1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Одобрено на заседании Президиума Второго арбитражного апелляционного суда 25.12.2007


Одобрено на заседании
Президиума Второго арбитражного
апелляционного суда
25.12.2007
 
ОБЗОР
судебной практики Второго арбитражного апелляционного суда
по разрешению споров, связанных с регистрацией прав
на недвижимое имущество и сделок с ним
 
 
Во исполнение пункта 3.3 Плана работы Второго арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2007 года коллегией по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений, обобщена практика разрешения дел, связанных ре-гистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Всего проанализировано 62 дела, в которых разрешались споры между участника-ми правоотношений, связанных с государственной регистрацией прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Значительную часть составляют споры об обжаловании отказов Федеральной реги-страционной службы (далее по тексту – Управление Росрегистрации, УФРС, регистри-рующий орган) в регистрации права, которые рассматриваются по правилам главы 24 Ар-битражного процессуального кодекса Российской Федерации.
 Анализ практики рассмотрения споров, связанных с применением норм Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее по тексту – Закон о регистрации) позволяет сделать следующие выводы:
 
 
I. По делам об обжаловании отказов регистрирующего органа в проведении государственной регистрации прав на недвижимое имуще-ство и сделок с ним.

 1. Отказ в государственной регистрации договора аренды участка лесного фонда правомерен, так как объектом договора аренды может выступать только участок лесного фонда, а не его часть.
(дело № А82-14950/2006-35, подтв. ФАС ВВО)
 
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействи-тельным отказа УФРС в государственной регистрации договора аренды на участок лесно-го фонда.
Решением арбитражного суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено и мотивировано тем, что регистрирующий орган сделал Обществу не соответствующее закону предложение о заключении дополнительного соглашения к зарегистрированному договору аренды участка лесного фонда с множественностью лиц на стороне арендатора, заключенного с индивидуальным предпринимателем и неправомерно отказало заявителю в регистрации договора аренды на выделенную в натуре часть участка лесного фонда.
Постановлением апелляционного суда решение отменено.
Из материалов дела следует, что Общество выиграло конкурс на заключение дого-вора аренды находящегося в государственной собственности части участка лесного фонда площадью 3997 гектаров из общей площади участка в 15371 гектар с множественностью лиц на стороне арендатора.
По результатам этого конкурса Общество и федеральное государственное учреж-дение заключили договор аренды участка лесного фонда, находящегося в федеральной собственности, с множественностью лиц на стороне арендатора, согласно которому Об-щество арендует часть участка лесного фонда. По акту приема-передачи объект аренды передан арендатору.
Общество обратилось Управление Росрегистрации с заявлением о государственной регистрации договора аренды, в котором указан объект недвижимого имущества в виде части участка лесного фонда (леса).
Регистрирующий орган отказал в государственной регистрации договора на осно-вании абзацев 4 и 11 пункта 1 статьи 20 Закона о регистрации, поскольку предоставлен-ный договор не соответствует лесному законодательству.
Согласно абзацу 1 пункта 1 статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федера-ции (далее по тексту – ГК РФ) в аренду могут быть переданы земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другие вещи, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования.
Объектами лесных отношений являются лесной фонд Российской Федерации, уча-стки лесного фонда, права пользования ими, леса, не входящие в лесной фонд, их участки, права пользования ими, древесно-кустарниковая растительность (статья 6 Лесного кодекса Российской Федерации).
В статье 9 Лесного кодекса Российской Федерации установлено, что к участкам лесного фонда относятся участки леса, а также участки лесных земель, не покрытых лес-ной растительностью и участки нелесных земель.
В силу статьи 31 Лесного кодекса Российской Федерации, пункту 3 Положения об аренде участков лесного фонда, утвержденного Постановлением Правительства Россий-ской Федерации от 24.03.1998 № 345 по договору аренды участка лесного фонда лесхоз федерального органа исполнительной власти в области лесного хозяйства или осуществ-ляющая ведение лесного хозяйства организация органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации (арендодатель) обязуется предоставить лесопользователю (аренда-тору) участок лесного фонда за плату на срок от одного года до девяноста девяти лет для осуществления одного или нескольких видов лесопользования. Аренда участков лесного фонда регулируется настоящим Кодексом, гражданским законодательством и Положени-ем об аренде участков лесного фонда, утверждаемым Правительством Российской Феде-рации.
Таким образом, поскольку в силу упомянутых норм права объектом договора арен-ды не может выступать часть участка лесного фонда, отказ УФРС в государственной ре-гистрации заключенного договора аренды обоснован.
 
2. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной реги-страции права, установленного вступившим в силу решением суда
(дело № А82-13400/2006-35, подтв. ФАС ВВО)
Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недей-ствительным отказа УФРС в государственной регистрации перехода права собственности на нежилое помещение и обязании произвести регистрацию перехода права.
Заявление основано на пункте 3 статьи 20 Закона о регистрации и мотивировано тем, что решением арбитражного суда по ранее рассмотренному делу договор мены по-мещениями между предпринимателями был признан заключенным, а право - подлежащим регистрации.
Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказано. Суд признал отказ в регистрации перехода права правомерным, по-скольку решение суда, представленное в УФРС, содержало неоговоренное исправление в указании даты вступления решения в законную силу, а так же то, что за регистрацией об-ратилась одна сторона сделки.
Постановлением апелляционного суда решение отменено.
Как видно из материалов дела, решением от 01.07.2003 арбитражный суд обязал предпринимателей заключить договор мены имущества, объектом которого являются не-жилые помещения. При этом арбитражный суд установил редакцию договора мены, со-держащую условия сделки.
Решением Арбитражного суда от 27.08.2004, на регистрирующий орган была воз-ложена обязанность зарегистрировать, на основании решения арбитражного суда от 01.07.2003, переход права собственности от одного предпринимателя к другому.
Сообщением об отказе в проведении государственной регистрации Регистрацион-ная служба отказала предпринимателю в регистрации перехода права собственности на указанное помещение в связи с отсутствием заявления второй стороны договора мены.
Согласно статье 28 Закона регистрации права на недвижимое имущество, установ-ленные решением суда, подлежат государственной регистрации на общих основаниях. Момент возникновения права определяется решением суда. Государственный регистратор не вправе отказать в государственной регистрации права, установленного вступившим в силу решением суда. В случае если решение суда не содержит сведений, которые регистратор прав обязан внести в Единый государственный реестр прав, регистратор прав или правообладатель при наличии в письменной форме заключения регистратора прав вправе запросить суд о порядке исполнения данного решения.
Основанием для регистрации перехода права в рассматриваемом споре является решение суда, вступившее в законную силу, а не сама сделка, поэтому необходимость в заявлении второй стороны сделки отсутствует. При принятии судом решения о понужде-нии заключить договор в определенной редакции, договор считается заключенным даже при уклонении одной из сторон от выполнения судебного решения.
 
3. Отказ в государственной регистрации права, мотивированный отсутствием полномочий директора Общества на обращение в регистрирующий орган признан недействительным, поскольку само по себе истечение срока, на который был избран единоличный исполнительный орган не прекращает его полномочий.
(дело № А82-31-1629/2007-21, подтв. ФАС ВВО)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения об отказе УФРС в государственной регистрации права собственности и возложении обязанности по государственной регистрации права собственности на незавершенный строительством объект недвижимости.
Решением арбитражного суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено в силе.
Из материалов дела следует, что одним из оснований для отказа в проведении государственной регистрации явилось отсутствие полномочий директора на представление интересов общества с ограниченной ответственностью, поскольку на момент обращения директора с заявлением о регистрации права истек двухгодичный срок полномочий, на который директор был избран в установленном законом порядке.
В соответствии с пунктом 1 статьи 40 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган общества (директор) избирается общим собранием участников общества на срок, опреде-ленный уставом общества. Образование исполнительных органов общества относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества. В данном случае, в уставе Общества предусмотрено, что единоличным исполнительным органом общества является директор, избираемый общим собранием участников общества на 2 года, если иной срок не определен договором. На момент обращения в УФРС доказательства о пре-кращении полномочий избранного в установленном порядке директора отсутствовали.
Правовые отношения общества и директора регламентирует договор между ними, под которым во втором абзаце пункта 1 статьи 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» подразумевается трудовой договор. В соответствии со статьей 58 Трудового кодекса РФ в случае, если ни одна из сторон не потребовала рас-торжения срочного трудового договора в связи с истечением его срока, а работник про-должает работу после истечения срока трудового договора, последний считается заклю-ченным на неопределенный срок. Кроме того, Федеральный закон «Об обществах с огра-ниченной ответственностью» не устанавливает каких-либо юридических последствий, связанных с прекращением полномочий как единоличного исполнительного органа общества по истечении срока его избрания, в уставе общества такой порядок прекращения полномочий директора не определен.
Таким образом, директор был вправе и обязан выполнять функции единоличного исполнительного органа до момента избрания нового руководителя и, следовательно, об-ладал правом на обращение в регистрирующий орган с заявлением о регистрации права.
 
4. Регистрационная служба необоснованно отказала в государственной реги-страции права долевой собственности на объект недвижимого имущества по мотиву несогласованности объекта аренды земельного участка, на котором оно расположено, так как покупатель приобрел по договору купли-продажи часть сооружения, которая не может быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка.
(дело № А82-16205/2006-35, подтв. ФАС ВВО)
Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа УФРС в государственной регистрации права долевой собственности и перехода права собственности на очистные сооружения и о возложении обязанности по регистра-ции за заявителем права долевой собственности на недвижимое имущество.
Решением арбитражного суда первой инстанции заявленное требование удовлетворено.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено в силе.
В соответствии со статьей 273 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент выне-сения оспариваемого отказа) при переходе права собственности на здание или сооруже-ние, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания (сооружения) переходят права на земельный участок, определяемые соглашением сторон.
Согласно пункту 2 статьи 552 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент выне-сения оспариваемого отказа) в случае, когда продавец является собственником земельного участка, на котором находится продаваемая недвижимость, покупателю передается право собственности либо предоставляется право аренды или предусмотренное договором продажи недвижимости иное право на соответствующую часть земельного участка.
В пункте 4 статьи 35 Земельного кодекса РФ предусмотрено, что отчуждение зда-ния, строения, сооружения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится вместе с земельным участком, за исключением случая отчуждения части здания, строения, сооружения, которая не может быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка.
Суд оценил представленные в дело доказательства, в том числе технический пас-порт на упомянутый объект недвижимости, и установил, что очистные сооружения пред-ставляют собой единый объект, части которого объединены единым функциональным назначением для очистки дождевых и талых вод с территории покупателя и продавца, по-этому заявитель приобрел по договору купли-продажи часть сооружения, которая не мо-жет быть выделена в натуре вместе с частью земельного участка.
Таким образом, суд сделал вывод о том, что пункт 4 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации к рассматриваемой ситуации применению не подлежит.
Из материалов дела следует, что у сторон договора аренды доли в праве собствен-ности на земельный участок под очистными сооружениями не имеется разногласий по определению объекта аренды. В договоре указан кадастровый номер земельного участка, его площадь и адрес, по которому расположен участок, к договору приложен кадастровый план, отображающий границы участка на местности, поэтому Управление необоснованно отказало в государственной регистрации права долевой собственности на объект недви-жимого имущества – очистные сооружения, по мотиву несогласованности объекта аренды земельного участка, на котором он расположен.
 
5. Отказ в государственной регистрации права собственности на объекты не-движимого имущества правомерен, поскольку по ничтожной сделке у заявителя не возникло право собственности.
(дело № А17-2806/8-2006)
 Комитет по управлению муниципальным имуществом обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным отказа УФРС в государственной регистрации права собственности Комитета на объекты недвижимого имущества.
Решением суда заявленные требования удовлетворены, оспариваемое решение УФРС признано недействительным, на УФРС возложена обязанность зарегистрировать право собственности заявителя на указанные объекты.
Постановлением апелляционного суда решение отменено.
В силу пункта 6 статьи 131 ГК РФ порядок государственной регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются в соответствии с настоящим Кодексом Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.
Как следует из материалов дела, объекты недвижимого имущества пионерского ла-геря были переданы Комитету 01.03.1999 по акту приема-передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения в муниципальную собственность. Со-гласно абзацу 1 указанного акта передача недвижимого имущества произведена в соответствии с постановлением главы Администрации города от 31.12.1998 в счет задолженности по налогам в городской бюджет путем проведения зачета.
Из содержания названных документов, свидетельствующих о заключении сделки, следует, что данная сделка заключалась между двумя юридическими лицами, ее предме-том явилась возмездная передача недвижимого имущества из частной собственности в муниципальную собственность.
В соответствии с Законом Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (действовавшим на момент принятия постановления главы Ад-министрации города) и Налоговым кодексом Российской Федерации (действовавшим на момент передачи недвижимого имущества) уплата налога в форме имущественного зачета не допустима. Налоговым законодательством РФ установлена исключительно денежная форма исполнения налогоплательщиком обязанности по уплате налогов и сборов.
Следовательно, в силу статьи 168 ГК РФ сделка по передаче объектов недвижимого имущества в счет налоговой задолженности ничтожна, поскольку закон не устанавливает, что такая сделка оспорима и не предусматривает иных последствий нарушения. Ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения и не требует признания ее таковой в судебном порядке.
Как усматривается из материалов дела, УФРС приняло решение об отказе в регист-рации перехода права собственности по указанным выше основаниям, в том числе посчи-тав, что правоустанавливающий документ не соответствует требованиям действующего законодательства.
Суд апелляционной инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства, счел, что отказ в регистрации по данному основанию обоснован, поскольку представленные Комитетом правоустанавливающие документы (акт приема-передачи от 01.03.1999, постановление главы Администрации города) не соответствуют требованиям положений статей 11, 13 Закона Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на дату принятия постановления), статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации.
 
6. В случае разделения одного объекта недвижимости на несколько новых, ре-гистрация права собственности на них не может быть осуществлена в порядке вне-сения изменений в ранее сделанные в Едином государственном реестре прав на не-движимое имущество и сделок с ним (далее по тексту – ЕГРП) записи.
(дело № А82-1208-2007-35, подтв. ФАС ВВО)
Общество обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным отказа УФРС по внесению изменений в ЕГРП о земельных участках площадями 83 квад-ратных метра, 117, 205 и 33638 квадратных метров, а также переходе права собственности на земельный участок площадью 83 квадратных метра.
Арбитражный суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требо-ваний.
Постановлением арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изме-нений.
Как видно из документов, 13.09.2006 Общество обратилось в УФРС с заявлениями о внесении изменений в ЕГРП в отношении сведений о земельном участке площадью 34043 квадратных метра, касающихся разделения данного объекта недвижимости на че-тыре самостоятельных земельных участка с площадями 83 кв.м., 117, 205 и 33638 кв.м., и перехода права собственности на земельный участок площадью 83 кв.м. к покупателю.
В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Закона о регистрации, государственная реги-страция прав проводится на всей территории РФ по установленной настоящим Федераль-ным законом системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в ЕГРП. Правила ведения ЕГРП определяются Правительством Российской Федерации. Во исполнение данного положения закона Правительство Российской Федерации постанов-лением от 18.02.1998 № 219 утвердило Правила ведения ЕГРП.
В соответствии с пунктами 5 и 6 данных Правил ЕГРП состоит из разделов, содер-жащих записи о каждом объекте недвижимого имущества. Каждый раздел реестра содер-жит описание объекта, записи о праве собственности и иных вещных правах на этот объ-ект, имя (наименование) правообладателя, записи об ограничениях (обременениях) этих прав и наличии сделок с этим объектом. Каждый раздел ЕГРП идентифицируется кадаст-ровым номером объекта, а в случае его отсутствия – условным номером.
Согласно статье 6 Земельного кодекса Российской Федерации объектом земельных отношений является земельный участок, как часть поверхности земли (в том числе поч-венный слой), границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке. Зе-мельные участки могут быть делимым и неделимым. Делимым является земельный уча-сток, который может быть разделен на части, каждая из которых после раздела образует самостоятельный земельный участок.
На основании решения Общества, как собственника земельного участка площадью 34043 квадратных метра, уполномоченные органы осуществили разделение данного зе-мельного участка на четыре новых участка площадями 83 квадратных метра, 117, 205 и 33638 квадратных метров.
С момента разделения первоначальный земельный участок прекратил существова-ние в качестве самостоятельного объекта недвижимости. Указанный вывод подтверждается тем, что в пункте 9 статьи 12 Закона о регистрации предусмотрено, что в случае разделения, слияния или выделения объекта недвижимого имущества о вновь образованных объектах вносятся записи в новые разделы ЕГРП и открываются новые дела правоустанавливающих документов с новыми кадастровыми номерами. В новых разделах ЕГРП и в новых делах правоустанавливающих документов делаются ссылки на разделы и дела, относящиеся к ранее существовавшим объектам.
Кроме того, согласно пункту 67 Правил, лист записи об изменениях используется для внесения в ЕГРП таких сведений, которые не влекут за собой существенного измене-ния объекта, а также прекращения или перехода права на него. К таким сведениям отно-сятся перемена фамилии, имени, отчества, места жительства физического лица, наимено-вания юридического лица или адреса (места нахождения) постоянно действующего ис-полнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), изменение объекта недви-жимого имущества в связи с реконструкцией или перепланировкой (переустройством) без изменения внешних границ, изменение назначения объекта (например, при переводе жилого помещения в нежилое, изменении категории земельного участка), изменение объема выполненных строительно-монтажных работ (процент готовности) для объектов незавершенного строительства, изменение площади объекта в связи с ее уточнением в установленном порядке, в том числе при изменении порядка определения площади объекта и т.п.
Образование путем межевания из одного земельного участка четырех новых участ-ков с новыми границами, новыми кадастровыми номерами, повлекшее не изменение, а прекращение существования земельного участка площадью 34043 квадратных метра, не относится к числу изменений, предусмотренных в пункте 67 Правил, а потому этот пункт Правил к рассматриваемому спору не применим.
Из вышесказанного можно сделать вывод о правомерности принятого Управлением Федеральной регистрационной службы решения об отказе во внесении изменений в ЕГРП.
 
 
II. По делам о признании недействительной государственной регистрации права
 
1. УФРС является ненадлежащим ответчиком при оспаривании зарегистриро-ванного права, поскольку государственная регистрация носит правоподтверждаю-щий, а не правоустанавливающий характер и является лишь доказательством суще-ствования зарегистрированного права.
(дело № А29-8594/2006-2Э)
Унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением к УФРС о признании недействительной государственной регистрации права хозяйственного веде-ния предприятия на объекты недвижимого имущества.
Судом первой инстанции признана недействительной государственная регистрация права хозяйственного ведения.
Постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения, из моти-вировочной части решения исключен вывод суда первой инстанции о том, что УФРС является надлежащим ответчиком по делу.
Как усматривается из материалов дела, Учреждение юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, производя 09.12.2004 реги-страцию права хозяйственного ведения за унитарным предприятием, провела проверку правоустанавливающих и других представленных последним на регистрацию докумен-тов. Форма и содержание документов соответствовали требованиям Закона о регистра-ции.
В соответствии с пунктом 1 статьи 14 Закона о регистрации, регистрация возник-новения и переход прав собственности на недвижимое имущество удостоверяются свиде-тельством о государственной регистрации прав, которое не является правоустанавливаю-щим документом, а только подтверждает проведенную регистрацию в соответствии с указанной в нем датой.
Регистрирующим органом в подтверждение проведенной регистрации права хо-зяйственного ведения за унитарным предприятием выданы свидетельства.
В соответствии с частью 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности воз-никают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.
Таким образом, гражданские права и обязанности возникают, в том числе, и из ак-тов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотре-ны законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.
В данном случае государственная регистрация носит со стороны государства пра-воподтверждающий, а не правоустанавливающий характер.
Согласно пункту 1 статьи 2 Закона о регистрации, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права, и потому как доказательство признания государством права на недвижимость.
Предусмотренное в статье 2 названного закона положение о том, что зарегистри-рованное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном по-рядке, указывает на возможность оспаривания не действий регистрирующего органа по регистрации прав других лиц, а самих прав этих лиц, возникновение которых было за-фиксировано в правоустанавливающих документах.
Таким образом, оспаривание зарегистрированных прав на недвижимость сопряже-но с оспариванием тех правовых оснований, исходя из наличия которых органом государственной регистрации была произведена регистрация права на недвижимое имущество. С учетом этого при оспаривании заинтересованным лицом зарегистрированного права на недвижимость предметом спора является не сама правомерность действий государственного регистратора по выдаче им свидетельства о государственной регистрации как единственного доказательства ее совершения, а действительность договора или иной сделки либо законность акта государственного органа или органа местного самоуправления, явившихся основанием государственной регистрации оспариваемого права.
Разрешая такой спор, суд должен определить круг и процессуальное положение лиц, интересы которых затрагиваются в связи с возбуждением дела по оспариванию заре-гистрированного права, имея в виду, что участие лица, право которого оспаривается, и лиц, интересы которых связаны с наличием регистрации этого права, является обязатель-ным.
Арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что спор о признании недействительным зарегистрированного права не может быть разрешен без привлечения правообладателя к участию в деле в качестве ответчика.
 
 
III. Дела, по которым организация – продавец до завершения действий, связанных с государственной регистрацией, ликвидируется.
 
1. В случае ликвидации организации - продавца недвижимости на момент подачи заявления регистрация перехода права собственности по сделке может про-водиться по заявлению одной стороны - покупателя; обращение же покупателя в суд с иском о понуждении регистрационной службы к регистрации перехода права соб-ственности является ненадлежащим способом защиты права.
(дело № А17-766/1-2007, подтв. ФАС ВВО)
Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением, о понуждении УФРС зарегистрировать переход права собственности за истцом на 13 объектов недвижи-мого имущества.
Исковые требования основаны на статьях 209, 213, 218 и 551 ГК РФ и мотивирова-ны невозможностью зарегистрировать переход права собственности на спорное имущест-во в связи с ликвидацией организации - продавца по договору купли-продажи недвижимости.
Решением арбитражного суда первой инстанции заявленные требования удовле-творены.
Арбитражный апелляционный суд отменил решение первой инстанции, отказав в удовлетворении заявленных требований ввиду избрания истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права.
Как видно из документов и установлено судом, по договору купли-продажи Обще-ство приобрело у ОАО объекты недвижимого имущества. Имущество, являющееся пред-метом сделки, передано покупателю по акту приема-передачи.
Впоследствии ОАО (продавец) ликвидировано, о чем в Единый государственный реестр юридических лиц внесена соответствующая запись.
Посчитав, что указанное обстоятельство препятствует государственной регистра-ции перехода права собственности на поименованное имущество, Общество обратилось в арбитражный суд с требованием гражданско-правового характера, подлежащим рассмот-рению по правилам искового производства.
Порядок судебной защиты нарушенных либо оспариваемых прав и законных инте-ресов осуществляется в соответствии со статьями 11, 12 ГК РФ и статьей 4 АПК РФ.
Условиями предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответ-ствующим требованием, являются, во-первых, установление наличия у истца принадле-жащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса, во-вторых, установление факта его нарушения и, в-третьих, установление факта нарушения права истца именно ответчиком.
Иском в арбитражном процессе следует считать спорное правовое требование од-ного лица к другому, вытекающее из материально-правового отношения, основанное на юридических фактах и предъявленное в арбитражный суд для разрешения в строго опре-деленном процессуальном порядке. При этом иск предъявляется к лицу, которое, по убе-ждению истца, нарушило или нарушает его права или законные интересы.
Из материалов дела не усматривается, какие законные права и интересы Общества нарушила Федеральная регистрационная служба. Ответчик не является собственником и не претендует на имущество, поименованное в иске; какие-либо разногласия о принад-лежности вещей между истцом и ответчиком отсутствуют.
Деятельность органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на не-движимое имущество, относится к сфере публично-правовых отношений и регламентиро-вана Законом о регистрации.
Статьями 13, 16 Закона о регистрации определен порядок проведения государст-венной регистрации прав, предусматривающий обязательную подачу правообладателем заявления.
В соответствии с пунктом 5 статьи 2 Закона о регистрации предусмотрена возмож-ность обжалования отказа в государственной регистрации прав либо уклонения регистра-тора от государственной регистрации.
Документальных доказательств, которые бы свидетельствовали об отказе регист-рирующего органа в государственной регистрации перехода права собственности на спорное имущество либо уклонении от таких действий, в деле не имеется. Истец в судеб-ном заседании не отрицал, что в регистрационную службу с заявлением о переходе права собственности на объекты недвижимости не обращался.
Таким образом, приняв во внимание, что истцом не приведены доказательства на-рушения именно ответчиком прав и законных интересов, а избранный им способ защиты нарушенного права является ненадлежащим, суд отказал в удовлетворении требований.
 
2. Суд обязал регистрирующий орган произвести регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество, применив аналогию закона – статьи 165, 551 ГК РФ, так как порядок регистрации перехода права на недвижимое имущество в случае ликвидации одной стороны сделки законом не предусмотрен.
(дело № А17-3565/2006, подтв. ФАС ВВО)
 
Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения УФРС об отказе в государственной регистрации права собственности и перехода права собственности на объект недвижимости - подъездные железнодорожные пути, а также об обязании зарегистрировать права собственности на указанный объект.
Заявленные требования основаны на статьях 165 и 551 ГК РФ и статье 2 Закона о регистрации и мотивированы тем, что в настоящее время ОАО, которому принадлежали железнодорожные пути и которое внесло их в качестве вклада в уставный капитал Обще-ства, ликвидировано, а потому отказ в регистрации права является неправомерным.
Решением арбитражного суда заявленные требования удовлетворены.
Постановлением арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изме-нений.
Как видно из документов, спорные подъездные пути приватизированы ОАО в 1992 го-ду. В ноябре 1998 года ОАО приняло решение о внесении указанного имущества в ус-тавный капитал Общества. Переход права не был зарегистрирован. В марте 2003 года ОАО было ликвидировано.
Порядок регистрации перехода права на недвижимое имущество в случае ликвида-ции одной стороны сделки законом не предусмотрен, поэтому суд правомерно на основа-нии статьи 6 ГК РФ применил аналогию закона – статьи 165, 551 указанного кодекса, обя-зав УФРС произвести регистрацию перехода права собственности.


 



Опубликовано: 13.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования