1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Скупой платит дважды


Содержание диспозиции ст. 199 УК РФ вызывает множество споров среди правоприменителей из-за своей юридической неопределенности и нечеткости. Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.05.2003 N 9-П оспоренные заявителями положения данной статьи признаны не противоречащими Конституции РФ. Однако применение рассматриваемой нормы на практике до сих пор сопряжено с трудностями.
Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, составляет уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах либо иным способом, а равно уклонение от уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, совершенное в крупном или особо крупном размере.
Важнейший признак объективной стороны состава данного преступления - нарушение правил бухгалтерского учета.
В соответствии со ст. 9 ФЗ РФ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными ("первичными") документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Формы, образцы и порядок ведения первичной учетной документации предусматриваются приказами Минфина РФ. Бланки этих документов утверждаются Минфином и Госкомстатом РФ. Ст. 13 Закона "О бухгалтерском учете" предусмотрено, что бухгалтерская отчетность состоит из бухгалтерского баланса, отчета о прибылях и убытках и приложений к ним, пояснительной записки, а в случаях, предусмотренных законодательством, и аудиторского заключения. Эти документы подписываются лицом, ответственным согласно приказу по предприятию за организацию бухгалтерского учета, и главным бухгалтером.
Ведение бухгалтерского учета с грубыми нарушениями, наличие в бухгалтерской документации не соответствующих действительности сведений, неотражение в отчетах истинного размера объектов налогообложения при определенных условиях могут свидетельствовать об умышленном уклонении от уплаты налогов.
Приведем некоторые примеры заведомого искажения данных о доходах или расходах и о сокрытии других объектов налогообложения. Общим для них является то, что:
- эти деяния незаконны (противоречат нормам какого-либо закона);
- направлены на уменьшение налоговых обязанностей или полное от них освобождение;
- сопровождаются внесением в бухгалтерскую отчетность недостоверных данных;
- совершаются как в форме действия (внесение в документы заведомо ложных сведений), так и бездействия (неотражение отдельных операций или реальных результатов);
- их целью является создание у налоговых органов ложного представления об объектах налогообложения у налогоплательщика.
Необходимо отличать заведомое искажение данных или сокрытие объектов налогообложения с целью уклонения от уплаты налога от налоговых ошибок, в силу которых лицо, подписавшее отчет, добросовестно заблуждалось или произвело неверный расчет, ошиблось в цифровых показателях. В этом случае отсутствует субъективная сторона преступления - умысел, а значит, нет оснований для привлечения лица к уголовной ответственности и возбуждения уголовного дела.
Как правило, незаконно возбуждаются дела в случаях совершения бухгалтерских ошибок, когда налоговая полиция, не дожидаясь акта проверки налогового органа, в котором бы указывалось на факт установления уклонения от уплаты налога или о наличии недоимки по обязательным платежам, сама производит расследование.
С формальной точки зрения действия правоохранительного органа по проверке юридических лиц без налогового органа признаются правомерными, однако они нередко совершаются с грубыми ошибками. Дело в том, что правоохранительные органы не знакомят работников налогоплательщика со своими оперативными актами проверок. А ведь в этих актах могут содержаться фактические, счетные и иные ошибки, возникающие в силу недостаточной бухгалтерской подготовки оперативных работников.
Даже акт налоговой проверки, составленный налоговым органом, нельзя считать окончательным документом, устанавливающим событие налогового правонарушения, пока к нему не приобщены возражения или объяснения налогоплательщика. Ведь налогоплательщик согласно ст. ст. 100 и 137 НК РФ вправе обжаловать такой акт в суд. Неознакомление его с таким актом нарушает его право на защиту. А значит, акт, как доказательство, согласно ст. 75 УПК РФ признается не имеющим юридической силы и доказательственного значения.
О налоговой ошибке и неумышленном характере неуплаты налога могут свидетельствовать различные обстоятельства, которым необходимо давать надлежащую оценку в ходе проверки и при принятии соответствующих решений по результатам контрольной деятельности.
По внешним признакам к налоговым ошибкам можно отнести неправильное начисление суммы налога бухгалтером при отсутствии умысла на уклонение от уплаты налога.
Предприятие "А", в числе работников которого были пенсионеры, при расчете налога на прибыль применило льготную ставку на основании п. 2 ст. 7 Закона РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций". При проверке предприятия налоговой инспекцией было установлено, что оснований для льгот у предприятия не имелось, поскольку число работающих на нем пенсионеров составляло менее 70% от общего числа работающих. После привлечения фирмы к налоговой ответственности в правоохранительный орган были направлены материалы для возбуждения уголовного дела в отношении главного бухгалтера и руководителя предприятия.
Однако в соответствии с пп. "а" п. 1 ст. 13 Закона РФ "Об основах налоговой системы в РФ" налогоплательщик, нарушивший налоговое законодательство, несет ответственность в виде взыскания всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) либо суммы налога за иной сокрытый или неучтенный объект налогообложения и штрафа в размере той же суммы. Из смысла приведенной нормы Закона видно, что для применения налоговой ответственности основанием является сокрытие (занижение) прибыли либо сокрытие (неучет) иного объекта налогообложения, а не неправильное исчисление суммы налога в связи с необоснованным понижением ставки данного налога. В данном случае при проведении доследственной проверки налоговая полиция криминальных нарушений в исчислении суммы налогооблагаемой прибыли не выявила и в возбуждении уголовного дела отказала по п. 2 ст. 5 УПК РСФСР.
В 2000 г. налоговая инспекция проверила крупную фирму "Б" и выявила неуплаченные за два с половиной года налоги на сумму свыше 500000 руб. Переплата налогов при этом составила сумму свыше 200000 руб. В порядке перерасчета сумма недоплаченных налогов составила свыше 300 тыс. руб. Материалы для возбуждения уголовного дела были направлены налоговым органом в налоговую полицию.
Если бы проверяющие провели более глубокий экономический анализ ситуации, они, несомненно, пришли бы к выводу о том, что в данном деле были допущены счетные и технические ошибки, а умышленные действия бухгалтерских работников отсутствовали.
Согласно балансам организации ее годовой товарооборот составляет свыше 3,5 миллиардов рублей. Ведение учета в такой организации требует колоссальной работы бухгалтерского аппарата.
Неуплаченная сумма налогов за два с половиной года при товарообороте организации за этот же период свыше десяти миллиардов рублей представляет настолько небольшой процент от общей суммы правильно уплаченных налогов, что объективных оснований не доверять оправданиям работников по поводу допущенных счетных ошибок не усматривается. Подтверждением этому является и то, что по ряду налоговых платежей неуплата составила всего одну тысячу с небольшим рублей, а также то, что имелась одновременно и переплата налогов. Ежегодно правильность уплаты налогов и бухгалтерской отчетности на предприятии проверяли независимые аудиторские организации, выводам и заключениям которых доверяли руководитель и главный бухгалтер фирмы.
Приведенный пример свидетельствует о том, что не во всякой неуплате налога в крупном или даже в особо крупном размере присутствует состав налогового преступления.
Проблема и в том, как сконструирована сама статья уголовного закона, по которой кара за неуплату налога в крупном размере (1000 МРОТ) наступает вне зависимости от социальной и общественной значимости виновной организации, удельного веса неуплаченных (недоплаченных) налогов по сравнению с суммами проведенных налоговых платежей, от объемов ее деятельности, величины прибыли, прочих экономических показателей.
Для привлечения к уголовной ответственности законодателем должен быть установлен гибкий оценочный критерий "крупности". Такой подход будет более объективно отражать как степень вины, так и степень ответственности неплательщиков налогов.
Российское законодательство признает возможность реализации налогоплательщиками мер защиты права собственности, в том числе и действий, направленных на уменьшение налоговых обязательств. Практике известны сотни возможных законных способов минимизации налоговых платежей в бюджеты различных уровней.
Так, в 1999 г. налоговая инспекция, проведя камеральную проверку ЗАО "В", установила неуплату налога в крупном размере. Инспекцией были подготовлены материалы для передачи в следственный отдел УВД.
После жалобы адвоката в прокуратуру дело в отношении руководителя было прекращено за отсутствием состава преступления. Дело в том, что фирма, воспользовавшись имеющейся законодательной базой, существенно минимизировала налоговое бремя. В связи с регистрацией в закрытом административном территориальном образовании в пос. "Восход-2", где действует благоприятный для налогоплательщиков налоговый режим, налоговая база значительно уменьшалась и в действиях подозреваемого, таким образом, нарушений не оказалось.
Известны способы уменьшения налогов путем регистрации и деятельности фирм в зонах экономического благоприятствования, оффшорах, странах с меньшими налоговыми ставками, с которыми заключены международные договоры об избежании двойного налогообложения, предоставления налоговых льгот в связи с социально значимой деятельностью и т.д.
Одна из турфирм-агентов вместо организации работы с туроператором по обычным агентским схемам умело воспользовалась условиями франчайзинга и организации туристского бизнеса путем франчайзинговых сетей.
Договор франчайзинга предоставляет турагентам право реализовывать турпродукты, сформированные туроператором, используя фирменное наименование и товарный знак туроператора. Обе стороны имеют возможности преодолеть ценовые ограничения, установленные ст. 40 НК РФ. А так как согласно пп. "к" п. 1 ст. 5 ФЗ "О налоге на добавленную стоимость" предусматривается освобождение от НДС оборотов по реализации объемов промышленной собственности (в том числе товарных знаков и знаков обслуживания), таким способом стороны могут законно добиться минимизации налогообложения путем установления гибкой системы расчетов по договору франчайзинга.
В случаях, когда предприятия умело пользуются приемами уменьшения налоговых выплат, налоговые и правоохранительные органы должны тщательно разбираться в сути законной налоговой минимизации и не спешить с выводами касательно уголовно-правовой перспективы дела.
Квалификация деяния по ст. 199 УК РФ предусматривает, что под уклонением от уплаты налога имеются в виду не только сами налоги, но и всевозможные установленные законом сборы, а также общеобязательные платежи в государственные фонды.
Для привлечения к уголовной ответственности необходимо, чтобы общая сумма неуплаченных налогов являлась крупной (превышала 1000 МРОТ по одному или по нескольким из видов неуплаченных налогов в совокупности).
Преступление заключается в подготовке и передаче в налоговые органы ложной информации об объектах налогообложения, для чего в документы бухгалтерской отчетности вносятся недостоверные данные.
Приведем следующую классификацию видов и способов неуплаты налогов и иных платежей в зависимости от того, какой элемент налогового механизма и каким образом подвергается воздействию.
- игнорирование налоговых обязанностей: непредставление бухгалтерской отчетности в налоговые органы;
- выведение субъекта налогообложения из-под налогового контроля: непостановка на налоговый учет, фиктивная реорганизация (ликвидация) предприятия;
- неотражение результатов деятельности в бухгалтерских документах: осуществление сделок без документального оформления, неотражение результатов хозяйственных операций, неоприходование товарно-материальных ценностей и денежной выручки;
- маскировка объекта налогообложения: фиктивный бартер, ложный экспорт, фиктивная сдача в аренду основных средств, подмена объектов налогообложения, создание искусственной дебиторской задолженности, отражение результатов финансово-хозяйственной деятельности в ненадлежащих счетах бухгалтерского учета;
- искажение объекта налогообложения: занижение размеров прибыли, объема (стоимости) реализованной продукции (работ, услуг), имущественных объектов;
- искажение экономических показателей, позволяющих уменьшить размер налогооблагаемой базы: завышение стоимости приобретенного сырья, топлива, услуг, относимых на издержки производства и обращения, отнесение на издержки производства: расходов в размерах, превышающих действительные, расходов, не имевших места в действительности, затрат, произведенных в другом налогооблагаемом периоде;
- использование необоснованных изъятий и скидок;
- сокрытие оборота, облагаемого НДС, например, путем полного или частичного неотражения финансово-хозяйственных операций, несоблюдения порядка определения момента совершения налогооблагаемого оборота, занижения объема (стоимости) реализованной продукции, заключения фиктивных договоров о совместной деятельности, фиктивных экспортных сделок для получения льгот, предусмотренных для экспортеров;
- заключение сделок с подставными организациями.
Оконченным преступление считается с момента представления отчетных бухгалтерских документов в налоговый орган.
Как отмечено в Постановлении КС РФ от 27.05.2003 N 9-П, недопустимо установление ответственности за действия налогоплательщика, которые, хотя и имеют своим следствием неуплату налога либо уменьшение его суммы, заключаются в использовании предоставленных налогоплательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с выбором наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и соответственно - оптимального вида платежа.
Однако на практике уголовные дела зачастую возбуждаются лишь при наличии факта несвоевременной уплаты налога или неуплаты такового вообще.
Оперативные работники правоохранительных органов при этом объясняют, что для оценки объективной стороны преступления не обязательно наличие в действиях лица, допустившего правонарушение, обмана налогового органа в виде представления недостоверной информации в бухгалтерских документах, ведь ст. 199 УК предусматривает совершение преступления и "иным способом". Вот под этот "иной способ" и подгоняются действия налогоплательщиков, которые в состав налогового преступления "не втискиваются". Постановлением КС РФ N 9-П данное положение ст. 199 УК РФ признано не противоречащим Конституции РФ, так как по своему конституционному смыслу в системе действующих правовых норм предусматривает уголовную ответственность лишь за такие деяния, которые совершаются умышленно и направлены непосредственно на избежание уплаты законно установленного налога в нарушение закрепленных в налоговом законодательстве правил.
Даже при указанном выше разъяснении КС РФ на сегодняшний день понятие "иного способа" при расследовании налоговых преступлений на практике не нашло четкого толкования.
Если провести семантический анализ значения слова "способ", можно сделать вывод о том, что под "иным способом" уклонения от уплаты налогов понимается определенный прием, конкретное действие или метод, применяемый с целью неуплаты налога, когда уклонение от уплаты налога совершается путем "изобретенной" сложной конструкции проведения хозяйственных операций, в которых при правильном документальном их отражении фактически скрыты полученные доходы или расходы фирмы, торговая выручка, товарооборот или его часть, иная налогооблагаемая база и т.д.
Нередко правоохранительные органы, формально установив неуплату (недоплату) налога или страхового взноса в крупном размере, возбуждают уголовные дела по самому факту правонарушения, а не в отношении конкретного физического лица - субъекта преступления.
Подобные действия противоречат нормам материального и процессуального права и должны находить немедленное реагирование со стороны руководителей предприятия в форме обжалования. Установление виновного лица является одним из необходимых условий по выявлению признаков состава преступления на стадии доследственной проверки.
Субъект рассматриваемого преступления специальный - вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, в функциональные обязанности которого входит уплата налогов (страховых взносов) с предприятия.
Таким лицом, как правило, является руководитель исполнительного органа.
Однако встречаются случаи, когда функциональные обязанности по расчету и уплате налогов приказом по предприятию возлагаются на финансового или коммерческого директора, одного из заместителей директора и т.д.
Таким образом, круг субъектов данного преступления ограничивается лицами, на которых возложена обязанность по ведению бухгалтерского учета, представлению отчетности и уплате налогов. Следует иметь в виду, что полномочия руководителей (исполнительных органов) юридического лица определяются следующей законодательной и нормативно-правовой базой: законами, уставами предприятий, трудовыми договорами (контрактами), заключаемыми с руководителями, учредителями предприятий, Положением о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость, и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли (утв. Постановлением Правительства РФ от 05.08.1992 N 552), внутренними нормативными актами, нормативными актами руководителя предприятия, в которых определяются лица, ответственные за уплату налогов.
К нормативным документам, возлагающим обязанности по уплате налогов, не могут относиться договоры поручений, доверенности на право совершения гражданско-правовых сделок и иные гражданско-правовые документы.
Законодательством очерчен конкретный круг лиц, на которых возлагается обязанность по уплате налогов с организаций, и делегировать ее нельзя (за исключением возможности делегирования прав налогового агента).
Договорный порядок поручений уплаты налогов практически нереализуем, так как вся учетная политика предприятия ведется в его бухгалтерии и концентрируется в отчетной бухгалтерской документации предприятия. Даже филиалы и обособленные подразделения согласно НК РФ не являются самостоятельными плательщиками налогов.
Рассмотрим такого субъекта преступления, как главный бухгалтер (бухгалтер предприятия).
Главный бухгалтер (бухгалтер) отвечает за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета и своевременное представление полной и достоверной отчетности. Без его визы на предприятии не должен обходиться ни один документ по хозяйственным операциям, а без его подписи - денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению.
Главный бухгалтер может самостоятельно реализовать преступный умысел и являться субъектом преступления в единственном числе.
Немало вопросов на практике возникает в связи с квалификацией действий учредителей (акционеров) предприятий.
Учредители и собственники предприятия зачастую заинтересованы в неучтенной или иным образом сокрытой прибыли, дивидендах и т.д.
Если в ходе следствия будет установлено их участие в неуплате налогов (например, в форме прямых указаний исполнительному органу, в форме частой смены руководителей предприятия с целью увода их от ответственности за неуплату налогов, в форме получения неучтенных денежных средств с предприятия, сопровождавшегося неуплатой налогов юридическим лицом, и т.д.), учредители, если они являются физическими лицами, привлекаются к ответственности наряду с иными субъектами преступления как соучастники.
Если организация-налогоплательщик является дочерней или зависимой компанией, в качестве соучастников могут выступить учредитель, акционер, руководитель или главный бухгалтер последней.
С понятием "субъект" неразрывно связан такой признак состава преступления, как субъективная сторона и вина привлекаемого к ответственности человека. Субъективная сторона данного преступления характеризуется наличием прямого умысла.
В диспозиции ст. 199 УК РФ использован термин "уклонение", указывающий на определенную цель совершаемого деяния - избежать уплаты законно установленных налогов, свидетельствующий о том, что состав этого преступления, в отличие от налогового (административного) правонарушения, предполагает наличие в действиях виновного лица именно умысла (ч. 2 ст. 25 УК РФ), направленного непосредственно на уклонение от уплаты налога.
Как признал КС РФ в Постановлении N 9-П, применительно к преступлению, предусмотренному ст. 199 УК РФ, составообразующим может признаваться только деяние, совершаемое с умыслом и направленное на избежание уплаты налога в нарушение установленных налоговым законодательством правил. Это обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, не только установить в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт неуплаты налога, но и доказать противозаконность и умышленность соответствующих действий (бездействия) налогоплательщика. Отсутствие в ст. 199 УК РФ перечня конкретных способов уклонения от уплаты налогов не дает правоприменителю оснований для произвольного привлечения к уголовной ответственности, в том числе в случаях, когда налогоплательщик использует не противоречащие закону механизмы уменьшения налоговых платежей или допускает неуплату налога по неосторожности.
Примером невиновного причинения вреда может послужить случай, произошедший с банком "С", в отношении председателя правления которого налоговая полиция в 1999 г. возбудила уголовное дело за уклонение от уплаты страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. Страховые взносы, перечисленные работодателями - клиентами банка в ПФ РФ, не поступили в Фонд не по вине работников банка, а из-за того, что были списаны в безакцептном порядке территориальным управлением ЦБ РФ в погашение недовзноса по фонду обязательного резервирования (ФОР). Налоговые полицейские посчитали, что отношения банка с ЦБ РФ - его внутреннее дело, и в проблему вникать не стали.
Однако в данном случае если и надо было возбуждать уголовное дело, то не в отношении руководителей банка "С", а в отношении виновных работников ЦБ РФ, незаконно списавших средства, предназначавшиеся для ПФ РФ, в ФОР. Дело в том, что согласно п. 53 Инструкции о порядке уплаты страховых взносов работодателями в ПФ РФ, утвержденной Постановлением Правления ПФ РФ от 11.11.1994 N 258, было установлено, что платежные поручения работодателей на перечисления страховых взносов за своих работников исполняются в первоочередном порядке в соответствии с законодательством РФ. ЦБ РФ нарушил очередность списания средств, установленную ст. 855 ГК РФ, ведь списание с корсчета банка в ЦБ РФ по платежным документам, предусматривающим платежи во внебюджетные фонды, производится в третью очередь, а списание по платежам в ФОР - в шестую.
Возникают вопросы и в случаях, когда главный бухгалтер вынужден составлять заведомо искаженные данные о доходах (расходах) или иным путем уклоняться от уплаты налогов и страховых взносов с организаций, выполняя преступный приказ руководителя организации. Здесь необходимо тщательное разбирательство с точки зрения квалификации этих действий: подпадают они под ч. 1 ст. 42 УК РФ, не являясь преступлением, или квалифицируются по ч. 2 указанной нормы закона и влекут уголовную ответственность на общих основаниях.
Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа и распоряжения. Уголовную ответственность в этом случае несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение.
Важное значение в подобных ситуациях имеют содержание приказа, обстоятельства его издания, поведение главного бухгалтера, способ уклонения от уплаты налога, действия по предотвращению вредных последствий, налоговая практика по подобного рода делам и другие условия, которым дается оценка в ходе следствия или в суде.
Следует подчеркнуть, что, хотя в данном составе предусмотрено, что преступление совершается организацией, к уголовной ответственности привлекается физическое лицо, конкретный руководитель, главный бухгалтер, иной субъект преступления и уголовное дело по данному составу должно возбуждаться в отношении конкретного виновного лица (лиц).
Если же директор (главный бухгалтер) не уплачивает налог, выполняя разъяснение налогового или иного финансового государственного органа, нечетко обозначены параметры налоговых платежей, имеются существенные противоречия в законодательстве или установлены прямые льготы по уплате налогов, нет и состава преступления.
Показательными с точки зрения отсутствия вины в совершении налогового преступления из-за нечеткости законодательного регулирования могут служить случаи привлечения к ответственности за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов в форме отнесения на себестоимость продукции (работ, услуг) платы за краткосрочную аренду помещений.
Позиция налоговых органов следующая: если такой арендный договор заключен без государственной регистрации, затраты по аренде нежилого помещения не могут быть отнесены на себестоимость, а расходы, связанные с исполнением такого договора, необходимо осуществлять за счет прибыли, остающейся в распоряжении организаций после налогообложения.
Иной порядок учета (см. письмо МНС РФ от 19.04.2000 N 02-3-09/88) расценивается как сокрытие объекта налогообложения.
Такая позиция противоречит закону и нарушает права налогоплательщиков.
Согласно ч. 2 ст. 651 ГК РФ договор аренды здания или сооружения подлежит государственной регистрации, если он заключен на срок более одного года.
01.06.2000 Президиум ВАС РФ в своем письме N 53 "О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений" указал, что нежилое помещение является объектом недвижимости, отличным от здания и сооружения, в котором оно находится, но неразрывно с ним связанным. В ГК РФ отсутствуют специальные нормы о государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений. Поэтому к таким договорам должен применяться п. 2 ст. 651 ГК РФ, согласно которому договор аренды нежилых помещений на срок не менее года подлежит государственной регистрации.
Таким образом, договор аренды на срок менее года государственной регистрации не подлежит, и отнесение затрат на себестоимость по такому договору вполне правомерно.
Несмотря на такое разъяснение, в сентябре 2000 г. налоговый орган дает свое прежнее толкование ситуации, считая действия налогоплательщика, не зарегистрировавшего договор аренды своего офиса, который заключен на срок до года, недействительным (см.: Финансовая газета. N 36. 2000).
При таком подходе незаконное возбуждение уголовных дел будет продолжаться...
Данный пример, раскрывает ситуацию, когда налогоплательщик, следуя закону, искусственно оказывается нарушителем налогового законодательства в силу противозаконной правоприменительной практики. Виной тому - нелогичность и противоречивость некоторых правовых актов, их вольное толкование официальными органами и должностными лицами, неправомерная практика налоговых и правоохранительных органов.
Как отметил КС РФ в Постановлении N 9-П, из п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ и ст. 111 НК РФ следует, что при расследовании уголовного дела установлению подлежат и обстоятельства, наличие которых исключает привлечение лица к уголовной ответственности за совершение данного преступления (стихийное бедствие или другие чрезвычайные и непреодолимые обстоятельства, а также выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений по вопросам применения законодательства о налогах).
В описанном примере и массе подобных ситуаций признаков состава налогового и других преступлений (правонарушений) не просматривается. А поэтому привлечение по таким делам к налоговой (административной) или к уголовной ответственности будет расцениваться как произвол государства.



Опубликовано: 22.11.2008
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования