1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав, разрешенных коллегией по рассмотрению гражданско-правовых споров Арбитражного суда Республики Мордовия в 2007 году


Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав, разрешенных коллегией по рассмотрению гражданско-правовых споров Арбитражного суда Республики Мордовия в 2007 году

  Традиционно требования, направленные на защиту нарушенных или оспариваемых вещ-ных прав участников экономической деятельности, составляют существенную долю исков и заявлений, поступающих на рассмотрение арбитражного суда. В 2007г. судебной коллегией по разрешению гражданско-правовых споров Арбитражного суда Республики Мордовия рассмотрено 343 дела с применением норм о праве собственности и иных вещных правах, что составляет 21,1% от общего количества рассмотренных в коллегии дел. Большая часть из них - 236 дел, или 68,8%, обусловлены отсутствием у истцов правоподтверждающих документов на объекты недвижимости, построенные в советский период. Это, как правило, иски о признании права собственности в силу приобретательной давности либо со ссылкой на ч.1 ст.218 Гражданского кодекса Российской Федерации о возникновении права собственности на вещь, созданную лицом для себя с соблюдением закона. 36 исков, или 10,5% от общего количества вещно-правовых споров, заявлены конкурсными управляющими с целью включения спорного имущества в конкурсную массу должника и устранения препятствий в реализации правомочий по распоряжению таким имуществом.
  Наиболее распространенным способом защиты вещных прав в практике суда явля-ется признание права. При этом следует иметь в виду, что законодательные требова-ния к основаниям и условиям возникновения права собственности на разные кате-гории вещей различны.
  Так, администрация городского округа обратилась с иском к Государственному комитету имущественных и земельных отношений Республики Мордовия о признании права собственности на жилой дом. В обоснование иска указано, что у истца отсутствуют документы, необходимые для регистрации права собственности на спорное имущество, в то время как дом получен администрацией от конкурсного управляющего акционерного общества, ликвидированного ко дню судебного разбирательства, в соответствии с ч. 5, 6 ст.132 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Суд в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям. Доказательства принадлежности спорного имущества на праве собственности ликвидированному акционерному обществу истцом не представлены, в реестрах государственной или муниципальной собственности дом также не указан. Следовательно, спорное имущество является бесхозяйным. Частью 3 статьи 225 Гражданского кодекса Российской Федерации установлен особый порядок установления права собственности на бесхозяйную недвижимую вещь, предусматривающий предварительную постановку ее на учет в качестве таковой органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество. Главой администрации городского округа издано постановление, согласно которому комитет по управлению муниципальным имуществом должен был обеспечить постановку спорного жилого дома на учет в управлении Федеральной регистрационной службы, однако названное постановление исполнено не было. Поскольку установленные законом условия признания права собственности муниципалитета на бесхозяйное имущество не соблюдены, основания для удовлетворения иска отсутствуют.
  В другом случае закрытое акционерное общество обратилось с иском к администрации района о признании права собственности на элементы благоустройства территории с ог-раждением, мотивируя заявленное требование ссылкой на ст. 222 Гражданского кодекса о признании права собственности на самовольную постройку. Суд в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что спорное имущество представляет собой асфальтовые проезды и площадки, тротуары и отмостки, огороженные металлической сеткой и проложенные истцом на земельном участке, принадлежащем ему на праве собственности. В соответствии со ст. 222 Гражданского кодекса самовольной постройкой является созданное с нарушением установленного законом порядка недвижимое имущество. Поскольку из технического паспорта земельного участка, где расположены спорные объекты, следует, что они являются элементами благоустройства участка и не могут быть отнесены к объектам недвижимости, нормы ст. 222 Кодекса на них не распространяются.
  Признание вещного права судом как способ его защиты может иметь место лишь в случае нарушения, оспаривания такого права либо неопределенности в вопросе о принадлежности вещи конкретному лицу.
  Государственное предприятие обратилось с иском к территориальному органу по управ-лению федеральным имуществом и к администрации района о признании права хозяйст-венного ведения на объекты недвижимого имущества. Ответчики заявили, что право хо-зяйственного ведения истца на спорное имущество ими признается. Суд в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что истец является государственным унитарным предприятием, имущество которого принадлежит на праве собственности Российской Федерации. Спорные объекты отражены в реестре федерального имущества с указанием на их включение в состав имущественного комплекса государственного предприятия - истца по делу. В силу ст.113, 299 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 2 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» у государственного унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, иного права на имущество, полученное от собственника либо приобретенное иным способом, чем право хозяйственного ведения, в принципе возникнуть не может. В соответствии со ст. 11, 12 Гражданского кодекса, ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с требованием о признании права в арбитражный суд вправе обратиться лицо, чье право либо законный интерес нарушены или оспариваются. Поскольку доказательства нарушения или оспаривания права хозяйственного ведения истца на недвижимое имущество не представлены и неопределенности в вопросе о принадлежности этого имущества предприятию нет, основания для признания права в судебном порядке отсутствуют.
  Вновь созданное юридическое лицо не приобретает права собственности на недви-жимое имущество, внесенное в его уставный капитал, до государственной регистра-ции перехода права на него. Вместе с тем виндикационный иск, предъявленный в та-кой ситуации учредителем, удовлетворению не подлежит.
  Открытое акционерное общество обратилось с иском к обществу с ограниченной ответ-ственностью о признании права собственности на недвижимое имущество, внесенное в уставный капитал ответчика. Суд первой инстанции иск удовлетворил на том основании, что передача имущества в уставный капитал имела место в 2001г., то есть после вступле-ния в силу Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Поскольку, согласно ч. 2 Гражданского кодекса, право на имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой реги-страции, и в силу ст.4, 6 Закона переход права собственности на недвижимое имущество подлежит обязательной государственной регистрации, но в отношении спорного имуще-ства она не была осуществлена, истец не утратил титул собственника спорной недвижи-мости. Суд кассационной инстанции оставил решение без изменений.
  В удовлетворении иска потребительского общества к обществу с ограниченной ответст-венностью об истребовании внесенного в уставный капитал ответчика недвижимого имущества, право собственности на которое последним не было зарегистрировано, судом первой инстанции отказано по следующим основаниям. На основании ст. 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Как следует из материалов дела, потребительское общество является единственным учредителем общества с ограниченной ответственностью. Решение о создании ООО и внесении в его уставный капитал спорной недвижимости принято общим собранием уполномоченных пайщиков потребительского общества, имущество передано ответчику по акту приема-передачи. Поскольку решение собрания пайщиков в установленном законом порядке не оспорено и не отменено, общество с ограниченной ответственностью владеет спорной недвижимостью на законных основаниях; отсутствие регистрации права собственности не означает незаконности владения. Суд кассационной инстанции оставил решение без изменений.

  Объектом виндикации может выступать лишь индивидуально определенная вещь.
  Сельскохозяйственный производственный кооператив обратился с иском к товариществу на вере и обществу с ограниченной ответственностью об истребовании из незаконного владения имущества, определенного следующим образом: коров 550 голов, молодняка крупного рогатого скота 1004 головы, хряков 29 голов, молодняка свиней 2221 голова. Иск мотивирован тем, что спорное имущество, принадлежащее истцу на праве собственности, передано им в 2002г. по акту приема-передачи товариществу на вере на ответственное хранение, товарищество же неправомерно внесло его в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью - ответчика по делу. Факт наличия у ответчика соответствующего поголовья скота в названном количестве судом установлен. Вместе с тем указано, что виндикация представляет собой иск о восстановлении владения вещью, а не о замене ее вещью того же рода и качества. Истребовать в силу ст. 301 Гражданского кодекса, таким образом, можно лишь индивидуально определенное имущество, сохранившееся в натуре, но не имущество, определенное родовыми признаками. Поскольку в представленных истцом документах отсутствует указание на инвентарные номера, метки животных, либо иные данные, позволяющие индивидуализировать переданное товариществу имущество, возврат его невозможен.
  Нередко путем восстановления нарушенного вещного права избирается предъявле-ние иска о признании недействительной сделки по передаче имущества. При этом следует иметь в виду, что возврат переданного по недействительной сделке имуще-ства от третьего лица, не являющегося стороной в сделке, в виде применения по-следствий ее недействительности невозможен. В таком случае необходимо предъяв-ление виндикационного иска к третьему лицу.
  Общество с ограниченной ответственностью в процедуре конкурсного производства об-ратилось с иском к открытому акционерному обществу о признании недействительным договора купли-продажи недвижимого имущества истца на основании ст. 103 Федераль-ного закона «О несостоятельности (банкротстве)». Суд признал сделку недействительной, так как она была совершена за три месяца до принятия судом заявления о несостоятельно-сти (банкротстве) продавца и повлекла за собой предпочтительное удовлетворение требо-ваний покупателя перед иными кредиторами должника, поскольку вместо оплаты товара по договору ответчик произвел зачет требования к истцу об уплате соответствующей де-нежной суммы. В качестве последствия недействительности сделки суд в соответствии с ч.2 ст. 167 Гражданского кодекса обязал ответчика уплатить истцу денежную сумму, рав-ную стоимости спорного товара, поскольку на день судебного разбирательства по делу недвижимость отчуждена ответчиком по договору купли-продажи третьему лицу.
  По другому делу муниципальное унитарное предприятие обратилось с иском к админи-страции района о признании недействительной сделки по передаче имущества, бывшего в хозяйственном ведении истца, в казну муниципалитета - собственника имущества и применении последствий недействительности сделки путем возврата спорного имущества истцу. Сделка признана судом недействительной со ссылками на ст. 295 Гражданского кодекса РФ, ст.18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», п.40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996г. №6/87, п.9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.02.1998г. №8, согласно которым собственник имущества унитарного предприятия не вправе изымать его из хозяйственного ведения предприятия и сделки по распоряжению имуществом, влекущие за собой невозможность осуществления предприятием его уставной деятельности, являются ничтожными даже в том случае, если они совершены с согласия собственника. В применении последствий недействительности сделки путем возврата имущества отказано, поскольку оно уже передано администрацией в безвозмездное пользование третьему лицу - обществу с ограниченной ответственностью. Позже муниципальное предприятие обратилось с иском к обществу с ограниченной ответственностью об истребовании из незаконного владения спорного имущества. Иск удовлетворен, поскольку администрация, передавая спорные объекты ответчику, не вправе была таким образом распоряжаться ими, и ответчик получил их безвозмездно.
  Сделка по передаче в собственность недвижимого имущества, право собственности на которое возникло у передающей стороны до введения в действие Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», не может быть признана недействительной по причине отсутствия регистра-ции такого права до совершения сделки.
  Потребительское общество обратилось с иском к обществу с ограниченной ответствен-ностью об истребовании из незаконного владения недвижимого имущества, внесенного истцом в уставный капитал ответчика. В обоснование заявленного требования истец со-слался на ничтожность сделки по передаче имущества в уставный капитал в силу ее несо-ответствия закону, поскольку на момент ее совершения право собственности потреби-тельского общества на имущество не было зарегистрировано, как того требует ч.2 ст. 6 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Суд первой ин-станции в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям. Из материалов дела следует, что право собственности истца на спорное имущество возникло до введения в действия Закона о регистрации прав на недвижимое имущество и, следовательно, в силу ч.1 ст.6 Закона, это право признается юридически действенным и при отсутствии его ре-гистрации. Что же касается необходимости регистрации права, возникшего до введения Закона в действие, при совершении сделки с объектом правообладания, то, как указано в п.12 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005г. №12, наличие такой регистрации является обязательным усло-вием государственной регистрации перехода права по сделке, но не условием совершения самой сделки. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменений.
  Сделка по безвозмездной передаче в частную собственность государственного иму-щества, совершенная до вступления в силу Закона РСФСР «О приватизации госу-дарственных и муниципальных предприятий в РСФСР», не противоречит действо-вавшему на момент ее совершения законодательству.
  Администрация городского округа обратилась с иском к закрытому акционерному обще-ству о признании недействительным договора аренды государственного недвижимого имущества от 08.12.1990г. в части передачи объектов с износом более 50% безвозмездно в собственность трудового коллектива государственного предприятия (правопредшествен-ник истца), признании недействительной государственной регистрации права собственности ответчика на спорное имущество и возврате недвижимости. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Сделка признана ничтожной в части передачи спорного имущества в собственность ответчика как противоречащая ст. 95, 96 Гражданского кодекса РСФСР, которые устанавливали государственную собственность на имущество, относящееся к основным средствам производства, и, как посчитал суд, предусматривали возможность лишь возмездной передачи такого имущества в собственность иных лиц. Констатировав ничтожность договорного условия о безвозмездной передаче спорного имущества в собственность, суд, с учетом положений ст. 180 Гражданского кодекса РФ, признал сделку недействительной в части перехода права собственности по ней и сделал вывод о фактической передаче имущества на условиях безвозмездного пользования. Довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности отклонен, так как администрация, имея право в любое время отказаться от договора безвозмездного пользования, направила акционерному обществу уведомление о расторжении договора с требованием возвратить имущество 29.07.2004г. Суд апелляционной инстанции решение отменил, в иске отказал по следующим основаниям. Согласно ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать закону, действовавшему на момент его заключения. В период заключения оспариваемого договора действовали Гражданский кодекс РСФСР и Основы законодательства Союза ССР и Республик об аренде от 23.11.1989г. Статьи 95, 96 Гражданского кодекса РСФСР, на которые сослался суд первой инстанции, действительно устанавливают государственную собственность на основные средства предприятия, но вместе с тем предусматривают и возможность передачи этого имущества иным лицам, однако порядок и условия такой передачи не регламентируют. Законодательство о приватизации на момент заключения оспариваемого договора отсутствовало. Поскольку специального запрета на заключение договора аренды с условием о безвозмездной передаче государственного имущества в собственность трудового коллектива государственного предприятия в нормативных актах того периода не содержится, основания для признания оспариваемого условия недействительным отсутствуют. Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменений.
  Нередко препятствия в реализации вещных прав на недвижимое имущество возни-кают в процессе их государственной регистрации. При этом следует иметь в виду, что регистрирующий орган не вправе оценивать наряду с условиями договора иные документы в качестве доказательств по вопросу о заключенности договора и соот-ветствии его закону.
  Так, общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском к управлению Фе-деральной регистрационной службы о признании незаконным отказа в государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество и обязании зареги-стрировать такой переход. При рассмотрении дела судом установлено, что спорное не-движимое имущество приобретено истцом по договору купли-продажи в ходе реализации имущества муниципального предприятия в процедуре конкурсного производства. Отказ Федеральной регистрационной службы в регистрации перехода к истцу права собственности мотивирован тем, что с заявлением о регистрации не обратилась вторая сторона по сделке, а также дефектностью самого договора в силу того, что имеются противоречия между указанными в нем датами регистрации права хозяйственного ведения продавца на предмет купли-продажи и датой подписания договора, кроме того не представлены документы, достаточные для устранения сомнений в наличии у продавца такого права на момент заключения договора. Суд отказал в признании незаконным отказа в государственной регистрации, поскольку представление заявления о регистрации от обеих сторон сделки в соответствии с ч.1 ст. 16, абз. 9. ч.1 ст. 20 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" является обязательным условием для регистрации перехода права. Вместе с тем суд указал на неправомерность оценки регистрирующим органом договора с точки зрения его законности. Вывод о незаключенности договора либо его несоответствии действующему законодательству может быть сделан только судом. В рассматриваемом случае, как следует из постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.05.2003г. №1069/03, законность договора тем более на должна подвергаться сомнению, поскольку он заключен в процессе конкурсного производства и арбитражным судом проверен и утвержден отчет конкурсного управляющего, то есть сделка совершена под судебным контролем; сведения и заявления от других лиц о нарушении законодательства при заключении договора от-сутствуют.
  Отсутствие в решении суда указания на ту или иную характеристику объекта не-движимости при наличии в нем иных сведений, достаточных для индивидуализации объекта, не является основанием для уклонения от государственной регистрации права, установленного этим судебным актом.
  Управление Федеральной регистрационной службы обратилось в суд с заявлением о разъяснении решения о признании права собственности открытого акционерного общест-ва на линейные объекты недвижимости - сети канализации, водопровода, теплотрассу в связи с отсутствием в резолютивной части решения сведений о длине линейных объектов, подлежащих включению в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Определением суда регистрирующему органу разъяснено следующее. Требования к решению арбитражного суда содержатся в ст. 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и специальных оговорок относительно содержания решения о признании права Кодекс не содержит. В соответствии со ст. 17 Закона о государственной регистрации прав обязательным приложением к документам, необходимым для регистрации прав на основании судебного решения, является план объекта недвижимости. Ответственность за точность данных об объектах недвижимого имущества несут согласно ст. 31 Закона организации по учету соответствующих объектов. Таким образом, решение суда является правоподтверждающим документом и не заменяет собой пакет документов, на основании которого осуществляется регистрация права. В решении указываются наименование объекта и его местонахождение; протяженность линейных объектов устанавливается техническим паспортом, чем и должен руководствоваться регистратор, ибо эти данные установлены органом, осуществляющим учет соответствующих объектов и несущим ответственность за точность информации о них.

  Вопрос о погашении регистрационной записи об ипотеке в случае ликвидации зало-годержателя подлежит рассмотрению судом в рамках искового производства.
  Общество с ограниченной ответственностью обратилось с иском к управлению Феде-ральной регистрационной службы о погашении регистрационной записи об ипотеке иму-щества, приобретенного истцом у продавца в конкурсном производстве по договору куп-ли-продажи с оплатой в рассрочку. Ипотека здесь имела место в силу закона и была заре-гистрирована одновременно с регистрацией перехода права собственности на имущество. Впоследствии покупатель полностью уплатил цену товара по договору, но совместное с залогодержателем заявление о погашении ипотеки в соответствии с ч.4 ст. 29 Закона о регистрации прав стало невозможным в связи с ликвидацией последнего. Ответчик против удовлетворения иска возражал, ссылаясь на правомерность отказа в погашении ипотеки и необоснованность указания регистрирующего органа в качестве ответчика по делу, поскольку в данном случае спорным вопросом является прекращение залогового обязательства, стороной которого этот орган не является. Так как вторая сторона обязательства ликвидирована, вопрос о погашении ипотеки, по мнению регистрирующего органа, должен решаться судом в рамках особого производства по установлению факта прекращения залогового правоотношения. Суд отклонил доводы ответчика по следующим основаниям. В данной ситуации спорным действительно является вопрос о существовании правоотношения, то есть вопрос о праве. Поэтому заявление о его разрешении в рамках особого производства в соответствии с п. 3 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса подлежит оставлению без рассмотрения. Такая позиция корреспондирует п.8 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2004г. №76, согласно которому отказ регистрирующего органа в регистрации права не является основанием для признания этого права в порядке особого производства, а также п. 5 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда от 17.02.2004г. №76, исходя из которого заявление об установлении наличия или отсутствия гражданского правоотношения не подлежит рассмотрению в порядке особого производства. Следует отметить, что до сих пор вопрос процессуального порядка вынесения решения о погашении ипотеки не нашел однозначного разрешения в практике арбитражных судов. Так, в ряде регионов суды идут по пути признания незаконным отказа регистрирующего органа и обязания его погасить регистрационную запись. При этом делается вывод о том, что в исковом порядке решить вопрос невозможно, поскольку сторона в сделке ликвидирована, и при принятии такого иска следует прекратить производство по делу на основании п.5 ч.1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (см., например, постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 02.03.2006г. по делу №А55-8327/05-10, поста-новление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.09.2006г. по делу №Ф04-6214/2006(26643-А27-22). В других судах преобладает мнение, что этот вопрос подлежит рассмотрению в рамках искового производства, так как действия регистрирующего органа в данном случае полностью соответствуют закону, который четко устанавливает основанием погашения записи об ипотеке совместное заявление залогодателя и залогодержателя либо решение суда. (например - постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 06.06.2007г. по делу №А48-4101/06-6). Арбитражный суд Республики Мордовия также считает, что поскольку основания для признания незаконными действий регистрационной службы отсутствуют, в данном случае должна применяться аналогия закона и иск о погашении регистрационной записи подлежит удовлетворению на основании ст. 165, 551 Гражданского кодекса Российской Федерации. ь
  Поскольку право собственности не только наделяет носителя правомочиями по владению, пользованию и распоряжению вещью, но также налагает на собственника определенные обязанности и ответственность, имеют место случаи предъявления исков, направленных на понуждение собственника к выполнению соответствующих обязанностей.
  Так, отдел судебных приставов обратился с иском к открытому акционерному обществу о признании права собственности ответчика на движимое имущество и обязании его за-брать это имущество. В обоснование иска указано, что спорные вещи были арестованы в рамках исполнительного производства как имущество должника - общества с ограничен-ной ответственностью, единственным учредителем которого выступал ответчик. В ре-зультате торгов это имущество осталось нереализованным и было возвращено организа-тором торгов в службу судебных приставов. Должник на предложения службы получить нереализованное имущество не отреагировал, а впоследствии был ликвидирован в результате процедур банкротства. Суд удовлетворил иск по следующим основаниям. В соответствии с ч.7 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч.1 ст. 58 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» имущество ликвидируемого общества с ограниченной ответственностью, оставшееся после завершения расчетов с кредиторами, подлежит передаче его участникам. Поскольку ответчик является единственным участником должника и от права собственности на спорное имущество в установленном законом порядке не отказался (в отзыве на иск акционерное общество заявило об отсутствии возражений против удовлетворения иска), суд счел требование о признании права собственности за ответчиком правомерным. В резолютивной части решения акционерному обществу рекомендовано распорядиться вещами.
  По другому делу открытое акционерное общество обратилось с иском к ОАО «РЖД» об обязании принять в собственность подъездной железнодорожный путь необщего пользо-вания, примыкающий к подъездному пути истца. Заявленное требование мотивировано тем, что между истцом и ответчиком заключен договор, по которому ОАО «РЖД» обяза-лось осуществлять подачу-уборку вагонов истца и их расстановку. По акту приема-передачи железнодорожных путей от 1989г. спорный участок пути был передан право-предшественником истца правопредшественнику ответчика, однако ОАО «РЖД» содер-жит его в ненадлежащем техническом состоянии, что затрудняет вывоз продукции истца к железнодорожным путям общего пользования. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям: доказательств передачи ответчику спорного участка пути в материалах дела нет, поскольку в акте от 1989г. указана лишь протяженность железнодорожных путей и их идентификация невозможна. Поскольку иные доказательства возникновения у ответчика права собственности на спорное имущество отсутствуют, обязать его принять такое имущество в собственность суд по смыслу ст. 235, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований не имеет. Суд апелляционной инстанции оставил решение в силе, отметив также, что истец в нарушение ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не указал, какое именно его право нарушено ответчиком и каким образом оно может быть восстановлено на момент судебного разбирательства.
Группа анализа и обобщения судебной практики
коллегии по рассмотрению споров,
возникающих из гражданских и иных правоотношений
17.12.2007г.


 



Опубликовано: 13.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования