1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Финансовый кризис – дело прибыльное


Множество компаний, предпринимателей и просто мошенников нашли способ извлекать выгоду из кризиса. Кто-то пользуется нервозной обстановкой, переманивает клиентов, предлагает «антикризисные» сервисы. Кто-то под шумок получает госпомощь и даже успевает ее перепродать. Кто-то скупает подешевевшие активы. Но главную выгоду получат те, кто сможет пережить кризис. В России таковыми окажутся далеко не самые эффективные компании.

Как бы ни был разрушителен кризис, экономика никогда не разоряется вчистую. Даже у прогоревших компаний остаются клиенты, имущество и долги, которые кому-то достанутся. «Кому – война, а кому мать родна» – это высказывание целиком и полностью подходит к кризису. Правда, нынешний финансовый катаклизм затронул практически все страны мира и все отрасли экономики, поэтому выигравших от общей беды сравнительно немного. Общий размер состояния 25 богатейших россиян из списка Forbes с 19 мая (когда был пик котировок) упал за пять месяцев на 62%. Все вместе они потеряли более $230 млрд. На Уолл-стрит бытует старая шутка: «Только тупой, не заработавший свой первый миллион (долларов), может надеяться заработать на кризисе». И тем не менее компании и предприниматели, знающие ответ на сакраментальный вопрос «как заработать на кризисе», существуют.
Покатились санки вниз…
Компании, которым удалось получить выгоду от финансового коллапса, можно разделить на несколько категорий. Первую и, пожалуй, наиболее изощренную и интеллектуальную группу нажившихся на всеобщей беде составляют те участники фондового рынка, которым удалось вовремя предвидеть спад фондовых индексов и «зашортить» соответствующее падение, а также те, кто занялся, как выражаются фондовики, «торговлей волатильностью». «Наибольшую прибыль получат финансовые спекулянты, – считает менеджер проектов компании Instream Дмитрий Лапшинов. – Те, кто может легко подстроиться под общий тренд и действовать в своих интересах независимо от настроений рынка. Например, обменные пункты (у них явно сейчас увеличение объемов при завышенном курсе) и трейдеры на рынке акций (волатильность рынка достаточно высока, что позволяет неплохо зарабатывать при игре на бирже)».
На Западе, когда говорят о фондовых спекулянтах, нажившихся на кризисе, указывают прежде всего на двух человек. Первый – это финансист из Калифорнии Эндрю Лэхде, три хедж-фонда которого смогли получить по итогам 2007 года прибыль в 1000%. Лэхде еще в феврале 2007 года понял, что «ипотечное безумие» рано или поздно закончится крахом, и решился сыграть против рынка высокорисковых ипотечных облигаций.
Вторым стал Джон Полсон, глава инвестиционного фонда Paulson & Co, который также с самого начала 2007 года, в условиях растущих котировок и цен на жилье, стал играть против рынка недвижимости. Сначала он нес убытки, ибо цены росли, но в конце концов его прибыль по итогам 2007 года составила 550%, или почти $4 млрд. Самое интересное, что в США есть специальные финансовые инструменты, которые рассчитаны на то, чтобы обогащать своих инвесторов в случае падающего рынка. Например, UltraShort Semiconductors ProShares. Дело в том, что этот фонд отражает обратную (инверсную) динамику индекса Dow Jones. Правда, вкладываться в этот инструментарий надо было вовремя, тем более что осенью в США был введен запрет на «шорты», то есть игру на понижение.
Впрочем и играющие на понижение могут стать жертвами биржевых игрищ, как это произошло со множеством европейских хедж-фондов, решивших осенью этого года «зашортить» акции Volkswagen. Игра на понижение заключается в том, что инвестор берет акцию взаймы у владельца, продает ее на рынке, дожидается, пока цены снизятся, затем покупает ее по более низкой цене и возвращает владельцу. Однако в октябре этого года более 74% акций Volkswagen тайно, через подставные банки, скупила компания Porsche, а на свободном рынке осталось лишь 6% акций. Инвесторы этого не знали и смогли «зашортить» более 12% акций Volkswagen. Фактически Porsche стал диктовать цену рынку, и когда «медведям» – игрокам на понижение – пришло время покупать акции, чтобы возвращать их владельцу, Porsche задрал цены до небес, и Volkswagen на короткое время стал самой дорогой компанией в мире. В итоге Porsche заработал несколько миллиардов евро. Кризис в данном случае играл роль фона, благодаря которому хедж-фонды были уверены, что цена акций Volkswagen обязательно должна обрушиться.
Купить подешевле
Впрочем, не надо быть особенно прозорливым, чтобы убедиться, что фондовый рынок и без игры на понижение сулит немалые перспективы для обогащения. По мнению аналитиков УК «Русь-Капитал»,  сегодня капитализация многих российских компаний сравнима с величиной денежных средств на их балансе (а у «Сургутнефтегаза» и того меньше). Даже в ситуации 1998 года наиболее ликвидные акции были оценены выше. Большинство профессиональных участников фондового рынка рассматривает его потенциал роста как близкий к 100%. Наибольшей вероятностью роста, по мнению представителей УК «Русь-Капитал», обладают нефтегазовый и металлургический сектор: именно потому, что они сильнее всех обвалились. Поскольку стоимость ценных бумаг упала до рекордных величин, очевидно, что они недооценены, и тот, кто сегодня, на пике кризиса, займется скупкой активов, сможет выиграть в среднесрочной перспективе. «Смогут хорошо заработать именно те, кто купит акции российских компаний на «дне». А оно, судя по всему, где-то уже совсем рядом (в районе 300 – 500 пуктов РТС), – говорит директор московского офиса компании Tax Consulting UK Эдуард Савуляк. – А также те, кто купит фактически «за долги» крупнейшие отечественные компании и банки с построенной инфраструктурой и бизнес-процессами (уже прошли сделки «за долги» по Dixis, банкам «КИТ Финанс», РБР, ВЕФК, девелоперу «РТМ» и т. д., намечаются – ПИК, «Седьмой континент»)». «Такие кризисы – возможность для долгосрочных инвесторов сформировать свои портфели. Покупать акции стоит тем, у кого высокий горизонт (1,5 – 2 года) и кто готов к очередным падениям», – отмечает аналитик ИФ «Олма» Антон Старцев.
Все это очевидно, но проблема заключается в том, что в нынешних условиях мало у кого есть деньги, чтобы заняться скупкой. «В целом ни одна из отраслей экономики не выиграет – это понятно, – комментирует заместитель генерального директора консалтинговой группы «РБС» Евгений Коновалов. – Получат преимущество те компании, кто по счастливой случайности или целенаправленно (как, например, «Сургутнефтегаз») является обладателем хороших денежных резервов или имеет доступ к дешевому финансированию (структуры, близкие к правительству)».
В числе тех, кто встретил кризис с большими запасами наличности, неизменно называют главу группы «Онэксим» Михаила Прохорова. Он уже купил 50% акций инвестбанка «Ренессанс Капитал». А недавно бизнесмен заявил, что готов рефинансировать долги проблемных российских структур в обмен на контроль в них. По словам представителя «Онэксима», компания-претендент должна соответствовать следующим критериям: снижение спроса на ее продукцию или услуги по сравнению с докризисным уровнем не должно превышать 30%, выручку в равной мере должны составлять продажи на внутреннем рынке и экспорт, при этом даже при снижении выручки в два-три раза компания обязана оставаться прибыльной.
Прохоров – далеко не единственный предприниматель, которому удалось воспользоваться моментом для скупки. Например, Новолипецкий металлургический комбинат Владимира Лисина смог стать хозяином запутавшегося в долгах и не нашедшего средств для их рефинансирования уральского металлургического холдинга «Макси-групп».
Надо отметить, что приобретать по дешевке сегодня пытаются не только целые предприятия или их акции, но и некоторые виды имущества, например автомобили. В октябре многие московские компании по электронной почте получили предложения о скупке корпоративных авто. Скупались они по цене, отличающейся от рыночной на 15% и больше, но расчет был на те организации, которым деньги требовались срочно. За Renault Logan стоимостью 220 000 руб. неизвестные негоцианты были готовы выложить только 180 000 руб.
А из-за рубежа приходят совсем уже курьезные сообщения о том, кому же именно удалось воспользоваться дефицитом финансовых ресурсов. В Италии торговая ассоциация Confesercenti выступила с докладом, согласно которому итальянские мафиози заменяют собой банки, кредитуя людей и мелкие фирмы, а также скупают по дешевке недвижимость и компании. По подсчетам авторов документа, около 180 000 малых предприятий в последнее время обратились к мафиозным структурам за деньгами, поскольку получить заем в банке стало очень трудно. Доход преступных группировок от ростовщичества оценивается в 15 млрд евро. А причина этого именно в том, что к периоду кризиса мафия подошла достаточно «ликвидной», то есть в «общаках» были сосредоточены огромные средства.
Банковские шалости
Особенность российской ситуации заключается в том, что наибольшие финансовые резервы сегодня имеют не те, кто смог их накопить, а те, кто смог их получить от государства в порядке антикризисной помощи, прежде всего крупнейшие банки. «Заработали (и заработают) госбанки – на них обрушилась масса дешевой ликвидности из резервов ЦБ и правительства, но в капитализации они серьезно провалились (как и все остальные)», – отмечает Евгений Коновалов из РБС.
В последние месяцы участились сетования, что госбанки специально злоупотребляют своим положением монопольных держателей дешевых денег и пытаются наживаться на безденежье большинства компаний. Например, недавно президент торгово-промышленной палаты Саратовской области Максим Фатеев выступил с публичной жалобой, что под «кризисный шумок» некоторые банки фактически стали заниматься рейдерством и просто скупать собственность по бросовым ценам. В частности, многие предприниматели не могут расплатиться по возросшим процентам и вынуждены отдавать свой залог. ТПП уже обратилась по поводу этих случаев в Центробанк РФ.
Но банки пользуются кризисом и дефицитом ресурсов не только для скупки предприятий. Приобретают долги, в том числе и свои собственные. Например, «Ренессанс Кредит» объявил о скупке своих же облигаций по половинной цене.
Банки с удовольствием «пользуются» нынешними коллизиями, чтобы повышать проценты по кредитам, и особую выгоду извлекают те, кто получил от государства дешевые ресурсы. Как заявил депутат Госдумы Олег Коргунов, банки берут у правительства кредиты под 8,5%, а деньги «вкачивают» на рынок под огромные проценты. Эту же точку зрения в середине октября высказал вице-премьер Сергей Иванов, обрушившийся на кредитные организации с обвинениями, что российские банки, получившие господдержку, пытаются выгадать за счет промышленности, и это «ни в какие ворота не лезет». «Новые денежные заимствования предоставляются максимум на один месяц, притом по необоснованно завышенным процентным ставкам: до 18% у госбанков и более 20% – у коммерческих», – сказал Иванов.
Особую тактику переманивания клиентов выбрал ВТБ-24. Он объявил о специальной программе для заемщиков по ипотеке, имеющих положительные решения в других банках и столкнувшихся со сложностями в получении кредита. Что это означает? Фактически ВТБ-24 перекладывает на другие банки расходы по оценке и анализу финансового состояния заемщика. В обычное время воспользоваться бы этим не удалось, поскольку тот банк, который оценивал претендента на деньги, и выдал бы ему кредит. Но сегодня банки срезают лимиты на кредитование, и ВТБ-24, который относится в числу основных получателей госпомощи, вполне может себе позволить финансировать чужих клиентов.
Наконец, некоторые банки пользуются нервной обстановкой среди вкладчиков, чтобы переманивать их у конкурентов. Недавно появилось сообщение, что в Санкт-Петербурге в одном небольшом банке специально раздали операционисткам списки якобы проблемных банков, чтобы распространять эту ценную информацию среди клиентов. Паника у соперников тоже может быть выгодным делом.
Помощь для самоубийц
Четвертую категорию предпринимателей, получающих выгоду от кризиса наряду с биржевыми «медведями», скупщиками подешевевших активов и получателями госпомощи, составляют различные сервисные компании, помогающие – или делающие вид, что помогают – всем пережить кризис. Когда бизнес катится в тартарары, главы предприятий склонны предпринимать экстраординарные меры, и тут у них на горизонте появляются поставщики услуг, готовые содействовать именно этим экстраординарным мерам. Так, кто-то срочно избавляется от свого бизнеса, и дополнительные клиенты появляются у так называемых магазинов готового бизнеса (например, у известного ресурса «Скания инвест»). Не в накладе и адвокаты, ибо кризис – время всевозможных конфликтов (трудовых и коммерческих).
«Увеличились доходы корпоративных юристов – на рынке в диком количестве идут слияния и поглощения, – говорит Роман Масленников, директор агентства «Простор: PR & Консалтинг». – Увеличат прибыль и семейные адвокаты – будет много разводов».
Сейчас буквально на наших глазах рождается отрасль антикризисного консалтинга. «Нередко в условиях сложного прогнозирования компании прибегают к помощи консультантов и, возможно, некоторые консалтеры также покажут определенный рост спроса на их услуги», – отмечает заместитель генерального директора ЗАО «Гута-Страхование» Павел Башнин. «В чем-то выиграли компании, занимающиеся стратегическим консалтингом, антикризисным управлением, – из-за возросшего числа обращений клиентов», – соглашается старший консультант Cornerstone Ольга Литвинова. Короче говоря, на кризисе можно заработать, предоставляя информацию о самом кризисе и о способах, как с ним справиться. Именно поэтому образовательные компании, организаторы семинаров и тренингов, сейчас пытаются компенсировать отток обычных клиентов срочной разработкой специальных антикризисных обучающих программ. Интернет забит предложениями курсов типа «как заработать в условиях кризиса», «как спасти свой бизнес». В Moscow Business School еще до середины сентября не давали знаний по этим направлениям, теперь в школе 16 одно- и двухдневных семинаров на сию животрепещущую тему. Московская международная высшая школа бизнеса «Мирбис» планирует запустить большую трехмесячную программу «Управление компанией в условиях кризиса» в декабре. Любопытно, что преподают на этих курсах педагоги, ранее читавшие «обычные» предметы. Откуда они смогли предельно быстро нахвататься антикризисных знаний и методик?
Из числа курьезов: в Киеве глава Национального банка Украины провел мастер-класс; тема – как бороться с кризисом и зарабатывать на нем. Участие в мастер-классе обошлось предпринимателям в $200. В местной прессе сообщение об этом «тренинге» сопровождалось заголовком: «Чтобы заработать на кризисе, надо его организовать».
На отрасль рекламы и пиара кризис в целом повлиял негативно, рекламные бюджеты компаний уменьшились, и все же некоторые смогли получить дополнительные заказы. «Насколько я знаю, рекламные агентства, специализирующиеся на банковском секторе, получили доход. Я лично вижу в Москве наружную рекламу таких банков, о которых даже не подозревал и куда бы вообще не обратился, – говорит Роман Масленников («Простор: PR & Консалтинг»). – Не все, как банки, могут позволить себе потратить пусть и запланированные, но большие деньги на рекламные площади. Но задачи поиска клиентов не снимаются, поэтому активный маркетинг и PR усиливаются».
Кроме того, существуют компании, которые в условиях кризиса озаботились своим имиджем и выделяют на решение этих задач дополнительные средства. «Если еще в июле мы проходили два-три тендера, то с сентября – по шесть», – говорит управляющий директор КГ «Кузьменков и партнеры» Лариса Романовская. В то же время компании не отказываются полностью от рекламы, но предпочитают менее дорогостоящие PR-акции. Другие просят консультаций на тему, как «мягко» уволить персонал.
Вообще, обслуживание процесса увольнения и поиск работы для уволенных – прекрасный источник заработка для консультантов и рекрутеров в период сегодняшнего коллапса. Так, компания Private Consulting Group в конце октября запустила проект «Антикризисный центр поддержки персонала», предлагающий работодателям услугу по оптимизации расходов «на расставание» с влиятельными сотрудниками. Специалисты центра гарантируют, что найдут уволенным лучшие из возможных вакансий. За 22 400 руб. они помогут не только пережить стресс, но и составить эффективное резюме, а также дадут консультацию на предмет «оптимальной стратегии поиска работы в условиях кризиса» и подготовят к собеседованию. По словам представителей центра, за первую неделю существования проекта с заказами «антикризисного пакета» для сотрудников обратилось уже шесть компаний.
Деньги из долговой ямы
Наиболее процветающая часть антикризисного сервиса – работа с долгами. Финансовый коллапс ухудшил возможности для перекредитования, уменьшил доходы граждан, и, разумеется, стала «пухнуть» просроченная задолженность. В целом для экономики это невыгодно, но есть особая категория сервисных служб, наживающихся именно на растущих долгах. Наступила золотая пора для адвокатов, подающих на неплательщиков в суд, и для бюро кредитных историй, через которые банки наводят справки о заемщиках. По единодушному мнению, сейчас пришло «время икс» для коллекторов, работающих с банками. Доля просроченной задолженности по банковским кредитам населения достигла 11%, а банки, остро нуждающиеся в деньгах, спешат передать коллекторам даже те долги, с которыми в обычных обстоятельствах предпочитали работать сами. «Недавно был проведен анализ рынка коллекторских агентств. Сейчас эта сфера переживает бурный рост, – рассказывает Дмитрий Лапшинов (Instream). – При разговоре с исполнительным директором агентства «Консалтинвест» в Туле стало ясно, что количество заказов у коллекторов по потребительским кредитам возросло в разы. Есть, правда, основания считать, что этот подъем будет кратковременным (1 – 2 года)».
Впрочем, даже посреди этого ажиотажа раздаются более трезвые голоса, рассуждающие, что не все так просто. «У коллекторских агентств с кризисом прибавилось работы, и теоретически они могут остаться в выигрыше, – рассуждает ведущий консультант Antal Russia Эльвира Чекмарева. – Но эта ситуация может напрямую не привести к увеличению их доходов, поскольку усложнился процесс работы с неплательщиками, сейчас риски невозврата стали гораздо выше. Больше возможностей заработать у тех компаний, которые занимаются сбором долгов с организаций, а не с физических лиц. Однако коллекторские агентства тоже подвержены влияниям кризиса, и многие из них были вынуждены уйти с рынка, поскольку выкупали долги до кризиса по высокой цене, которая сегодня значительно упала».
Сами коллекторы тоже не проявляют бурной радости. «Парадокс: растут неплатежи, клиентов становится больше, портфель заказов увеличивается. Однако сборы просроченной задолженности в процентном отношении снижаются. Не потому, что мы хуже работаем, а потому, что многие люди не готовы сейчас платить, – рассказывает директор по развитию бизнеса агентства «Пристав» Сергей Шпетер. – В последние три месяца наметилась тенденция к увеличению объемов просроченной задолженности, передаваемой в работу коллекторам. Объем ежемесячно передаваемой банковской задолженности утроился (оценка на основе портфеля «Пристава»), значительно возросло число портфелей, передаваемых на оценку с целью последующей продажи».
Вместе с тем ухудшается качество передаваемых портфелей. Происходит это ввиду падения платежеспособности населения (сокращение рабочих мест, изменение оплаты труда), роста инфляции и снижения ставок на покупку портфелей. В итоге на коллекторском рынке наметилась тенденция роста цен. До недавнего времени конкуренция на рынке коллекторских услуг приводила к падению комиссии за взыскание долга. По данным «Пристава», средняя ставка агентского вознаграждения в 2006 г. составляла 40%, в 2007 – 25%, а в первой половине 2008 г. опускалась до 20%. Сейчас мы наблюдаем обратный процесс, когда средний размер комиссионного вознаграждения стремится к 25% при первичном взыскании и начинается от 40% при вторичном взыскании. «Таким образом, повышение ставок, которое мы будем наблюдать в ближайшее время, является вынужденной мерой для поддержания функционирования рынка,  поскольку в противоположном случае компаниям пришлось бы закрываться, как это произошло в Польше несколько лет назад. Уже сегодня появилось немало убыточных для нас клиентов. В настоящий момент мы оцениваем рентабельность взаимодействия с существующими клиентами, и в случае отрицательного результата инициируем пересмотр тарифов в сторону увеличения», – резюмирует Сергей Шпетер.
Но долги можно не только взыскивать – ими еще можно торговать. Недавно «Проминвест» («дочка» госкорпорации «Российские технологии») совместно с журналом «Человек и закон» учредили компанию «Открытый рынок строительных инвестиций» (ОРСИ), призванную стать своеобразной биржей для торговли долговыми обязательствами строительных компаний. Как заявил генеральный директор ОРСИ Виктор Шендрик, торговая система предназначена для открытого котирования долговых обязательств строительных организаций Москвы и области. А это немало: суммарный объем долговых обязательств всех застройщиков в ОРСИ оценивают в $20 млрд. Для продавцов долговых обязательств услуги «долговой биржи» будут бесплатными, а с покупателей взимается комиссия – до 3% от суммы сделки. Правда, реально компания пока еще не заработала.
Я сам обманываться рад
Есть еще одна категория предприимчивых людей, без которых не обходится ни один социальный катаклизм. Это всевозможные мошенники, пользующиеся тем, что в условиях нестабильности люди становятся нервозными, склонными к поспешным и необдуманным действиям. Главное их орудием в кризисное время – хорошее знание психологии паникующего человека.
Прежде всего аферисты пользуются тем, что вкладчики волнуются за сохранность своих денег в банке. Например, как предупреждает эксперт Microsoft по интернет-безопасности Тим Крэнтон, в ближайшие месяцы спамеры могут начать рассылать письма с предложениями перевести определенную сумму в банк (на самом деле на подставной счет), для того чтобы поддержать его в условиях кризиса. Будут обещать взамен «очень хорошие» проценты по вкладам. Еще вариант – обещание рефинансировать ипотечный заем на «выгодных условиях». Но для этого, опять же, «банку» необходимо оказать «скромную» помощь.
Вкладчик, боящийся разорения банка, как выясняется, во всех странах ведет себя одинаково. Например, представители Weisser Ring, немецкой организации по защите жертв мошенничества, недавно объявили, что в Германии участились случаи, когда жулики выдают себя за банковских служащих и объявляют по телефону, что банк близок к краху. Мошенники советуют клиентам немедленно снять все имеющиеся в банке сбережения, пока он не лопнул. Когда же напуганный человек приносит домой большую сумму, его квартиру обворовывают.
Конечно, вкладчики пытаются снять наличные деньги со своих счетов не только в Германии. В последние месяцы в ГУВД Москвы поступают звонки, в которых сообщается о подозрительных людях, караулящих банкоматы и входы в банки. Преступники знают, что народ в страхе за нажитое бежит снимать все, что можно. Уже фиксируются «околобанковские» кражи и грабежи: в Санкт-Петербурге у женщины украли 4,3 млн руб., которые она сняла для покупки квартиры.
Но если простых граждан обворовывают, то более серьезным предпринимателям оказывают «услуги». Некие лица предлагают банкирам помощь в получении кредитов ЦБ, Сбербанка или депозитов Минфина – за соответствующее вознаграждение, которое, разумеется, надо заплатить до получения денег от госбанков. По имеющимся данным, мошенники требуют от 5% до 20% от обещанной суммы, а последняя обычно измеряется сотнями миллионов и миллиардами рублей. Как рассказал в середине ноября  председатель Банка России Сергей Игнатьев, ЦБ получает обращения от небольших кредитных организаций с просьбой выделить кредиты на 5 – 10 лет под льготную ставку. «Эти обращения написаны по шаблону, и у меня подозрения, что какие-то странные люди ходят по этим банкам, обещают им, что они договорятся в Центральном банке о том-то и о том-то», – сказал главный банкир страны.
Наконец, владельцы «зависших» в проблемных банках крупных средств получают предложения по спасению «застрявшего», причем гонорар «посредника» может доходить до 50% от суммы. К сожалению, нам не удалось выяснить, насколько реальны эти обещания, но, как заявил «Ко» клиент Лефко-банка, последнее предложение выручить его деньги за половину суммы он получил совсем недавно, хотя лицензия у банка была отозвана  еще в первой половине ноября.
Истинный выигрыш
Рассуждая, кто же выигрывает от кризиса, приходится вспоминать мошенников, поскольку, задавая этот вопрос, обычно имеют в виду немедленный профит. Между тем на самом-то деле от кризиса выигрывает вся экономика. Всякая «селекция» стратегически полезна, поскольку теоретически «в живых» остаются компании с оптимальными затратами и максимальной адаптивностью. Кризис становится прекрасным поводом для того, чтобы руководство компаний задумалась над качеством корпоративного управления, структурой издержек, а также способами увеличения эффективности производства. Естественный отбор является могучим орудием совершенствования не только в живой природе, но и в бизнесе.
Подобные появляющиеся благодаря кризису «оптимизаторские» эффекты уже стали фиксироваться. В частности, рекрутеры говорят, что благодаря массовым увольнениям усилилась мотивация у наемных работников, а некоторые компании получили возможность нанять более дешевый и квалифицированный персонал. «Как и любое другое явление, кризис можно рассматривать и с положительной точки зрения, – отмечает старший консультант Cornerstone Ольга Литвинова. – Появилось больше возможностей выбора, конкуренция возрастает, и компании могут свободно привлекать лучших сотрудников на более выгодных для себя условиях. Рынок уже не перегрет, и специалисты стали оценивать себя существенно трезвее. В условиях кризиса компании занимают агрессивную позицию, большие игроки поглощают более слабых, в итоге, после нового витка роста экономики, сильные компании окажутся в выигрыше. Думаю, что конкуренция также снизится. Организации могут сэкономить на различных ресурсах, многие провайдеры снижают стоимость арендной платы, услуг и т. д. Для всех компаний-провайдеров характерно повышение уровня сервиса, идет борьба за клиентов, обслуживание становится более качественным и быстрым. Кризис – это проверка лояльности сотрудников. Те, кто переживет с компанией трудные времена, безусловно, будут награждены после окончания сложного периода».
Представители отрасли информационных технологий отмечают, что именно кризис заставил многие компании неожиданно вспомнить о возможности оптимизации издержек путем автоматизации бизнес-процессов и передать часть их на аутсорсинг. «Компании сейчас задумываются об IT-аутсорсинге, и кризис, пожалуй, дополнительный аргумент в пользу повышения эффективности работы IT-отдела, использования альтернативных возможностей, мультисорсинга (часть работ делать самим, а ту часть сервисов, которую выгоднее аутсорсить, получать от поставщика IT-услуг), – заявил «Ко» генеральный директор компании «АйТи» Тагир Яппаров. – Другой вопрос в том, что вряд ли IT-компаниям удастся сразу, в ближайшее время, заработать на дополнительных заказах на аутсорсинг. Дело в том, что при использовании аутсорсинга первоначальный этап требует инвестиций и от заказчика, и от поставщика услуг. Кризис станет «спусковым механизмом» развития массового аутсорсинга, но это будет достаточно долгий процесс».
Можно только сожалеть, что огромное количество гигантских предприятий не будут затронуты «благотворным» влиянием кризиса. Слишком существенны объемы «обрушивающейся» на экономику госпомощи, и слишком велика доля в ВВП тех компаний, которые близки к правительству и входят в число ее получателей. Корпорации, бездумно влезавшие в долги, сегодня легко рефинансируются из ВЭБа и других госбанков. Да и на местах административный ресурс часто может заменить и режим экономии, и склонность к модернизациям. Впрочем, еще никто не измерил глубину кризиса, и поэтому не исключено, что его «ледяное дыхание» в будущем году будут вынуждены почувствовать даже получатели государственных преференций.



Опубликовано: 16.12.2008
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования