно с ответчиков стоимости утраченного при перевозке груза.
  Суд первой инстанции исковые требования удовлетворил в полном объеме в отношении обоих ответчиков, исходя из следующих обстоятельств.
  В адрес грузополучателя прибыла цистерна с дизельным топливом при наружном ос-мотре которой грузоотправителем выявлено несоответствие запорно-пломбировочного уст-ройства на цистерне запорно-пломбировочному устройству, указанному в перевозочных до-кументах.
  При приемке груза выявлено несоответствие фактического количества дизельного то-плива количеству, указанному в железнодорожной накладной.
  Сменное сопровождение и охрану спорной цистерны осуществляла ведомственная охрана железнодорожного транспорта по договору, заключенному с грузоотправителем.
  С учетом материалов дела суд первой инстанции пришел к выводу, что после приня-тия груза к перевозке и до выдачи его грузополучателю, произошла замена запорно-пломбировочного устройства и уменьшение количества перевозимого груза.
  Привлекая перевозчика к солидарной ответственности за утрату груза, суд первой ин-станции исходил из того, что по общему правилу ст. 796 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственность за несохранность груза, происшедшую после принятия его к пе-ревозке и до выдачи грузополучателю, несет перевозчик, если не докажет, что недостача груза произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, доказательств наличия указанных перевозчиком не представлено.
  Кроме того, суд первой инстанции указал, что оснований для освобождения перевоз-чика от ответственности в соответствии с положением ст. 118 УЖДТ РФ, предусматриваю-щем освобождение перевозчика от ответственности за недостачу принятого для перевозки груза в случае, если перевозка груза осуществлялась в сопровождении представителя грузо-отправителя (отправителя) или грузополучателя (получателя), не имеется, поскольку указан-ная норма УЖДТ РФ противоречит положениям ст. 796 Гражданского кодекса Российской Федерации и применению не подлежит.
  Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в удовле-творении иска отказал, указав в отношении требований к перевозчику на то, что в ст. 118 УЖДТ РФ перечислены обстоятельства, определенные в ст. 95 УЖДТ РФ как обстоятель-ства, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.
  Поскольку материалами дела подтверждается факт сопровождения груза представите-лем грузоотправителя на основании заключенного с ним договора и в силу ст. 118 УЖДТ РФ перевозчик освобождается от ответственности, если груз перевозился под охраной гру-зоотправителя или грузополучателя, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска к перевозчику.
  Суд кассационной инстанции указанные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение по причине недостаточной обоснованности вывода суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для возложения ответственности за недостачу груза на охранное предприятие. При этом вывод суда апелляционной инстанции об освобождении перевозчика от ответственности за недостачу груза в силу ст. 118 УЖДТ РФ в связи с тем, что груз перевозился под охраной представителя грузоотправителя, признан обоснованным.
  При новом рассмотрении дела судом первой инстанции , оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций , в удовлетворении исковых требований отказано, в том числе в отношении перевозчика в связи с наличием предусмотренного ст. 118 УЖДТ РФ основания для освобождения от ответственности за утрату груза; в отношении ведомственной охраны – в связи с отсутствием договорных отношений между грузополучателем (истцом) и охранным предприятием.

  16. Взыскание штрафа за задержку вагонов под погрузкой, выгрузкой на местах об-щего и необщего пользования возможно только в случае принадлежности указанных вагонов перевозчику

  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику об обязании восстановить на лицевом счете истца в ТехПД денежную сумму, необоснованно списанную в качестве штрафа за задержку платформ.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом кассационной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме. При этом суд исходил из следующего.
  Согласно железнодорожным накладным в адрес грузополучателя прибыл груз. Транс-портировка указанного груза осуществлялась на железнодорожных платформах, принадле-жащих иностранным государствам.
  Платформы с грузом были поданы ответчиком на выставочные железнодорожные пути необщего пользования истца, где и находились в течение определенного периода времени.
  Ответчиком произведено списание с лицевого счета истца в ТехПД суммы штрафа за задержку платформ под погрузкой на путях необщего пользования.
  В силу положений ст. 62, 99, 100 УЖДТ РФ за задержку вагонов, контейнеров, при-надлежащих перевозчику, под погрузкой, выгрузкой на местах общего и необщего пользова-ния, в том числе на железнодорожных путях необщего пользования, более чем на 24 часа по истечении установленных договором на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов технологических сроков оборота вагонов грузоотправители, грузополучатели, владельцы подъездных путей несут перед перевозчиком ответственность в виде взыскания штрафа за задержку вагонов.
  Таким образом, взыскание штрафа за задержку вагонов под погрузкой (выгрузкой) на путях необщего пользования возможно только в случае принадлежности указанных вагонов перевозчику.  
  Поскольку согласно материалам дела спорные платформы не принадлежат ответчику (перевозчику), суд пришел к выводу об отсутствии оснований для списания перевозчиком с лицевого счета грузополучателя в ТехПД суммы штрафа за задержку платформ под по-грузкой на путях необщего пользования.

  17. При расчетах через технологический центр по обработке перевозочных докумен-тов списание сумм штрафов с лицевых счетов грузоотправителя (грузополучателя) производится с согласия указанных лиц, при отсутствии такового штрафы подлежат взысканию в исковом порядке  
   
  Грузополучатель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику об обязании восстановить на лицевом счете истца в ТехПД денежную сумму, необоснованно списанную в качестве штрафа за задержку платформ под выгрузкой на железнодорожных путях необще-го пользования
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом кассационной инстанции , исковые требования удовлетворены в полном объеме.
  Суд первой инстанции, признавая необоснованным списание спорной денежной суммы с лицевого счета грузополучателя в ТехПД в качестве одного из самостоятельных оснований указал нарушение перевозчиком установленного законодательством порядка списания денежных средств с лицевых счетов в ТехПД.
Как следует из материалов дела, между сторонами заключен договор об организации расчетов, в соответствии с которым списание денежных средств с лицевых счетов произво-дится на основании первичных документов, свидетельствующих об оказанных ответчиком услугах, в том числе перевозочных документов, учетных карточек, актов общей формы и иных документов, с согласия истца. При этом согласие истца считается полученным при наличии подписи его представителя в первичных документах.
  Согласно условиям договора штрафы списываются с лицевых счетов по накопитель-ным карточкам, ведомостям подачи-уборки вагонов, при условии, что накопительная кар-точка и ведомость подачи-уборки вагонов подписана истцом.
Кроме того, деятельность ТехПД регулируется Типовым технологическим процессом товарных контор станций и технологических центров отделений железных дорог по обра-ботке перевозочных документов, утвержденным Министерством путей сообщения Россий-ской Федерации 17 ноября 1993 г. (далее – Типовой технологический процесс), Положением о порядке проведения операций по доходным счетам Министерства путей сообщения Рос-сийской Федерации, утвержденном 25 марта 1994 г. Центральным банком Российской Феде-рации и Министерством путей сообщения Российской Федерации.
Согласно п. 6.11 Типового технологического процесса документы на штрафы и сбо-ры, не подписанные грузоотправителем (грузополучателем), направляются в отделение же-лезной дороги для взыскания сумм штрафа в претензионном порядке.
Как установлено судом, ведомость подачи и уборки вагонов и акт общей формы, на основании которых ответчиком произведено списание средств с лицевого счета в ТехПД, истцом не подписаны, следовательно, истец не давал своего согласия на списание денежных средств.
С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии у от-ветчика права на списание денежных средств с лицевого счета истца в ТехПД в безакцепт-ном порядке.
В соответствии со ст. 854 Гражданского кодекса Российской Федерации без распоря-жения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.
Исходя из положений п. 12 Правил оформления и взыскания штрафов при перевозках железнодорожным транспортом, утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 43, установленные законодательством штрафы взыскиваются в исковом порядке.  
  Поскольку списание с лицевого счета истца в ТехПД суммы штрафа в безакцептном порядке совершено ответчиком в нарушение порядка, установленного действующим законо-дательством и заключенным между сторонами договором об организации расчетов, суд при-знал правомерными требования истца о восстановлении на лицевом счете истца в ТехПД необоснованно списанной суммы штрафа.

  18. Обстоятельства, являющиеся основанием для возникновения ответственности перевозчика при осуществлении перевозок грузов железнодорожным транспортом, удо-стоверяются коммерческими актами, актами общей формы и иными актами, в отсут-ствие которых предъявленные истцом требования признаются неподтвержденными, а иск – не подлежащим удовлетворению

  Грузоотправитель обратился в арбитражный суд с иском к перевозчику о возмещении ущерба в размере стоимости утраченных деталей цистерн, принадлежащих истцу.
  Решением суда первой инстанции , оставленным без изменения судом апелляцион-ной инстанции , исковые требования удовлетворены частично.
Отказывая в удовлетворении части требований, суд первой инстанции исходил из то-го, что в силу ч. 1 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации ка-ждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссыла-ется как на основание своих требований и возражений.
Согласно ст. 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об-стоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.
В силу ст. 119 УЖДТ РФ обстоятельства, являющиеся основанием для возникнове-ния ответственности перевозчика, грузоотправителя (отправителя), грузополучателя (полу-чателя), удостоверяются коммерческими актами, актами общей формы и иными актами.  
В соответствии с п. 6.1 и п. 6.2 Правил составления актов при перевозке грузов же-лезнодорожным транспортом, утвержденных Приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18 июня 2003 г. № 45, акт о повреждении вагона (формы ВУ-25) составляется во всех случаях повреждения вагона, подлежащего капитальному, деповскому, текущему (отцепочному, безотцепочному) ремонту или исключению вагона из инвентаря, в том числе при повреждении запорных устройств вагона или устройств для постановки ЗПУ, а также при столкновении и сходе с рельсов колесной пары вагона. Данный акт составляется перевозчико

Опубликовано: 13.07.2009

© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования