1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с оспариванием решений третейских судов и выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов


Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с оспариванием решений третейских судов и выдачей исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов


I. Производство по делам об оспаривании решений третейских судов
   
 1. Вопрос о соответствии третейского соглашения Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации» от 24.07.2002г. № 102-ФЗ может разре-шаться арбитражным судом как при рассмотрении дел об оспаривании решений третейских судов, так и в качестве самостоятельного требования.

Истец обратился в арбитражный суд с иском о признании договора поставки экскаватора, заключенного с ответчиком, и третейского соглашения недействительными.
Отказывая в удовлетворении требования о признании третейского соглашения не-действительным, суд первой инстанции исходил из следующего.
Между истцом и ответчиком заключен договор поставки экскаватора, по условиям которого все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора или в связи с ним, подлежат разрешению в третейском суде в соответствии с Положением о третейском суде и его Регламентом (п.9.2). Стороны согласились, что спор будет разре-шен третейским судом без проведения устного разбирательства на основании представ-ленных письменных материалов; если представленные материалы окажутся недостаточ-ными для разрешения спора, третейский суд может назначить устное разбирательство (п. 9.4 договора).
Исходя из системного толкования положений действующего законодательства о недействительности сделок и главы 30 Арбитражного процессуального кодекса Россий-ской Федерации следует, что вопрос о соответствии третейского соглашения Федерально-му закону «О третейских судах в Российской Федерации» может разрешаться арбитраж-ным судом только при рассмотрении дел об оспаривании решений третейских судов, и самостоятельным требованием указанный вопрос быть не может (п. 1 ч. 2 ст. 233 Арбит-ражного процессуального кодекса Российской Федерации).
Указанные истцом основания для признания третейского соглашения недействи-тельным – не представление истцу как стороне третейского соглашения Положения и Регламента третейского суда, отсутствие в третейском соглашении вида суда, требований к третейскому судье, места третейского разбирательства, о разрешении спора без проведе-ния устного разбирательства, нарушение принципов третейского разбирательства – свидетельствуют, что истцом фактически предпринята попытка оспорить решение третейского суда.
Суд апелляционной инстанции , оставляя без изменения решение суда первой ин-станции, указал, что третейское соглашение может быть оспорено самостоятельно, но те обстоятельства, на которые указывает истец, ссылаясь на недействительность соглашения, свидетельствуют о нарушении судом процедуры рассмотрения спора. На законность са-мого третейского соглашения они не влияют.
  Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляционного суда и отметил следующее.
В соответствии со ст. 5 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии за-ключенного между сторонами третейского соглашения. Третейское соглашение может быть заключено сторонами в отношении всех или определенных споров, которые возник-ли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотно-шением. Ссылка в договоре на документ, содержащий условие о передаче спора на разре-шение третейского суда, является третейским соглашением при условии, что договор за-ключен в письменной форме и данная ссылка такова, что делает третейское соглашение частью договора.
Согласно ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федера-ции» третейское соглашение подлежит заключению в письменной форме. Третейское со-глашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, либо заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием других средств электронной или иной связи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.
Таким образом, основанием для признания третейского соглашения недействи-тельным является нарушение требований, предусмотренных ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации».
Договор поставки, содержащий условие о передаче спора на разрешение третей-ского суда (третейское соглашение), подписан как истцом, так и ответчиком. Следова-тельно, оснований для признания третейского соглашения недействительной сделкой не имеется .
При таких обстоятельствах суд первой инстанции и апелляционный суд обосно-ванно отказали в удовлетворении заявленных требований.


2. Недействительность третейского соглашения является основанием для от-мены решения третейского суда.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третей-ского суда, считая его незаконным в связи с отсутствием заключенного между сторонами третейского соглашения.
В обоснование заявленных требований заявитель указал, что в договоре, который был им ранее подписан, третейской оговорки не содержалось, копия договора на создание (передачу) проектной документации, представленная истцом в суд и содержащая третейскую оговорку, ответчиком не подписывалась и является сфальсифицированной. Таким образом, третейский суд не являлся правомочным органом для рассмотрения спора.
Определением Арбитражного суда Свердловской области , оставленным в силе вышестоящей инстанцией , решение третейского суда отменено исходя из следующего.
Порядок рассмотрения спора третейским судом регулируется Федеральным зако-ном «О третейских судах в Российской Федерации», а также Регламентом, утвержденным в конкретном постоянно действующем третейском суде.
В соответствии с ч.1 ст.5 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда только при нали-чии заключенного между сторонами третейского соглашения.
Согласно п. 1, 3 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе-дерации решение третейского суда может быть отменено в случаях, если третейское со-глашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом, а также, если решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третей-ским соглашением или не подпадающему под его условия.
В силу п. 2 ч. 3 ст. 231 Арбитражного процессуального кодекса Российской Феде-рации к заявлению об отмене решения третейского суда прилагается подлинное соглаше-ние о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия.
Согласно ст. 7 Закона «О третейских судах в Российской Федерации» третейское соглашение заключается в письменной форме. Ссылка в договоре на документ, содержа-щий условие о передаче спора на разрешение третейского суда, является третейским со-глашением при условии, что договор заключен в письменной форме и данная ссылка та-кова, что делает третейское соглашение частью договора. При несоблюдении указанных правил, третейское соглашение является незаключенным.
Учитывая, что подлинный договор на создание (передачу) проектной документа-ции, содержащий третейскую оговорку, в материалах дела отсутствует, определение ар-битражного суда от 23.08.2006 об истребовании доказательств ответчиком не исполнено - подлинные документы в суд не представлены, арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что третейское соглашение, на основании которого было вынесено решение третейского суда, нельзя считать заключенным. В связи с этим вывод третейского суда о наличии у него компетенции рассматривать данный спор является необоснованным.
Как следует из материалов третейского дела, заявитель, ссылаясь на отсутствие между ним и заинтересованным лицом третейского соглашения, заявлял о фальсификации представленных документов и просил провести соответствующую экспертизу.
Однако третейский суд заявление о фальсификации доказательств не проверил, в проведении экспертизы отказал, указав, что Регламент третейского суда не предусматри-вает возможности подачи сторонами заявлений о фальсификации доказательств.
В соответствии со ст. 29 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» третейский суд может назначить экспертизу для разъяснения возникающих при разрешении спора вопросов, требующих специальных познаний, и потребовать от любой из сторон представления необходимых для проведения экспертизы документов, иных материалов или предметов.
Поскольку положениями ст. 29 данного Федерального закона третейскому суду пре-доставлено право назначения экспертизы, а также принимая во внимание, что установле-ние подлинности договора от 15.08.03 на создание (передачу) проектной документации необходимо было для разрешения вопроса о наличии третейского соглашения, третейским судом в данном случае нарушены принципы третейского разбирательства (законности, состязательности и равноправия сторон), установленные ст. 18 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации».
Учитывая факт отсутствия подлинного третейского соглашения и подлинного до-говора на создание (передачу) проектной документации от 15.08.03, арбитражный суд пришел к правильному выводу о том, что третейское соглашение, на основании которого третейским судом было вынесено решение, сторонами не заключалось.
  При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что между сторонами отсутст-вует третейское соглашение, а также наличие вышеуказанных нарушений, решение тре-тейского суда подлежит отмене на основании ст. 42 и 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.


3. Третейская оговорка, содержащаяся в договоре займа, подписанном не-уполномоченным лицом, не может считаться заключенным в письменной форме третейским соглашением. Решение третейского суда, принятое по спору, не преду-смотренному третейским соглашением, подлежит отмене.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третей-ского суда, поскольку договор займа от имени заявителя подписан неуполномоченным лицом, в связи с чем, заявитель считает указанный договор, а, следовательно, и содержа-щуюся в нем третейскую оговорку незаключенными.
Суд первой инстанции отменил решение третейского суда исходя из следующего.
Между заявителем и заинтересованным лицом заключен договор займа, в п. 6.3 ко-торого стороны предусмотрели возможность рассмотрения споров по исполнению дого-вора в третейском суде, решение которого является окончательным.
Договор займа от имени заявителя подписан неуполномоченным лицом, что было установлено в рамках рассмотрения арбитражным судом другого дела. Следовательно, содержащаяся в договоре займа третейская оговорка не может считаться заключенным в письменной форме сторонами третейским соглашением (ст.7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»).
Согласно п.1 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе-дерации решение третейского суда может быть отменено в случаях, если сторона, обра-тившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, предста-вит арбитражному суду доказательства того, что третейское соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным федеральным законом.
Учитывая, что третейское соглашение между сторонами заключено не было, суд правомерно отменил решение третейского суда.


4. Третейское соглашение не подлежит государственной регистрации и не может рассматриваться в качестве крупной сделки.

Истец обратился в арбитражный суд с иском признании недействительным третей-ского соглашения, заключенного между истцом и ответчиком.
Исковые требования истец основывает на том, что, по его мнению: 1) третейское соглашение должно пройти государственную регистрацию, поскольку договор аренды, к которому оно заключено, подлежал государственной регистрации и прошел таковую; 2) спорная сделка является крупной по Федеральному закону «О государственных муници-пальных и унитарных предприятиях» и совершена с нарушением требований, установленных данным законом.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований о призна-нии третейского соглашения недействительным по следующим причинам.
Как следует из материалов дела, между истцом (арендодатель) и ответчиком (арен-датор) заключен договор аренды недвижимого имущества сроком на 49 лет. Договор аренды недвижимого имущества с передаточным актом и приложениями к договору про-шли государственную регистрацию в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области.
Впоследствии между арендодателем и арендатором было заключено третейское со-глашение, в п. 1.1. которого стороны установили, что все споры или разногласия, возни-кающие между сторонами по договору аренды недвижимого имущества или в связи с ним, в том числе касающиеся его заключения, изменения, исполнения, нарушения, расторжения или признания недействительным, разрешаются в третейском суде в соответствии с его Регламентом.
Поскольку третейское соглашение имеет смешанную правовую природу, и сочетает в себе материально-правовые и процессуально-правовые элементы, суд первой инстанции решил, что оно может быть оспорено как гражданско-правовая сделка.
Доводы о необходимости государственной регистрации третейского соглашения суд отклонил, поскольку:
во-первых, из текста названного третейского соглашения не следует, что оно явля-ется неотъемлемой частью договора аренды, в указанном соглашении стороны лишь из-менили подведомственность рассмотрения споров;
во-вторых, ссылка на п.1 ст.452 Гражданского кодекса Российской Федерации не-обоснованна, так как государственная регистрация сделки не является элементом формы такой сделки;
в-третьих, из смысла пункта 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.02.2001г. № 59 «Обзор практики разре-шения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной реги-страции прав на недвижимое имущество и сделок с ним» следует, что государственной регистрации подлежит такое соглашение об изменении договора аренды, которое не толь-ко является его неотъемлемой частью, но и изменяет содержание и условия обременения, порождаемого договором аренды, спорное же третейское соглашение характер зарегист-рированного обременения не изменяет.
Суд также отклонил доводы истца о том, что третейское соглашение является не-действительной сделкой в силу противоречия его Федеральному закону «О государствен-ных и муниципальных предприятиях» № 161-ФЗ от 14.11.2002г., поскольку является крупной.
В соответствии с п.1 ст.23 указанного Закона крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или воз-можностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стои-мость которого составляет более десяти процентов уставного фонда унитарного предпри-ятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом ми-нимальный размер оплаты труда.
Следовательно, крупной может быть признана такая сделка, которая направлена на приобретение, отчуждение или возможность отчуждения имущества, однако, третейское соглашение таковой не является.
Доводы истца о том, что таким отчуждением является уплата третейского сбора основаны на неверном понимании закона, так как, во-первых, обязанность по его уплате возникает только при нарушении обязательства из договора аренды одной из сторон и обращении в третейский суд другой, во-вторых, такая обязанность не является исполнением гражданско-правовой сделки в виде третейского соглашения между истцом и ответчиком.
Таким образом, третейское соглашение является действительной сделкой, посколь-ку отвечает требованиям, установленным ст.7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», и основания для признания его недействительным отсутствуют.
Решение суда первой инстанции оставлено без изменения вышестоящей инстанци-ей .


5. Решение третейского суда подлежит отмене, если сторона не была должным образом уведомлена о времени и месте рассмотрения дела третейским судом и не могла защитить свои права надлежащим образом.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейско-го суда, ссылаясь на отсутствие уведомления о дате и месте проведения судебного разби-рательства.
Определением суда первой инстанции , оставленным в силе постановлением суда кассационной инстанции , заявление удовлетворено, решение третейского суда отменено на основании следующего.
Между заявителем и заинтересованным лицом подписаны договоры субаренды по-мещения и субаренды оборудования, содержащие идентичную третейскую оговорку о разрешении споров, разногласий или требований, вытекающих их указанных договоров, третейским судом. Решением третейского суда иск к заявителю удовлетворен частично.
В соответствии со ст. 27 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» каждой стороне должны быть предоставлены равные возможности для изло-жения своей позиции и защиты своих прав и интересов. Сторонам третейского разбира-тельства должно быть заблаговременно направлено уведомление о времени и месте засе-дания третейского суда. Указанное уведомление направляется и вручается в соответствии со ст. 4 Федерального закона в согласованном сторонами порядке и по указанным ими адресам. Если стороны не согласовали иной порядок, то документы и иные материалы направляются по последнему известному месту нахождения организации, являющейся стороной третейского разбирательства, или по месту жительства гражданина-предпринимателя либо гражданина, являющегося стороной третейского разбирательства, заказным письмом с уведомлением о вручении или иным способом, предусматривающим фиксацию доставки указанных документов и материалов. Документы и иные материалы считаются полученными в день их доставки, хотя бы адресат по этому адресу не находил-ся или не проживает.
Представленные в деле почтовые уведомления о вручении актов третейского суда заявителю не могут быть приняты в качестве доказательств надлежащего извещения зая-вителя о времени и месте третейского разбирательства (ст. 68 Арбитражного процессу-ального кодекса Российской Федерации), так как, во-первых, заявитель проживает по другому адресу, нежели по которому были направлены вышеуказанные документы, во-вторых, документы были вручены родственнице заявителя.
Поскольку заявитель не был уведомлен надлежащим образом о рассмотрении данно-го дела третейским судом, он не мог в отличие от заинтересованной стороны защитить свои права должным образом, то есть судом были нарушены принципы равноправия сто-рон и состязательности, что не соответствует задачам судопроизводства, предусмотрен-ные ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в частности, защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также обеспечение доступа к правосудию, справедливому судебному разбирательству.
В соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Россий-ской Федерации решение третейского суда может быть отменено в случаях, если сторона, обратившаяся в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда, представит арбитражному суду доказательства того, что сторона не была должным обра-зом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбира-тельстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим ува-жительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения.
Исходя из вышеизложенного, суд правомерно отменил решение третейского суда.


6. Законодательством не предусмотрена возможность передачи на разрешение третейского суда споров, по результатам рассмотрения которых на орган государст-венной власти может быть возложена обязанность по совершению юридически зна-чимых действий.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третей-ского суда, считая его незаконным, поскольку спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства и соглашение о передаче спора на рассмотрение в третейский суд является недействительным.
В обоснование заявленных требований заявитель ссылается на п. 2 ст. 1 Федераль-ного закона «О третейских судах в Российской Федерации», ст. 12, 53, 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 1 Федерального закона «О государственной регистра-ции юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», ч. 6 ст. 4, п.1 ч. 3 ст. 233, п. 1 ч. 2 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Решение третейского суда отменено арбитражным судом на основании следую-щего.
Между заявителем и заинтересованным лицом заключено соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда спора по исковому заявлению гражданина О. к об-ществу с ограниченной ответственностью о признании ничтожным учредительного дого-вора общества в части участия в нем закрытого акционерного общества в связи с реорга-низацией в форме слияния юридических лиц и восстановлении нарушенного права в соответствии со ст. 12 Гражданского кодекса Российской Федерации путем признания недействительным прекращения деятельности закрытого акционерного общества, в связи с незаконным исключением из Единого государственного реестра юридических лиц.
При этом стороны третейского соглашения предусмотрели, что решение третейского суда будет окончательным и обязательным для сторон и будет исполнено в добровольном порядке.
Решением третейского суда иск О. к обществу удовлетворен. Учредительный дого-вор об образовании общества в части реорганизации в форме слияния закрытого акцио-нерного общества признан недействительным. Третейский суд обязал лиц, участвовавших в заседании суда, уведомить соответствующую инспекцию федеральной налоговой службы Российской Федерации о состоявшемся решении третейского суда для принятия установленных законом мер по восстановлению записи в Едином государственном реестре юридических лиц ЗАО в связи с незаконным прекращением ее деятельности и незаконным исключением из Единого государственного реестра юридических лиц.
Согласно п. 2 ст. 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Феде-рации», ч. 6 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в тре-тейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться лю-бой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено феде-ральным законом.
Споры, связанные с публичными отношениями, подлежат передаче на рассмотре-ние третейского суда только в прямо предусмотренных законом случаях.
Законом не предусмотрена возможность передачи на разрешение третейского суда споров, по результатам рассмотрения которых на орган государственной власти может быть возложена обязанность по совершению юридически значимых действий.
Принимая во внимание, что государственная регистрация юридических лиц, явля-ясь актом уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляе-мым посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганиза-ции и ликвидации юридических лиц, иных сведений о юридических лицах (ст. 1 Феде-рального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»), производится государственными органами, наделенными соответствующей компетенцией, и, учитывая, что в силу п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в реестр, - государственная регистрация юридических лиц входит в сферу публичных отношений.  
Соответственно, решение третейского суда о признании ничтожным учредительного договора общества, являющееся основанием для внесения со-ответствующих сведений в Единый государственный реестр юридических лиц, затрагивает публичные интересы.
Согласно п. 1 ч. 3 ст. 233 Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе-дерации арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.
Суд правомерно пришел к выводу, что спор о признании ничтожным учредитель-ного договора общества не может быть предметом третейского разбирательства , а за-ключение третейского соглашения о передаче данного спора на рассмотрение третейского суда противоречит п. 2 ст. 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», ст. 1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», п. 2 ст. 51 Гражданского кодекса Российской Федерации, что влечет недействительность третейского соглашения.


7. Решение третейского суда о признании права собственности на недвижимое имущество подлежит отмене, поскольку затрагивает вопросы публично-правового характера, которые не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третей-ского суда о признании права собственности, поскольку спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства.
Определением суда первой инстанции , оставленным в силе постановлением суда кассационной инстанции , заявление удовлетворено, решение третейского суда отменено на основании следующего.
Согласно ст. 2 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной ре-гистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права и представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возник-новения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество.
Согласно ст. 17 указанного Закона основанием для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на не-движимое имущество и сделок с ним являются вступившие в законную силу судебные акты.
В силу ст. 4 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О су-дебной системе Российской Федерации» правосудие в Российской Федерации осуществ-ляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией Российской Феде-рации и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается. Негосударственные суды - третейские суды - в судебную систему Россий-ской Федерации не включаются.
Решение третейского суда о признании права собственности на недвижимое иму-щество основано на ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое иму-щество и сделок с ним» и затрагивает вопросы публично-правового характера, которые не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде .
Таким образом, суд обоснованно отменил решение третейского суда.


II. Производство по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное ис-полнение решения третейского суда
 
1. Арбитражный суд выдает исполнительный лист на принудительное испол-нение решения третейского суда, если отсутствуют основания отказа в его выдаче.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Суд первой инстанции удовлетворил заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в силу следующего.
Согласно п. 1 ст. 44 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» решение третейского суда исполняется добровольно в порядке и сроки, которые установлены в данном решении. Если в решении третейского суда срок не установлен, то оно подлежит немедленному исполнению.
Срок для добровольного исполнения указанного решения третейского суда уста-новлен в течение 10 дней со дня вынесения решения.
  Однако решение третейского суда ответчиком добровольно не исполнено. Дан-ные обстоятельства послужили основанием для обращения заявителя в суд с заявлени-ем, поданным в порядке ст. ст. 236, 237 Арбитражного процессуального кодекса Россий-ской Федерации, о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения третейского суда.
Из материалов третейского дела следует, что при его рассмотрении процедура тре-тейского разбирательства не была нарушена, что также подтверждается должником.  
Учитывая, что решение третейского суда не исполнено, основания для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренные ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе-дерации, отсутствуют, а процедура третейского разбирательства не нарушена, суд счел заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения тре-тейского суда подлежащим удовлетворению на основании ст. 45 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», ст. ст. 238, 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации .


2. В удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принуди-тельное исполнение решения третейского суда судом отказано, поскольку должник не был должным образом уведомлен об избрании (назначении) третейских судей и о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте третейского суда.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
В обоснование своих возражений должник указывает на ряд обстоятельств, препятствующих выдаче исполнительного листа, в числе которых подписание договора займа неуполномоченным лицом, незаключенность договора займа в связи с тем, что денежные средства не получались заемщиком, а также отсутствие надлежащего извещения ответчика об избрании третейских судей, а также извещение о месте и времени третейского разбирательства.
Отказывая в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на прину-дительное исполнение решения третейского суда, арбитражный суд отметил следующее.
Как следует из поступивших из третейского суда материалов дела, должник в су-дебном заседании третейского суда не участвовал, сведения о направлении ему извеще-ния о месте и времени третейского разбирательства с уведомлением о вручении отсутст-вуют, сторона не была надлежащим образом уведомлена об избрании (назначении) тре-тейских судей.
Согласно п.п.2 ч.2 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Фе-дерации арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа в случаях, ес-ли сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что она не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте заседания третейского суда, либо по другим уважительным причинам не могла представить третейскому суду свои объяснения.
Требования указанной нормы соблюдено не было, должник в лице его уполномо-ченных органов не был должным образом уведомлен об избрании (назначении) третей-ских судей или о третейском разбирательстве, в том числе о времени и месте третейского суда.
 Таким образом, оснований для удовлетворения заявления о выдаче исполнительно-го листа на принудительное исполнение решения третейского суда у суда не имеется .


3. В удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принуди-тельное исполнение решения третейского суда отказано, поскольку решение третей-ского суда вынесено в незаконном составе.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Должник полагает, что заявление не подлежит удовлетворению, поскольку при рас-смотрении дела третейским судом были нарушены принципы справедливости, объектив-ности и беспристрастности.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления о выдаче исполнитель-ного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в силу следующих причин.
В силу п. 4 ч. 2 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федера-ции арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа в случаях, если сторона третейского разбирательства, против которой принято решение третейского суда, представит доказательства того, что состав третейского суда или процедура третейского разбирательства не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону.
По мнению должника, решение третейского суда вынесено в незаконном составе су-да, а именно третейским судьей Б., который является одновременно судьей в отставке. То обстоятельство, что третейский судья Б. является судьей в отставке признано последним и отражено в тексте третейского решения.
Согласно п. 7 ст. 8 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федера-ции» третейским судьей не может быть физическое лицо, которое в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (на-значено) третейским судьей.
В соответствии с п. 3 ст. 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судья не вправе быть депутатом, третейским судьей, арбитром, принадлежать к политическим партиям и движениям, осуществлять предпринимательскую деятельность, а также совмещать работу в должности судьи с другой оплачиваемой работой, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности.
В силу п. 1 ст. 15 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Фе-дерации» отставкой судьи признается почетный уход или почетное удаление судьи с должности. За лицом, пребывающим в отставке, сохраняются звание судьи, гарантии лич-ной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу.
Таким образом, поскольку за судьей, пребывающем в отставке, сохраняется звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу, то он обязан соблюдать те ограничения, которые налагает на него п. 3 ст. 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».
Следовательно, в законе содержится прямой запрет судье осуществлять деятельность в качестве третейского судьи, а потому при рассмотрении дела в качестве третейского судьи принимало участие лицо, которое в силу действующего законодательства не вправе было осуществлять данные функции, в связи с чем решение третейского суда принято в незаконном составе в нарушение п. 3 ст. 3. п.1 ст. 15 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации».
Указанное обстоятельство является основанием для отказа в выдаче исполнительно-го листа на принудительное исполнение решения третейского суда.


4. В удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принуди-тельное исполнение решения третейского суда отказано, поскольку решение третей-ского суда затрагивает права лиц, не являющихся стороной третейского соглашения и не участвовавших в третейском разбирательстве.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Должник полагает, что заявление не подлежит удовлетворению, поскольку при рас-смотрении дела третейским судом были нарушены принципы справедливости, объектив-ности и беспристрастности, считает третейское соглашение недействительным.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления о выдаче исполнитель-ного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в силу следующих причин.
В соответствии с п.2 ч. 3 ст. 239 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если установит, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права.
Предметом оценки арбитражного суда для применения п. 2 ч. 3 ст. 239 Арбитражно-го процессуального кодекса Российской Федерации является проверка соответствия пуб-личному порядку самого решения третейского суда, соблюдения при его принятии осно-вополагающих принципов права, то есть его основных начал, которые обладают универ-сальностью, высшей императивностью и особой общезначимостью, поскольку только их нарушение может служить основанием для отмены решения третейского суда.
Общеправовыми принципами права, закрепленными в Конституции Российской Федерации, являются федерализм, демократизм, приоритет прав и свобод человека, непо-средственное действие общепризнанных принципов и норм международного права, за-конность, равноправие, равенство всех форм собственности, правосудие.
В соответствии со ст. 18 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законно-сти, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспо-зитивности, состязательности и равноправия сторон.
В резолютивной части решения третейского суда на заинтересованное лицо возло-жена обязанность обеспечить доступ на спорные объекты, в том числе проход заявителя и его работников по территории (земельному участку), не принадлежащей заинтересован-ному лицу на законных основаниях.
Таким образом, решение третейского суда затронуло права лиц, которые не являются стороной третейского соглашения и не участвовали в третейском разбирательстве, что противоречит основополагающему принципу российского права – принципу законности.
Решение третейского суда является обязательным только для сторон третейского разбирательство и по своей правовой природе не может порождать для иных лиц каких-либо обязательных правил поведения (ст. 31 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»), в отличие от вступивших в законную силу решений арбитраж-ных судов, которые в соответствии с ч. 1 ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.
Указанное обстоятельство свидетельствует о нарушении принципа законности и обоснованности выводов третейского суда и является основанием к отказу в выдаче ис-полнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Выдача арбитражным судом исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда означает вмешательство государства в отношения сторон тре-тейского разбирательства в виде применения мер государственного принуждения.
Поэтому арбитражный суд при разрешении вопроса о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда должен оценить соответствие данного решения основополагающим принципам российского права, в том числе принципу законности, поскольку резолютивная часть решения третейского суда подлежит указанию в исполнительном листе без каких-либо изменений и уточнений.


5. Решение третейского суда не может рассматриваться в качестве акта, обяза-тельного для исполнения лицами, не являющимися сторонами третейского согла-шения.

 Решением третейского суда на лиц, участвующих в деле по иску о признании ни-чтожным учредительного договора общества, возложена обязанность уведомить соответ-ствующую инспекцию ФНС о состоявшемся решении третейского суда для принятия ус-тановленных законом мер по восстановлению записи в реестре ЗАО в связи с незаконным прекращением его деятельности и незаконным исключением из Реестра.
 Ссылаясь на неисполнение указанного решения, заявитель обратился в арбитраж-ный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
 Определением Арбитражного суда Свердловской области , оставленным без изме-нения судом кассационной инстанции , в удовлетворении заявления о выдаче исполни-тельного листа на принудительное исполнение решения третейского суда отказано исходя из следующего.  
В силу ст. 31 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добро-вольно исполнять решение третейского суда.
По смыслу приведенной нормы права, принятые третейским судом решения не об-ладают обязательностью в той мере, в какой это относится к актам судов общей юрисдик-ции и арбитражных судов. Решение третейского суда не может рассматриваться в качест-ве акта, обязательного для исполнения лицами, не являющимися сторонами третейского соглашения.
Более того, спор о признании ничтожным учредительного договора общества не может быть предметом третейского разбирательства как имеющий публично-правовой характер, а само решение третейского суда о признании ничтожным учредительного договора общества, являющееся основанием для внесения соответствующих сведений в Реестр, затрагивает публичные интересы.
Таким образом, решение третейского суда, не являясь обязательным для органов государственной власти, не порождает обязанности у Инспекции ФНС по соответствую-щему району по восстановлению записи в Реестре.


6. Прекращая производство по заявлению о выдаче исполнительного листа, ар-битражный суд должен исследовать вопрос о нахождении имущества ответчика-иностранца на территории Российской Федерации.

Заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.
Исследовав материалы дела, арбитражный суд прекратил производство по заяв-лению о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третей-ского суда на основании п.1 ч.1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Россий-ской Федерации исходя из следующего.
В ч. 8 ст. 38 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреп-лено правило о подсудности споров, связанных с рассмотрением заявлений об оспарива-нии и о принудительном исполнении решения третейского суда. К исключительной под-судности арбитражного суда субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, дело относится в случае, когда по нему одновременно одной стороной третейского разбирательства подано заявление об оспаривании решения третейского суда, а другой стороной – заявление о выдаче исполнительного листа на при-нудительное исполнение этого решения.
В силу ч. 3 ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения тре-тейского суда подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту на-хождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жи-тельства неизвестно, - по месту нахождения имущества должника - стороны третейского разбирательства.
В соответствии с ч. 1 ст. 236 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правила, установленные в параграфе 2 гл. 30 Кодекса, применяются при рас-смотрении арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительных листов на принуди-тельное исполнение решений третейских судов.
Таким образом, в случае отсутствия заявления об оспаривании решения третейского суда заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения подается в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахожде-ния или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, - по месту нахождения имущества должника.
  Согласно материалам дела должник зарегистрирован на территории Республики Молдова.
  При этом соглашений между Российской Федерации и Республикой Молдова по дан-ному вопросу не имеется. Соглашением от 20.03.1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности», Договором между Российской Федерацией и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 25.02.19993 г. (договор ратифицирован и вступил в силу с 26.01.1995 г.) вопросы, касающиеся исполнения решений третейских судов, не урегулированы.
  Арбитражным судом первой инстанции в целях установления нахождения или отсутствия имущества должника на территории Российской Федерации направлялись соответствующие запросы в уполномоченные органы. Нахождение имущества должника на территории Российской Федерации судом не установлено, что подтверждается материалами дела.
  В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

22.08.08

 



Опубликовано: 10.07.2009
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования