1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Нынешний кризис американской экономики грозит перерасти в новую Великую депрессию


Нынешний финасовый кризис сравнивают с Великой депрессией, случившейся в 30-х годах прошлого века. Действительно, в обоих случаях можно обнаружить общие черты. Оба кризиса зародились в США, а затем распространились по всему миру. Да и суть проблем одна и та же. Восемьдесят лет назад «легкие» кредиты позволяли американцам спекулировать с ценными бумагами, занимать деньги под вложения в надежде на то, что рост стоимости акций позволит расплатиться с кредиторами. Сейчас люди инвестировали «легкие» заимствования в покупку домов, которые росли в цене.

Великой депрессией называют мировой экономический кризис, который в большинстве стран начался в 1929 году, а закончился в 30 – 40-е годы. Считается, что неприятности пошли с печально знаменитого краха Нью-Йоркской фондовой биржи в октябре 1929 года, самого крупного в финансовой истории США. Эти события часто называют «черным четвергом», «черным понедельником» и «черным вторником», потому что обвал случился не в один день. В четверг, 24 октября 1929 года, акции на NYSE резко пошли вниз. Пока воротилы с Уолл-стрит решали, что делать, и пережидали выходные, наступил «черный понедельник». Индекс Dow снизился на 13%, а на следующий день – еще на 12%. За два дня биржа потеряла $14 млрд, а за неделю – $30 млрд. Сегодня эта сумма может показаться не такой уж большой, но на тот момент она в 10 раз превышала годовой бюджет федерального правительства и существенно превосходила затраты Вашингтона на всю Первую мировую войну.
Своего «дна» фондовый рынок достиг 13 ноября, когда Dow закрылся на 198,6 пунктах. В апреле 1930 года он, правда, поднялся до 294,0, но уже в апреле 1932-го началось очередное снижение, продлившееся больше года. Закончилось оно 8 июля 1933 г., когда Dow снизился до 41,22 пунктов. По сравнению с максимумом, зафиксированным незадолго до биржевого краха в октябре 1929 года, индекс потерял 89%. Ниже Dow в XX веке не опускался. В начале 1930 года рынок ценных бумаг стал потихоньку отвоевывать потерянное и в апреле вернулся к уровню начала предыдущего года. Многие экономисты объявили об окончании рецессии. Однако радость оказалась преждевременной. Выяснилось, что рост цен на акции был лишь одним из многих, причем не самых главных, экономических показателей, и судить только по нему о положении дел наивно и неправильно. Потребители, которые понесли серьезные потери в результате биржевого краха, уменьшили свои расходы на 10 – 12%. К тому же положение усугубила сильная засуха, начавшаяся летом 1930 года на Среднем Западе Соединенных Штатов. Она нанесла сильнейший удар по сельскому хозяйству страны и заставила сотни тысяч разорившихся фермеров покинуть свои дома. В принципе рецессионные циклы считаются нормой, когда отсутствует баланс между спросом и предложением. Но какие именно факторы превращают мягкую и короткую рецессию в Великую депрессию, вопрос до сих пор очень спорный.
Долги тяжкие
Очевидно, что «легкие» кредиты ведут к чрезмерным займам. Когда инвестор считает, что может зарабатывать свыше 100% прибыли в год, беря деньги под 6%, ему трудно бороться с соблазном занимать все больше и больше для инвестиций или спекуляций. Именно это обстоятельство привело в 1929 году к суперзадолженности. Научно-техническая революция создала замечательные возможности для инвестирования и тоже провоцировала людей брать кредиты и накапливать долги. Когда должники начали объявлять дефолт по возврату кредитов, а вкладчики пытаться в массовом порядке забирать свои деньги, банки, финансировавшие задолженность, не выдержали напряжения и начали разоряться.
Правительственные гарантии и правила созданной в 1913 году Федеральной резервной системы, призванные предотвращать панику, оказались неэффективными. Банкротства кредитных учреждений привели к потере миллиардов долларов активов. Банкиры в отчаянии требовали возврата денег, вернуть которые должники не могли. В первые 10 месяцев 1930 года в США обанкротилось 744 банка. Всего в 30-е годы разорилось около 9000 кредитных структур. К середине 1933 года, по сравнению с 1921 годом, количество банков уменьшилось с 29 788 до 13 949. К марту 1933 года, когда Великая депрессия достигла своего пика, вкладчики потеряли $140 млрд. Выжившие банки ужесточили позиции в отношении кредитов, наращивали свои резервы и тоже занимали меньше, что только усиливало дефляционное давление на экономику. Этот порочный круг превратил обычную рецессию в Великую депрессию.
Доверие к банковской системе было подорвано, и народ начал в массовом порядке забирать вклады не только из «плохих», но и из «хороших» банков. В результате банковского кризиса денежная масса в экономике сократилась на треть. Бизнесменам стало труднее не только получать новые кредиты, но и возобновлять старые. Многие были вынуждены прекратить инвестиции. Люди тратили или вкладывали в дело все меньше и меньше, потому что завтра цены могли опуститься еще ниже. Некоторые экономисты считают главной причиной Великой депрессии сокращение денежной массы, вызванное неудовлетворительной работой Федеральной резервной системы Америки и продолжительным банковским кризисом.
Федеральный банк бездействовал, когда лопались крупные кредитные учреждения (особенно New York Bank of the United States), а среди мелких распространялась паника. Сокращению денежной массы в США способствовала помощь Вашингтона Лондону, который долгое время носился с идеей восстановления золотого стандарта на уровне 1913 года, когда за 1 фунт стерлингов давали 4,86 доллара. Возврат к золотому стандарту по такому курсу означал сильное дефляционное давление на британскую экономику. Лондон попросил Штаты о помощи. Монтегю Норман, глава Bank of England, был в очень хороших отношениях с Бенджаменом Стронгом, де-факто главой Федеральной резервной системы. Франция и Германия на просьбы Нормана ответили отказом.
Золотой стандарт – денежная система, при которой бумажные купюры конвертируются в заранее оговоренные объемы золота. Золотые стандарты в большинстве западных стран были установлены в XVII–XIX вв. Во время Великой депрессии все развитые страны отказались от них. Первой это сделала Великобритания. В сентябре 1931 года Банк Англии перестал менять фунты стерлингов на золото. В том же году примеру Лондона последовали Скандинавские страны и Япония. Последними от золотого стандарта в 1935 – 1936 годах отказались Франция, Польша, Бельгия и Швейцария. Даже американцы, обладавшие большей частью мирового золота, сначала подняли цену примерно с $20 до $35 за тройскую унцию, а в 1933 году тоже от него отказались. Кстати, Великобритания и Скандинавские страны оздоровили экономику гораздо быстрее Франции и Бельгии. Китай, менявший юани на серебро, Великая депрессия почти не затронула... Сейчас золотой стандарт не используется ни в одной стране. Преимущества его отмены очевидны. Правительства могут печатать сколько угодно денег и таким образом бороться с богатством при помощи инфляции.
Неравенство богатства
Марринер Экклс, который занимал пост председателя Федеральной резервной системы с ноября 1933-го по февраль 1948 года, – автор оригинальной концепции о неравенстве богатства и доходов. Он принадлежит к апологетам так называемой кейнсианской теории, приверженцы ее считают главной причиной Великой депрессии слабое потребление и очень большие инвестиции, которые привели к созданию экономического «пузыря».
 Массовое производство должно сопровождаться массовым же потреблением. В свою очередь массовое потребление подразумевает разумное распределение богатства, но не существующего, а того, что производится в данное время, чтобы обеспечить населению покупательную способность, равную объему товаров и услуг, которые предлагает экономика страны. Гигантский «насос» в 1929 – 1930 годах перекачал в кошельки немногих капиталистов львиную долю произведенных в Америке богатств. Но лишая массового потребителя покупательной способности, они утратили эффективный спрос на свои товары и услуги, который оправдал бы реинвестирование накопленного капитала в новые заводы и фабрики. В 20-е годы прошлого столетия в США сохранялся высокий уровень занятости за счет чрезмерного расширения задолженности вне пределов банковской системы.
Задолженность обеспечивалась бурным ростом накоплений компаний и частных лиц, особенно среди населения с высокими доходами. Задолженность (по закладным на дома, офисы, гостиницы, потребительские кредиты, кредиты брокеров и иностранный долг) выросла примерно на 50%. Стимулирование увеличения расходов за счет займов было краткосрочным и не могло поддерживать высокий уровень занятости населения. Если бы производимый доход от национального продукта распределялся более разумно (другими словами, если бы бизнесмены и состоятельные граждане делали меньше накоплений, а люди с низкими доходами запасали бы больше), то экономика США была бы более стабильной. Если бы $6 млрд, которые заняли в 1920-х годах корпорации и богатые американцы для спекуляций на биржах, распределить среди всего населения в виде низких цен или выросших зарплат, то это в значительной мере смягчило бы экономический коллапс, начавшийся в конце 1929 года.
Должники были вынуждены сокращать собственные расходы, что снизило спрос на все товары и привело к перепроизводству. Перепроизводство в свою очередь вызвало безработицу, которая еще больше сократила потребление товаров. Без работы оказался каждый четвертый работоспособный житель страны, а национальный доход упал на 50%. В начале 1930-х годов кредиты под низкие проценты можно было получить без проблем, но американцы неожиданно охладели к займам и не хотели прибавлять к старым еще и новые долги. К маю 1930 года продажи автомобилей опустились ниже уровня 1928 года, цены постепенно снижались. Зарплаты весь 1930 год держались на уровне 1929 года, но в 1931-м они начали падать.
Депрессивный каток
Кризис американской экономики, уже тогда самой мощной на планете, потянул за собой и другие страны. К концу 1930 года практически во всех государствах воцарилась стойкая рецессия. На перерастании рецессии в Великую депрессию сказалось резкое сокращение мировой торговли. Многие историки и экономисты не без оснований пеняют на тарифный закон Смута-Хоули, вступивший в силу 17 июня 1930 года и вызвавший цепную реакцию в виде принятия протекционистских мер со стороны других стран. Если в 1921 – 1925 годах средний уровень американских импортных пошлин составлял 25,9%, то по новому закону в 1931 – 1935 годах он вырос до 50%. Тарифы были подняты более чем на 20 000 наименований импортных товаров. Кстати, на самих Штатах сокращение мировой торговли сказалось не очень сильно, потому что внешняя торговля составляла всего лишь 5% экономической активности страны. В долларовом исчислении экспорт США сократился с $5,2 млрд в 1929 году до $1,7 млрд в 1933 году. Но, учитывая падение цен, физический уровень экспорта сократился не в три раза, а вдвое. Сильнее всех были ущемлены фермеры, выращивавшие пшеницу, табак, хлопок, и лесозаготовительная промышленность. Сокращение сельскохозяйственного экспорта заставило многих американских фермеров объявить дефолт и не выплачивать кредиты, а крупные банки начали массовый отзыв средств из маленьких сельских банков.
Больше всего во время депрессии пострадали Австралия, Канада и Германия, ввиду своей зависимости от сельскохозяйственного и промышленного экспорта. В 1932 году безработица на Зеленом континенте достигла 32%. В стране почти повсеместно происходили социальные волнения. Увеличение производства шерсти и рост цен на мясо, начавшиеся с 1933 года, постепенно восстановили экономику. В Канаде промышленное производство в 1932 году упало до 58% от уровня 1929 года. Это было второе на планете падение производства, после США. По этому показателю Страна кленового листа далеко обогнала такие страны, как Великобритания, где экономика опустилась лишь до 83% от уровня 1929 года, а национальный доход сократился до 55% от уровня 1929 года. Депрессия очень больно ударила по Веймарской республике, так как американские кредиты, помогавшие строить немецкую экономику, прекратились. Безработица взлетела, а политическая система накренилась к экстремизму. После Лозаннской конференции 1932 года выплаты Германией военных репараций были приостановлены. К тому времени Берлин заплатил лишь восьмую часть. В январе 1933-го к власти пришли национал-социалисты во главе с Гитлером.
В Голландии депрессия продлилась очень долго – с 1931-го по 1937 год. В этом немалую роль сыграли неудачные действия правительства и особенно – слишком поздний отказ от золотого стандарта. Проблемы начали ослабевать лишь в конце 1936 года, когда власти наконец отказались менять гульдены на золото. В СССР в 1930-е происходила индустриализация, а в силу изолированности страны от капиталистической системы Великая депрессия ее почти не затронула. Конечно, это сыграло на руку Москве, поскольку подтверждало истинность марксизма и способствовало росту коммунистического влияния в других странах.
Новый курс
Эндрю Меллон, министр финансов в период президентства Гувера, советовал шефу прибегнуть к шоковой терапии. Гувер инициировал программы по оздоровлению сельского хозяйства и росту цен на его продукты, но они не принесли результата. Он увеличил правительственные расходы на общественные работы (строительство плотин и дорог) и создал Финансовую корпорацию реконструкции, которая помогала бороться с кризисом городам, банкам, железным дорогам. В целом администрация Гувера особыми успехами в борьбе с Великой депрессии похвастаться не могла.
В 1932 году президентом США был избран Франклин Делано Рузвельт, который за депрессию винил большой бизнес. Он пришел к власти под девизом борьбы с депрессией при помощи «нового курса». Вскоре после инаугурации Рузвельта, в 1933 году, на Америку обрушилась новая беда – сильнейшая засуха, разорившая сотни тысяч фермерских хозяйств. Едва ли не в первом своем выступлении Рузвельт заявил, что необходимо перестраивать экономику.
Он закрыл на неделю (с 6 марта 1933 года) все американские банки и запретил вывоз из страны золота, серебра и бумажных денег. Важную роль в восстановлении банковской системы сыграли закон о страховании вкладов, создание Федеральной корпорации страхования депозитов и закон Гласса-Стигалла (закон о банках). Люди постепенно понесли деньги в банки. Гарантии банковских вкладов обеспечивала Федеральная корпорация страхования депозитов. Больше всего споров вызвало создание Национальной администрации по оздоровлению, которая осуществила столько радикальных изменений, что в мае 1935 года Верховный суд США признал ее деятельность неконституционной. Суд призвал незаконными ограничения, введенные администрацией в птицеводческой отрасли (фиксация цен на продукцию, зарплат работников, максимальной продолжительности рабочего дня и недели, правил работы профсоюзов).
Для поддержки фермеров был принят закон о восстановлении сельского хозяйства, который помог уменьшить разницу между затратами производителя и ценой реализации. Чтобы сократить сельхозпроизводство и поднять цены, власти изымали у фермеров часть продукции и компенсировали потери деньгами. В 1934 году Рузвельт подписал закон о фондовых биржах, который в числе прочего создавал Комиссию по ценным бумагам и биржам. Оба закона, конечно, в сильно модернизированном виде действуют до сих пор. Также администрация Рузвельта приняла закон о создании Федеральной службы занятости и закон об оздоровлении промышленности, закон о помощи бедным (на эти цели в общей сложности из бюджета выделили $4 млрд). На первом этапе «нового курса» были также установлены минимальные оклады, определены условия труда и конкуренции во всех отраслях промышленности, отменен «сухой закон».
В 1935 году вместе с избирательной кампанией начался второй этап «нового курса» (носивший больше социальный характер), в ходе которого в США создали систему социального страхования и Национальный совет по трудовым отношениям, что привело к усилению полномочий и авторитета профсоюзов. В течение первого президентского срока Рузвельта безработица снизилась более чем на треть (с 25 до 14,3%). Но наступление в 1937 году рецессии, продлившейся до конца 1938 года, вызвало новый рост безработицы (до 19%). В 1929 году федеральные расходы составляли лишь 3% от ВВП, а в 1933 – 1939 годах они увеличились втрое.
Второе пришествие
Нынешний кризис очень сильно напоминает тот, что случился 80 лет назад. Только в этот раз все началось с ипотечных проблем, вызванных тем, что стоимость долгов по заклaдным превысила рыночную стоимость недвижимости, которая ее обеспечивает. Как и в 1930-х годах, сейчас банки все с большей неохотой выдают кредиты другим финансовым учреждениям, опасаясь затруднений в возврате денег. Впрочем, Вашингтон чаще всего при чрезвычайных ситуациях действует решительно.
Нынешний многомиллиардный выкуп акций не является изобретением экономистов из администрации Джорджа Буша. К примеру, в 1917 году федеральное правительство решительно национализировало железные дороги в интересах безопасности страны и выплатило акционерам компенсации. После окончания Первой мировой войны, в 1920 году, «рельсы» были вновь приватизированы. Во время Второй мировой войны Вашингтон взял под контроль десятки компаний, включая железные дороги, угольные шахты и на непродолжительное время даже торговую сеть Montgomery Ward. В 1952 году президент Трумэн, опять же в целях обеспечения нацбезопасности во время Корейской войны, национализировал 88 сталелитейных заводов, обвинив их владельцев в тайной подготовке забастовки. Принудительное огосударствление также оказалась недолгим: поскольку Верховный суд решил, что президент превысил данные ему Конституцией полномочия.
В 1984 году американские власти «забрали» 80% акций Continental Illinois National Bank and Trust, входившего в десятку американских банков, который обанкротился из-за кредитов нефтяным компаниям в Оклахоме и Техасе. Власти испугались, что в случае краха кредитного учреждения начнется цепь банкротств. В 1994 году Continental продали Bank of America. Нынешний выкуп акций терпящих бедствие структур скопирован с действий Финансовой корпорации реконструкции, которая не только кредитовала попавшие в тяжелое положение банки, но и купила акции 6000 банков на общую сумму $3 млрд.
Сейчас Федеральная резервная система и Министерство финансов США делают то же самое, только в гораздо более крупных масштабах. Как и в 30-е годы, правительство обещает после стабилизации обстановки продать акции частным инвесторам или самим банкам. Программа 80-летней давности, по мнению специалистов, была очень толковая. Только тогда правительство действовало слишком медленно, в результате чего Великая депрессия сильно затянулась. Сегодня Вашингтон действует довольно решительно. Европа старается следовать американской модели. Кстати, в Старом Свете к госрегулированию экономики относятся с большей терпимостью, чем в Новом. После Второй мировой войны в ряде европейских стран были национализированы угольная, сталелитейная, автомобильная отрасли. Они оставались в ведении правительств до 1970 – 1980-х гг., когда большинство держав  окончательно оправилось от войны, а бизнесмены начали возмущаться засильем государства в экономике.
Если 80 лет назад каждый выживал самостоятельно, то сейчас с финансовым кризисом пытаются бороться сообща. Лидеры 43 азиатских и европейских государств, встретившись в Пекине, договорились потратить на поддержку банков и оздоровление рынков ценных бумаг около $4 трлн. 15 ноября в Вашингтоне на Всемирную конференцию по борьбе с кризисом собрались представители 20 стран, в том числе и России.



Опубликовано: 16.12.2008
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования