1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Справка по вопросам применения ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации (приобретательная давность)





Справка по вопросам применения ст.234 Гражданского кодекса Российской Федерации (приобретательная давность)


Возрождение института приобретательной давности в российском праве связано с принятием закона от 24.12.1990 г. «О собственности в РСФСР» (п.3 ст.7), впоследствии эта норма в несколько измененном виде была перенесена в ст.234 Гражданского кодекса Рос-сийской Федерации (далее – ГК РФ) . Поскольку достаточно длительный период действия советского законодательства, какой-либо практики применения аналогичной нормы не существовало, правоприменительный опыт в данной области отсутствует, судебная практика постепенно начала формироваться с 2002-2003 г.г.
Анализ имеющейся в настоящее время практики федеральных арбитражных судов ок-ругов свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев в удовлетворении требований, направленных на установление права собственности в силу приобретательной давности, суды отказывают. Причинами отказа являются отсутствие (недоказанность) одного из элементов юридического состава, необходимого для приобретения права собственности по ст.234 ГК РФ (несоблюдение какого-либо из обязательных требований к факту владения – порок владения, либо отсутствие факта истечения установленного законом срока приобретательной давности).
Наиболее спорным является вопрос о порядке судопроизводства, в котором должен рассматриваться вопрос об установлении права собственности в силу приобретательной дав-ности.

I. Характеристика владения по ст.234 ГК РФ

Пункт 1 ст.234 ГК РФ определяет ряд условий, которым должно отвечать владение как основание приобретения права собственности:
а) владение имуществом как своим собственным ;
  б) владение должно быть добросовестным, открытым и непрерывным.
 
Именно отсутствие первого условия, как правило, является основанием для отказа в удовлетворении требований о признании права собственности в силу приобретательной давности.
1. Отправным положением для формирования судебной практики по данному вопросу послужили разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащиеся в пункте 18 постановления Пленума от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»: при разрешении споров, связанных с возникновением и прекращением права собственности, следует иметь в виду, что нормы ст. 234 ГК РФ о приобретательной давности не подлежат применению в случаях, когда владение имуществом в течение длительного времени осуществлялось на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.) или имущество было закреплено за его владельцем на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Данная позиция согласуется и с доктринальными представлениями о необходимости беститульного давностного владения: «Наличие у владельца какого-либо юридического титула (основания) владения, например, долгосрочного договора аренды, исключает действие приобретательной давности» .
Однако в условиях советской действительности при отсутствии полноценных отно-шений собственности (плюрализма форм, равенства всех форм собственности), развитого экономического оборота и господстве государственной собственности практически всегда имущество закреплялось за государственными организациями на праве оперативного управ-ления (а позднее также на праве полного хозяйственного ведения) либо передавалось в поль-зование по сделкам, на основании актов приема-передачи. Поэтому, конечно, в этом случае, во-первых, нет беститульного владения, а во-вторых, что является логическим продолжени-ем первого, всегда имеет место элемент осознания, что владение осуществляется не от сво-его имени, и владелец является обычным пользователем чужого имущества.
Так, по делу № Ф09-3267/04 судами всех инстанций было отказано в иске о призна-нии права собственности в силу приобретательной давности на помещения. Суды исходили из следующего.
 Акционерное общество открытого типа (далее – АООТ) было создано путем преобра-зования производственного объединения перерабатывающих и хлебоприемных предприятий в 1993 г. Впоследствии путем преобразования государственного предприятия создано общество с ограниченной ответственностью (истец по данному делу), в уставный капитал которого учредителем (АООТ) внесено имущество, право собственности на которое просит признать истец.
 Решением суда признана ничтожной сделка приватизации, заключенная между комитетом по управлению имуществом и открытым акционерным обществом (бывшим АООТ), в части включения в уставный капитал имущества, которым, по утверждению истца, он добросовестно и открыто владеет с 1975 г., следовательно, имеет право приобрести в собственность в силу приобретательной давности.
Отказывая в иске, суд пришел к выводу, что истец не доказал в порядке ст. 65 Арбит-ражного процессуального кодекса (далее - АПК РФ) наличие всех условий, необходимых для признания права собственности в силу приобретательной давности.
Для приобретения права собственности ст. 234 ГК РФ устанавливает пять необходимых условий: объективные - длительное, непрерывное и открытое владение вещью и субъективные - добросовестное владение и владение имуществом как своим собственным.
Что касается длительности владения, то закон допускает возможность присоединить ко времени владения все время, в течение которого имуществом владел тот, чьим правопреем-ником является лицо, ссылающееся на давность владения.
Однако нормы ст. 234 ГК РФ не подлежат применению в случаях, когда владение иму-ществом в течение длительного времени было закреплено за его владельцем на праве хозяй-ственного ведения или оперативного управления.
Учитывая, что до момента преобразования в 1993 г. производственного объединения перерабатывающих и хлебоприемных предприятий в акционерное общество все имущество предприятия являлось государственной собственностью и состояло в оперативном управле-нии (ст. 93.1 ГК РСФСР), нет оснований для присоединения ко времени владения имущест-вом истцом времени владения производственного объединения перерабатывающих и хлебо-приемных предприятий .
По делу № Ф09-3565/05 открытое акционерное общество "А" обратилось в суд к от-крытому акционерному обществу "В", администрации муниципального образования с иском о признании права собственности на газопровод.
Газопровод принят в эксплуатацию в 1970 г. и после введения в эксплуатацию пере-дан во владение треста (в настоящее время - ОАО "А") для технического обслуживания.
Суд исходил из того, что истец не доказал факт открытого владения как своим собст-венным спорным имуществом.
С момента приемки газопровода в эксплуатацию истцу было известно о наличии права собственности государства на газопровод, так как заказчиком строительства являлось госу-дарственное предприятие. Истец не может рассматриваться единственным владельцем газо-провода, учитывая, что администрация считает объект собственностью муниципального об-разования в силу Приложения N 3 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1.
Согласно положениям п. 2, 3 ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, кото-рое имеет владельца, может быть приобретено другим лицом лишь на основании сделки об отчуждении этого имущества либо в случаях, когда собственник неизвестен либо он утратил право на это имущество.
Имеющиеся в деле доказательства подтверждают лишь факт пользования спорным имуществом.
Поскольку истец в порядке, предусмотренном ст. 65 АПК РФ, не представил доказа-тельств длительного, добросовестного, открытого, непрерывного владения спорным имуще-ством как своим собственным, в иске отказано .
По делу № Ф09-3799/04 судом отказано в иске о признании права собственности в силу приобретательной давности, поскольку установлено, что владение помещением осуществ-лялось истцом с 1989 года - даты подписания акта приема-передачи, на основании которого трест передал истцу (профсоюзной организации) гараж в счет уплаты профсоюзных взносов.
Следовательно, имущество истцом было приобретено на основании сделки (акт приема-передачи). На момент получения гаража от треста истцу был известен его собственник.
На основании ст. 234 ГК РФ право собственности на имущество в силу приобретатель-ной давности может быть признано только в том случае, если владение имуществом осуще-ствляется не на основании договорных обязательств.
Нормы ст. 234 ГК РФ о приобретательной давности не подлежат применению в случа-ях, когда владение имуществом в течение длительного времени осуществлялось на основа-нии договорных обязательств .
По делу № Ф09-1963/03 комитетом по управлению городским имуществом был заявлен иск об истребовании имущества из незаконного владения акционерного общества путем его выселения из нежилого помещения. Ответчик предъявил встречный иск о признании права собственности на указанный объект в силу приобретательной давности.
Суд пришел к выводу, что имеющиеся в деле документы свидетельствуют о наличии права муниципальной собственности, при этом отклонил ссылки ответчика на возникнове-ние у него права собственности в силу приобретательной давности, указав следующее.
 В силу ст. 217 ГК РФ имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юриди-ческих лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества.
При приватизации государственного и муниципального имущества предусмотренные ГК РФ положения, регулирующие порядок приобретения и прекращения права собственно-сти, применяются, если законами о приватизации не предусмотрено иное.
Поскольку законодательство о приватизации не предусматривает возможность приоб-ретения прав на имущество, находящееся в государственной собственности, в порядке при-обретательной давности, заявитель не приобрел право собственности на спорное имущест-во .
2. Владение имеет место лишь в случае, когда лицо осуществляет непосредственное фактическое господство над вещью .
По делу № КГ-А40/6354-04 Министерство имущественных отношений Российской Федерации (далее - Минимущество России) обратилось в суд к акционерному обществу с иском о признании права федеральной собственности в силу приобретательной давности на объекты недвижимого имущества, ссылаясь на то, что имущество возведено за счет государ-ственных средств и впоследствии было закреплено Минимуществом России на праве хозяй-ственного ведения за федеральным государственным унитарным предприятием, которое на протяжении более 70 лет и по настоящее время открыто, добросовестно и непрерывно владе-ет им для размещения в них своих производственных мощностей.
Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истец, не являясь фактиче-ским владельцем спорного имущества, не может приобрести права собственности на него в силу приобретательной давности.
По смыслу ст.234 ГК РФ право собственности на недвижимое имущество в силу при-обретательной давности может при определенных в ней условиях возникнуть у владеющего несобственника.
Из совокупности характеристик давностного владения усматривается, что речь идет именно о фактическом владении имуществом, и именно такое владение, подразумевающее, в частности, наличие у владельца возможности непосредственно, в любое время воспользо-ваться вещью, может повлечь за собой юридические последствия в виде приобретения вла-дельцем права собственности.
В данном же случае фактическим владельцем спорного имущества выступало феде-ральное государственное унитарное предприятие.
Таким образом, поскольку истец - Минимущество России - не является фактическим владельцем спорного имущества, то он не может считаться его давностным владельцем по смыслу п. 1 ст. 234 ГК РФ.
Отклонена ссылка на то, что спорным имуществом владеет само Минимущество России посредством передачи имущества в хозяйственное ведение предприятия, так как опосредованное владение нельзя признать фактическим.
Кроме того, по смыслу ст. 234 ГК РФ владелец должен владеть имуществом как своим собственным.
Это является одним из условий приобретения права собственности в силу приобрета-тельной давности и означает, что воля фактического владельца должна быть направлена на владение имуществом как его собственником.
Минимущество России является органом исполнительной власти, наделенным функ-циями по управлению государственным имуществом, однако при этом оно не вправе распо-ряжаться этим имуществом по своей инициативе и своему усмотрению, а реализует в строго определенном порядке, установленном нормативными правовыми актами, в том числе зако-нодательством о приватизации, иными правовыми актами, и актами, определяющими правовой статус Министерства, волеизъявления государства как собственника в отношении принадлежащего ему имущества, поэтому даже фактическое владение Минимуществом России государственным имуществом исключает наличие у него воли владеть им как своим собственным.
По делу № Ф09-2507/04 о признании права собственности в силу приобретательной давности в иске отказано в связи с отсутствием доказательств фактического владения здани-ем. Суд указал, что само по себе нахождение спорного имущества на балансе одного пред-приятия не является основанием для признания балансодержателя единственным законным владельцем объекта недвижимости, если этот объект ранее был предоставлен другому пред-приятию в установленном порядке.
3. Что касается таких признаков, как добросовестность, открытость, непрерывность владения, то из содержания судебных актов сложно выявить какой-либо единый подход су-дов к трактовке этих понятий, поскольку, как правило, указывается общая формулировка о недоказанности длительного, добросовестного, открытого и непрерывного владения спор-ным имуществом как своим собственным , без конкретизации, какой именно признак отсутствует. Это обусловлено и спецификой, присущей рассматриваемым понятиям.
Добросовестность владения представляет собой оценочную категорию. Какого-либо однозначного понимания добросовестности как характеристики владения по ст.234 ГК РФ в принципе не существует .
В практике арбитражных судов возможно выделить следующие подходы к понима-нию добросовестности владения.
Добросовестным владельцем может быть лишь тот, кто не знает о наличии собствен-ника имущества .
Определение добросовестного приобретателя вытекает из содержания ст.302 ГК РФ, из которой следует, что добросовестным приобретателем является лицо, которое, приобретая имущество, не знало и не могло знать о правах других лиц в отношении этого имущества.
В приобретательной давности добросовестность проявляется в том, что, даже если вла-дение незаконно, давностный приобретатель в момент начала владения не только не знал, но и не мог знать о незаконности своего владения .
Так, по делу № Ф08-2770/2006 суд отказал в иске о признании права собственности в силу приобретательной давности, указав, что обществом не соблюдены условия (добросове-стное, открытое и непрерывное владение как своим собственным спорным недвижимым имуществом), являющиеся основанием для признания права собственности в силу статьи 234 ГК РФ. Добросовестность владения предполагает, что собственник имущества не выражает намерения признать вещь своей и в силу этого фактический владелец открыто владеет этим имуществом как своим собственным. Решения судов по другим делам, касающиеся правомерности владения спорным зданием, свидетельствуют о том, что суды исходили из принадлежности спорного здания к федеральной либо муниципальной собственности. В частности, по одному из дел удовлетворены исковые требования Территориального управления Министерства имущественных отношений Российской Федерации в части признания недействительным распоряжения главы города о передаче спорного объекта на баланс муниципального унитарного предприятия; по другому делу удовлетворен иск Территориального управления Министерства имущественных отношений Российской Федерации об истребовании объекта из незаконного владения другого лица. Из этого следует, что уполномоченный собственник принимал меры для осуществления принадлежащего ему права собственности в отношении спорного здания. При таких обстоятельствах отсутствуют основания считать, что истец добросовестно владел спорным объектом, так как ему было известно о судебных решениях, которыми определен федеральный уровень собственности на здание.
  Добросовестным может быть признано лишь такое владение, начало которого объек-тивно не было связано с нарушениями правовых норм.
Например, по делу № КГ-А40/1047-06 судом отказано в признании права собственно-сти в силу приобретательной давности исходя из следующего.
Решением суда по другому делу признано право федеральной собственности на драго-ценные металлы, при этом суд основывал свои выводы на том, что драгоценные металлы не вошли в акты оценки приватизируемого имущества государственного предприятия ни от-дельной строкой, ни в составе какого-либо имущества; доказательств приобретения за счет собственных средств драгоценных металлов акционерное общество (истец по данному делу) не представил. В решении также указано, что Законом РСФСР "О приватизации государст-венных и муниципальных предприятий в РСФСР" и Законом РСФСР "О собственности в РСФСР" не предусматривалась возможность безвозмездной приватизации государственного имущества, имеющего реальную стоимостную оценку. Кроме того, оценивая обстоятельства передачи спорного имущества, суд указал, что предметный перечень переданного имущества установить не представляется возможным, ни одна из сторон не представила расшифровку строки "малоценные и быстро изнашиваемые предметы".
Сведения о поименном составе спорного имущества не были представлены и в мате-риалы дела № КГ-А40/1047-06.
Названные обстоятельства, в том числе установленные вступившим в законную силу решением, свидетельствуют о том, что передача драгоценных металлов в уставный капитал акционерного общества (истца) осуществлена с нарушением действовавшего законодатель-ства, что исключает признание факта владения истцом спорным имуществом добросовест-ным и открытым владением.

 Единообразная судебная практика сложилась в отношении самовольных построек: приобретательная давность не может распространяться на случаи, когда в качестве объекта владения и пользования выступает самовольно возведенное строение на земельном участке, не предоставленном для строительства (ст. 30 Земельного кодекса РФ) .
4. Нет однозначного подхода и к определению открытости владения. Одни авторы считают, что «владелец должен владеть имуществом открыто, т.е. без утайки» (Ю.К. Тол-стой), другие полагают, что «владение должно быть открытым, очевидным для всех иных лиц» . В отдельных судебных актах признак открытости трактуется как видимость (распо-знаваемость) владения для окружающих, при этом указывается на оформление всех регист-рационных и разрешительных документов по адресу местонахождения объекта, в отношении которого заявлены требования. .
5. Владение должно существовать непрерывно на протяжении всего срока, то есть не выбывать из владения лица.
По делу № Ф09-4112/03 в иске о признании права собственности в силу приобретатель-ной давности отказано, поскольку с момента введения в эксплуатацию имущество передава-лось в пользование другим лицам; на момент приватизации на балансе правопредшественника истца не находилось, в связи с чем не было приватизировано в составе его имущества и только на основании постановления главы муниципального образования 1995 г. передано на баланс правопредшественника истца. Суд признал довод истца о том, что он владеет железнодорожным тупиком с момента ввода в эксплуатацию по настоящее время, необоснованным. По мнению суда, тот факт, что спорное имущество не находилось на балансе правопредшественника истца и не вошло в план приватизации, свидетельствует об отсутствии непрерывности владения.

II. Истечение срока приобретательной давности

Статья 234 ГК РФ устанавливает сроки, в течение которых лицо должно сохранять вла-дение, отвечающее всем перечисленным признакам, для того чтобы приобрести право собст-венности в силу приобретательной давности (5 лет для движимого имущества, 15 лет – для недвижимого).
Отсутствие этого условия является столь же распространенным основанием для отказа в удовлетворении требований о признании права собственности в силу приобретательной давности, как и владение имуществом не как своим собственным.
Причины данного положения также обусловлены характерными особенностями совет-ской эпохи и присущим ей законодательством.
1. Судебная практика формировалась на основании разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащихся в п.5 информационного письма Президиума от 28.04.1997 г. № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав». Данный пункт воспроизводит положения п.4 ст.234 ГК РФ о начале течения срока приобретательной давности, при этом отмечается следующее.
Гражданским законодательством РСФСР было предусмотрено, что на требования госу-дарственных организаций о возврате государственного имущества из незаконного владения колхозов и иных кооперативных и других общественных организаций или граждан, исковая давность не распространяется (ст. 90 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г.).
С 1 июля 1990 года вступил в силу Закон СССР "О собственности в СССР", статьей 31 которого установлено, что государство обеспечивает в законодательстве гражданам, органи-зациям и другим собственникам равные условия защиты права собственности, в связи с чем утратили силу предусмотренные гражданским законодательством нормы о преимуществе в защите права государственной собственности.
С этого момента к требованиям государственных организаций о возврате государственного имущества исковая давность применяется на общих основаниях.
Поэтому течение срока приобретательной давности по данному делу могло начаться с момента, когда собственник помещения узнал или мог узнать о возникновении права на иск, но не ранее 01.07.91 г. (по истечении годичного срока исковой давности для государственных организаций, установленного статьей 78 Гражданского кодекса РСФСР 1964 года).
 Учитывая, что в советский период практически все экономически значимое имущест-во было государственным и в большинстве случаев в качестве объекта, на которое лицо про-сит установить право собственности в силу приобретательной давности, выступает недви-жимое имущество, возможность требовать признания права собственности по приобрета-тельной давности наступает не ранее 01.07.2006 г.
 2. В судебной практике представлено незначительное количество дел, по которым требования об установлении права собственности в силу приобретательной давности были заявлены в отношении земельных участков. В отдельных судебных актах по данному вопро-су момент, с которого исчисляется срок приобретательной давности, определяется иначе, чем в отношении других объектов недвижимости (зданий, сооружений). В частности, выска-зана позиция, что в отношении земельных участков, начало течения срока связывается с мо-ментом, когда стало возможным приобретение земельного участка в собственность. Так, по делу № А19-45524/05-19-Ф02-4025/06-С2 закрытое акционерное общество обратилось в суд к администрации города о признании права собственности на земельные участки, ссылаясь на то, что на основании договора аренды с последующим выкупом приобрело право собст-венности на объекты недвижимости, расположенные на спорных земельных участках; от-крытое и непрерывное пользование данными земельными участками является основанием для признания за ним права собственности в силу приобретательной давности.
 Решением, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, в иске отказано в связи со следующим.
До принятия в 1990 году Закона РСФСР "О земельной реформе" N 374-1 частная собст-венность на землю была запрещена и вся земля в этот период находилась в государственной собственности.
Согласно ст. 3 "Основ земельного законодательства Союза ССР и союзных республик" от 13.12.1968 г. в соответствии с Конституцией СССР земля в Союзе Советских Социалистических Республик является государственной собственностью, то есть всенародным достоянием. Земля в СССР состоит в исключительной собственности государства и предоставляется только в пользование. Действия, в прямой или скрытой форме нарушающие право государственной собственности на землю, запрещаются.
В силу ст. 3 Земельного кодекса РСФСР от 01.07.1970 г. в соответствии с Конституцией СССР и Конституцией РСФСР земля является государственной собственностью - общим достоянием всего советского народа. Земля состоит в исключительной собственности государства и предоставляется только в пользование. Действия, в прямой или скрытой форме нарушающие право государственной собственности на землю, запрещаются.
Таким образом, в соответствии с законодательством, действовавшим на момент заклю-чения истцом договора аренды в 1990 г., заключение договора аренды с правом выкупа имущественного комплекса производственных фондов не давало право арендатору приобре-сти в собственность земельные участки, даже необходимые для эксплуатации выкупленного имущества.
Закон РСФСР "О земельной реформе" N 374-1 вступил в силу с 01.01.1991 г. Исходя из ст. 11 Конституции РСФСР от 12.04.1978 г., приобретение земельного участка в собствен-ность стало возможным лишь с 01.01.1991 г.
Так как приобретение права собственности на землю стало возможным лишь с вступле-нием в силу Закона РСФСР "О земельной реформе" N 374-1, то начало течения срока, уста-новленного статьей 234 ГК РФ, следует исчислять с 01.01.1991 г. Поскольку в силу п. 4 ста-тьи 234 ГК РФ течение срока приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности, для земельного участка течение срока приобретательной давности начинается с 1994 года. Следовательно, срок приобретательной давности (15 лет) истекает в 2009 году .
Кроме того, вопрос о применимости института приобретательной давности в отноше-нии земельных участков относится к числу дискуссионных .
3. Пункт 3 ст.234 ГК РФ предусматривает для лица, ссылающегося на давность владе-ния, возможность присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является. Для применения данного правила необходимо установить факт состоявшегося правопреемства. Недоказан-ность последнего зачастую также является основанием для отказа в удовлетворении требо-ваний о признании права собственности в силу приобретательной давности.
Например, по делу № Ф09-1569/07-С6 общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к открытому акционерному обществу о признании в силу приоб-ретательной давности права собственности на объекты недвижимого имущества, ссылаясь на то, что является правопреемником товарищества с ограниченной ответственностью, которое в свою очередь являлось правопреемником прорабского участка, и, следовательно, более 15 лет истец добросовестно, как своим собственным владеет недвижимым имуществом, которое не является ни федеральной собственностью, ни собственностью ответчика.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды исходили из следующего.
Материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих правопреемство между прорабским участком ЖКО и товариществом с ограниченной ответственностью, а также ме-жду товариществом и обществом (истцом).
Товарищество с ограниченной ответственностью создавалось не в порядке реорганиза-ции ответчика либо его структурного подразделения, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела устав и учредительный договор данного товарищества.
Также отсутствуют в деле документы, подтверждающие преобразование товарищества в общество. Более того, в имеющейся в материалах дела выписке из Единого государствен-ного реестра юридических лиц общество (истец) зарегистрировано при создании в 1998 г., т.е. оно создано не в результате преобразования юридического лица одного вида в юридиче-ское лицо другого вида (изменения организационно-правовой формы) .

В силу изложенных причин в настоящее время количество дел, по которым требования, основанные на ст.234 ГК РФ, были удовлетворены, на уровне федеральных арбитражных судов округов невелико . Однако, как отмечалось ранее, 01 июля 2006 года истек пятнадцатилетний давностный срок для недвижимого государственного имущества, что позволяет прогнозировать вероятность увеличения подобных дел и процент удовлетворенных требований по ним. В частности, за период с конца 2006 по 2007 г.г. Арбитражным судом Свердловской области требования об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет удовлетворены по делам № А60–2902/2007, А60–30799/06, А60-34937/06, А60-34919/06, А60-3825/2007, А60-30951/06, А60-33912/06, А60-33055/06, о признании права собственности в силу приобретательной давности по делам № А60-30989/06, А60-30989/06, А60-19579/06. Как правило, при рассмотрении такого рода дел в качестве доказательства владения имуществом как своим собственным, суды принимают во внимание то, что заявитель несет бремя содержания имущества (о чем свидетельствуют уплата земельного налога, налоговые декларации и т.п.), своевременно осуществляет капитальные и текущие ремонты, самостоятельно заключает договоры на оказание коммунальных услуг и производит оплату услуг. Тем не менее, делать какие-либо однозначные выводы преждевременно, поскольку практика на уровне вышестоящих инстанций (как апелляционной, так и кассационной) по данным делам отсутствует. Вместе с тем, на страницах юридической литературы обсуждается вопрос о том, возможно ли приобретение государственного имущества в силу приобретательной давности и после истечения пятнадцатилетнего срока. В силу абзаца 2 ст.217 ГК РФ при приватизации госу-дарственного и муниципального имущества предусмотренные ГК РФ положения, регули-рующие порядок приобретения и прекращения права собственности, применяются, если за-конами о приватизации не предусмотрено иное . Законодательство о приватизации не пре-дусматривает возможность приобретения прав на имущество, находящееся в государствен-ной собственности, в порядке приобретательной давности. Этот вопрос затрагивается и в имеющихся на данный момент отдельных судебных актах .
 Применение ст.234 ГК РФ осложняется и процессуальной проблемой о порядке рас-смотрения дел данной категории.

III. Порядок судопроизводства по делам об установлении права собственности в силу приобретательной давности

В судебной практике не сложилось единства мнений по вопросу о том, в каком по-рядке судом должен разрешаться вопрос о приобретении права собственности в силу приоб-ретательной давности.
Согласно одной точке зрения суть решения об установлении приобретательной дав-ности сводится к выводам о праве, которые делает суд (возникло или нет право собственно-сти на имущество). Следовательно, в решении суда непосредственно решается вопрос о пра-ве, что характерно для дел искового производства .
Данная позиция является господствующей в практике Федерального арбитражного суда Уральского округа. Так, иски о признании права собственности в силу приобретатель-ной давности рассмотрены по делам № Ф09-4687/06, Ф09-3923/05, Ф09-3922/05 Ф09-3511/05, Ф09-3620/05, Ф09-3565/05.  
В отдельных судебных актах прямо указывается, что из смысла ст.234 и главы 14 ГК РФ следует, что признание права собственности в силу приобретательной давности должно устанавливаться в общеисковом порядке, а не путем установления юридического факта (по-становление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.04.2006 г. по делу № Ф04-1198/2006(21830-А75-24), постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.11. 2004 г. по делу № А05-4976/04). В пользу данной точки зрения косвенно свидетельствует и практика Высшего Арбитражного Суда Российской Фе-дерации: п.6, 8 информационного письма Президиума от 28.04.1997 г. № 13 «Обзор практи-ки разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» содержат примеры, в которых рассмотрение спора о праве собственности в силу приобрета-тельной давности производилось в исковом порядке. Лицо, считающее, что стало собствен-ником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании за ним права собственности. Данный спор должен быть рассмотрен су-дом по существу.
При удовлетворении исковых требований право собственности возникает на основании решения суда, которое, в свою очередь, является основанием для регистрации уполномоченным органом права собственности лица на недвижимое имущество (п.8 информационного письма).
Вместе с тем, изложенная позиция, широко представленная в судебной практике, пред-ставляется небесспорной.
Согласно другой точке зрения основанием возникновения права собственности явля-ется приобретательная давность, следовательно, право собственности возникает в силу норм ст.234 ГК РФ, а не на основании решения суда, поэтому дело подлежит рассмотрению в по-рядке производства по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение (глава 27 АПК), поскольку суд не признает право – решение необходимо лишь для установления и подтверждения факта приобретательной давности .
Высказано мнение, что при этом устанавливаться должен не факт владения и пользо-вания недвижимым имуществом как своим собственным (п. 1 ч. 2 ст. 218 АПК РФ), а факт истечения срока приобретательной давности, поскольку сама по себе констатация факта вла-дения и пользования имуществом как собственным в отрыве от истечения сроков приобре-тательной давности не влечет возникновения права собственности на него и не является основанием для регистрации такого права в силу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» . Так, по делу № КГ-А41/3212-06 Федеральный арбитражный суд Московского округа признал законным отказ в регистрации права собственности, исходя из следующего.
Решением суда был установлен юридический факт владения и пользования акционер-ным обществом недвижимым имуществом как своим собственным. Данное решение было представлено в регистрирующий орган для регистрации за акционерным обществом права собственности. Регистрирующим органом в регистрации отказано, что и послужило основа-нием для обращения общества в суд с иском о признании незаконными действий регистри-рующего органа.
Удовлетворяя требования, суд первой инстанции исходил из того, что решение суда об установлении указанного юридического факта является основанием для государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество, в то время как в решении от-сутствует указание на вид права, подлежащего государственной регистрации.
Отменяя решение и отказывая в удовлетворении заявления, Федеральный арбитражный суд Московского округа основывался на следующем.
В силу ст. 18 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижи-мое имущество и сделок с ним" документы, устанавливающие наличие, возникновение, пе-реход, ограничение (обременение) прав на недвижимое имущество и представляемые на го-сударственную регистрацию, должны соответствовать требованиям, установленным законо-дательством Российской Федерации, и содержать описание недвижимого имущества и вид регистрируемого права.
Такие же требования закон относит и к судебным актам, являющимся основанием для государственной регистрации права.
В соответствии со ст. 131 ГК РФ государственной регистрации подлежат: право собст-венности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение.
Таким образом, в соответствии с данной нормой не подлежит государственной регист-рации установленный судебным актом юридический факт владения и пользования недвижи-мым имуществом.
Практика Федеральных арбитражных судов показывает, что в большинстве случаев ре-шения об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения и пользования имуществом как своим собственным (факта приобретательной давности, об установлении права собственности в силу приобретательной давности) отменяются по следующим основаниям:
1) суд не уточнил, на что направлено требование заявителя - на установление факта, имеющего юридическое значение, или признание права собственности ; иногда прямо ука-зывается на то, что суд вместо установления юридического факта по существу признал право собственности ;
 2) между сторонами имеется спор о праве собственности на объект недвижимости, по-этому заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подлежит остав-лению без рассмотрения .
Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № КГ-А40/180-04 отменено решение суда первой инстанции об установлении факта приобрета-тельной давности. Суд кассационной инстанции указал следующее.
 Суд первой инстанции рассмотрел заявление без учета положений норм главы 27 АПК РФ (ст.217 АПК РФ).
Из материалов дела и объяснений лиц по делу в судебных заседаниях видно, что заяви-тель по существу имеет своей целью оспаривание наличия спорного здания в собственности у другого лица, зарегистрировавшего это здание в установленном законом порядке.
Норма закона о приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) предполагает возможность совершения лицом определенных действий по защите существующего или предполагаемого права собственности в исковом производстве, а не простого установления через суд факта "приобретательной давности".
Вывод суда о каком-то нарушении заявителем требований ст. 234 ГК РФ сделан вопре-ки конкретным материалам дела и положениям ГК РФ, регулирующим возникновение права собственности на недвижимое имущество и его защиту (ст. ст. 218, 301 - 305 ГК РФ и др.)
В ходе рассмотрения настоящего дела можно установить, что возник спор о праве, что должно было повлечь процессуальные последствия в виде оставления судом заявления без рассмотрения, о чем следовало бы вынести определение (п. 3 ст. 217 АПК РФ).

Наиболее приемлемым представляется подход, в соответствии с которым вопрос о воз-никновении права собственности в силу приобретательной давности может быть разрешен как в исковом, так и особом производстве. Особое производство по установлению факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет (движимым имуществом в течение 5 лет) применимо при на-личии общих условий, предусмотренных главой 27 АПК РФ, с учетом разъяснений данных Высшим Арбитражным Судом РФ в информационном письме от 17.02.2004 г. № 76 о прак-тике рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридиче-ское значение, в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31.10.1996 г. № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса в суде первой инстанции»:
1) если согласно закону факт порождает юридические последствия, то есть влечет воз-никновение, изменение или прекращение правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;
2) если установление юридического факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного арбитражному суду;
3) если заявитель не имеет другой возможности получить либо восстановить надлежа-щие документы, удостоверяющие юридический факт;
4) если действующим законодательством не предусмотрен иной (внесудебный) порядок установления юридического факта.
Таким образом, особое производство по установлению факта добросовестного, откры-того и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет (движимым имуществом в течение 5 лет) возможно при отсутствии спора о праве, и в этом случае решение, которым установлен факт добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет является основанием для регистрации права собственности в силу приобретательной давности. В случае же, если имеется спор о праве, особое производство не применимо и вопрос о возникновении права собственности в силу приобретательной давности должен решаться в исковом производстве при рассмотрении иска о признании права собственности .

2007



 



Опубликовано: 13.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования