1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Система быстрого взыскания долгов


Медиаторство – это только часть работы

– Почему компании и банки обращаются именно в коллекторские агентства, а не пытаются взыскать долг самостоятельно? В чем, собст-венно, суть работы коллектора?
– Потому что у банков и обычных компаний долгов очень много. Из-за этого отвлекать своих собственных юристов им просто невыгодно. У юристов много текущей работы, за которую они получают зарплату. Поэтому оказывается, что заплатить процент от взысканного долга коллекторскому агентству целесообразнее с экономической точки зрения.

У банков и компаний возможны отделы по работе с проблемной задолженностью и служба безопасности. Но, отдав такие долги коллекторам, то есть нам, они тем самым просто снимают с себя определенные риски и у них не болит голова за взыскание. Мы работаем и с кредиторами, и с должниками, сводим их, мирим между собой, заключаем мировые соглашения – это целый комплекс юридических услуг.

Такие агентства, как наше, еще называют сервисными компаниями: мы как бы ставим компанию на сервис по агентскому договору и оказываем услугу по возврату проблемной задолженности. Никакой перемены лиц в обязательстве не происходит, банк или компания остаются кредиторам, и долг находится у них на балансе и поступает в их пользу. Мы просто помогаем решить сложные вопросы во взаимоотношениях с должниками, когда не помог никто – ни суды, ни собственные юристы, ни адвокаты.

«Тех коллекторов, которые гарантируют возврат долга, лучше не воспринимать всерьез»



– Это очень похоже на работу медиатора. Вас можно назвать профессиональными переговорщиками?
– Для нас медиаторство – это урегулирование долга. В этом смысле да, мы медиаторы. Но это только часть нашей работы. Это начальная стадия процедуры возврата. В том случае, если должник долг так и не вернул, мы перестаем быть медиаторами и помогаем кредитору в суде, на стадии исполнительного производства и т. д.

Взыскание – это ведь не грубый наезд на должника с требованием вернуть все сразу, немедленно и во что бы то ни стало. Хотя, безусловно, нам выгодно, если должник рассчитается сразу и максимально. Но наша задача – это договориться с ним полюбовно. Заключить какой-то график, мировое соглашение, по которому должник начинает платить. В этом смысле мы медиаторы. Мы урегулируем задолженность.

– А есть ответственность коллекторского агентства за то, что услуга не оказана? Вы даете какие-нибудь гарантии?
– Нет, мы никогда не гарантируем взыскания. Мы работаем по договору, по которому обязуемся провести комплекс мероприятий и оказать целый ряд возможных юридических услуг, составляем план работы. Кредитор нам этот план одобряет, по нему он нас контролирует. Тех коллекторов, которые гарантируют возврат долга, лучше не воспринимать всерьез.

Вот представьте, мы гарантируем возврат 100 процентов задолженности, а компания-должник ликвидируется. Вот что нам в таком случае делать? Непонятно. Единственное, что мы можем обеспечить – это выиграть суд, потому что если все документы кредитора в порядке, то это практически бесспорно выигрышное дело.

За подлинность долга отвечает кредитор

– С чего начинается работа с должником?
– Сначала мы звоним и ставим в известность, что действуем от имени кредитора. Затем напоминаем, что у компании есть такая-то задолженность по такому-то договору, который компания подписывала, и что все эти документы у нас есть на руках. Потом предлагаем встретиться и обсудить варианты возврата долга. Направляем должнику претензию, указываем в ней срок добровольного возврата долга.

На начальном этапе некоторые должники пытаются утверждать, что кредитор документы подделал и никакой задолженности на самом деле нет. Если он не идет на переговоры, не платит в отведенный срок, мы идем в суд. Там проводится почерковедческая экспертиза документа, доказывается, что действительно такой документ существовал.

– Может случиться, что документы действительно поддельные?
– У нас всю ответственность за подлинность документов несет кредитор – за то, что они дейст-вительные, реально существующие, что этот долг никому не уступлен, на него не наложен арест, он не обременен. Коллекторы за это не отвечают. У нас были случаи, когда кредиторы пытались и ввести в заблуждение, и какой-то документ скрыть. Допустим, о размере долга. В любой подобной ситуации вся ответственность лежит на кредиторе.

– Какие санкции предусматриваются в договоре для кредитора в подобных случаях?
–Никаких, просто стараемся такого не допускать в принципе, чтобы к нам не было претензий в  неправомерных действиях. Мы сообщаем, что действуем на основании документов, предоставленных кредитором.

– Когда вы откажетесь взыскивать задолженность?
– Мы отказываемся, если долг невозможно взыскать в принципе. Например, он не подтвержден документами либо настолько старый, что шансов его взыскать нет. Или должник ликвидирован, банкрот.

– Скажите, а если должником является государст-венная или окологосударственная структура, вы занимаетесь такими долгами?
– Мы часто работаем с ГУПами и с МУПами как с клиентами и как с должниками. Обычно с ними все решается в досудебном порядке. Я считаю, что с госпредприятием всегда больше шансов договориться, чем, например, с индивидуальным предпринимателем, который занимается торговлей в каком-нибудь провинциальном городе. Наверное, сказывается и отношение к имуществу.

К ответственности можно привлечь директора компании

– Давайте поговорим о конкретных трудных случаях взыскания долгов. Например, когда у компании нет имущества.
– Если судебный пристав выдал акт о невозможности взыскания, надо проверить деятельность должностных лиц компании по отчуждению активов: есть ли в их действиях злой умысел и явная злонамеренность.

– Но это же сложно доказать!
– Если долг того стоит – это возможно. Работа ведется очень индивидуально. Иногда выясняется, что директор компании вводил в заблуждение инвесторов или других лиц, которые вкладывали деньги. Мы можем доказать, что это лицо действовало недобросовестно, умышленно желая причинить вред юридическому лицу и удовлетворяя свои личные имущественные интересы.

Вплоть до уголовного преследования. Конечно, нам прежде всего важно, чтобы должник сам заплатил. Мы рассказываем ему, что будет, если он этого не сделает добровольно – в этом случае его ждет уголовная ответственность.

Недавно в нашей практике был случай, когда мы привлекли к ответственности директора одной компании, продавшего квартиры, которые уже были проданы. То есть он якобы действовал от имени компании, а полученный доход использовал в личных целях. Сейчас он находится в колонии строгого режима.

Злостные неплательщики попадают в специальную базу

– Можно ли сказать, что правила игры для коллекторов определены, или есть необходимость принятия отдельного закона о коллекторской деятельности?
– Конечно, закон нужен, и он сейчас активно разрабатывается. Но то законодательство, которое у нас существует на данный момент, позволяет на вполне законных основаниях легально урегулировать долги. Единственное, для чего нужен закон, – это поставить коллекторские агентства и должников в определенные рамки. Чтобы ни одни, ни другие не могли себя недобросовестно вести.

В США есть специальный закон о добросовестном взыскании дебиторской задолженности. Он представляет собой некий кодекс деловой этики коллектора – что он может делать, что нет. Например, должникам звонить нельзя после 11 часов вечера, многократно звонить и писать по одному и тому же вопросу, вмешиваться в частную жизнь.

Потому что в противном случае о коллекторских агентствах начинают говорить, что они «выбивают долги». А то сейчас некоторые фирмы просто некорректно ведут себя с должниками: присылают черные метки или шлют бесконечные sms-сообщения устрашающего содержания, звонят ночами, давят на психику. Вот в этом смысле закон может ограничить самих коллекторов.

– У вас есть какое-то универсальное и оригинальное средство, которое всегда действует на должника?
– Пожалуй, всегда работает воздействие на деловую репутацию. У нас есть целый комплекс информационных ресурсов для того, чтобы можно было давить на имидж и репутацию. В частности, информация о злостном неплательщике попадает в открытый ресурс в сети интернет, и все могут увидеть его при запросе в поисковиках.

Сейчас многие организации проверяют своих новых контрагентов именно таким образом.

– А какая главная сложность у коллекторского агентства в работе с российскими компаниями-должниками?
– Пожалуй, русский менталитет. Наши люди ничего не боятся и всегда надеются на авось. Даже если знают, что по закону должны день-ги и это подтверждено документально – все равно по каким-то своим личным убеждениям могут решить, что платить не будут. Вторая сложность, что должник готовится к тому, чтобы не платить, – выводит все свое имущест-во. Взыскать в должника задолженность при отсутствии имущества достаточно проблематично.

– Скажите, а вот само коллекторское агентство предъявляет иски или к вам самим часто предъявляют иски?
– Нет, на нас ни разу не подавали должники в суд. Мы работаем на кредитора. А в своих интересах мы в настоящее время дел в суде не ведем. В этом смысле мы мирное коллекторское агентство. Мы просто урегулируем долги, поэтому жалоб от должников нет.

Алексей Богатов в 1990 году окончил Тбилисское высшее артиллерийское командное училище. Во время службы в Вооруженных силах РФ в 1997 году заочно окончил Юридический институт Иркутского государственного университета. После службы в армии с 1998-го по 2007 год работал заместителем генерального директора по правовым вопросам нескольких строительных компаний. С 2007 года перешел на работу в коллекторское агентство «Русская Долговая Корпорация» на должность генерального директора.

 

Плюс еще шесть вопросов

Скажите, а есть коллекторы-женщины?
Конечно! И не нужно иронизировать по этому поводу – есть замечательные женщины-коллекторы. Женщины – психологи от природы, им легче убеждать и им легче поверить.

Коллекторы обязательно должны быть юристами?
В работе с физическими лицами – нет, не обязательно. Хотя, конечно, юридическое образование приветствуется. А вот в работе с компаниями оно необходимо, потому что приходится оперировать юридическими аргументами: почему в соответствии с законом компании лучше заплатить и какие правовые по-следствия ждут, если она этого не сделает. Тем более когда дело доходит до суда.

Чтобы работать коллектором, какая специализация должна быть у юриста?
Скорее гражданско-правовая. Приветст-вуется знание уголовного процесса.

А как вообще называются услуги коллектора по нашему праву?
У нас по учредительным документам – юридические услуги.

С какой минимальной суммы задолженности вы начинаете работать?
По корпоративным долгам – от 300 тыс. рублей. По банкам мы не проводим такого разграничения.

Выгодно работать коллектором?
Смотря как работать. Они получают фиксированную зарплату и процент от взысканных долгов, так называемый менеджерский пакет. Но вообще везде по-разному.



Опубликовано: 01.12.2008
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования