1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Проблемы обращения взыскания на дебиторскую задолженность


Федеральный Закон "Об исполнительном производстве" в главе 4, предусматривающей общие положения об обращении взыскания на имущество должника, не устанавливает особенностей обращения взыскания на такой объект гражданских прав, как дебиторская задолженность должника. Нет соответствующих норм и в главе, определяющей особенности обращения взыскания на имущество должника - организации.
Между тем общие правовые основания обращения взыскания на данный объект заложены гражданским законодательством РФ.
Статья 128 ГК РФ в числе объектов гражданских прав называет имущественные права. Природа данного объекта состоит в отнесении его к разряду имущества. Российский законодатель, употребляя термин "имущество", вкладывает в него подчас различный смысл. В нормах материального права данное понятие (понятие имущества в широком смысле слова) складывается из следующих составляющих:
А) вещи (объекты материального мира);
Б) имущественные права (права требования);
В) долги (обязательства).
Такой вывод со всей очевидностью следует из содержания норм ст. 128, 132 ГК РФ, ст. 553 ГК РСФСР и не вызывает сомнений у цивилистов.
В то же время, например, Закон "Об исполнительном производстве", употребляя термин "имущество должника", имеет в виду лишь положительную часть имущества в "широком" смысле слова, что совершенно понятно. И хотя права требования (имущественные права) прямо не упоминаются законодательством об исполнительном производстве, это не означает, что они не входят в состав имущества должника.
Таким образом, первый вывод, который следует из норм гражданского законодательства, заключается в следующем. Несмотря на то что возможность обращения взыскания на так называемую дебиторскую задолженность (имущественные права) должника предусмотрена на данный момент лишь подзаконными актами, отсутствие этих актов не означало бы невозможности взыскания долгов лица за счет его прав требований.
Однако отсюда вполне закономерно следует и другой вывод - дебиторская задолженность является объектом взыскания не только в отношении должника - организации, но и в отношении должника - гражданина. С точки зрения гражданского законодательства юридические лица и граждане (как, впрочем, и публичные образования - Россия, ее субъекты и муниципальные образования) обладают равенством (п. 1 ст. 2 ГК РФ). Таким образом, должник - физическое лицо, настаивающий на обращении взыскания по его долгам на принадлежащие ему имущественные права, абсолютно прав.
Отметим, что Верховный Суд РФ, рассматривая законность Временной инструкции о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций - должников, не счел этот нормативный акт противоречащим Гражданскому кодексу. Заявитель возражал против обращения взыскания на дебиторскую задолженность в принципе, настаивая на том, что согласно Закону "Об исполнительном производстве" объектом обращения взыскания является имущество должника, а не его права требования.
Высший судебный орган не счел доводы заявителя убедительными и оставил жалобу без удовлетворения .
 Немаловажной является проблема определения понятия "дебиторская задолженность". Временная инструкция "О порядке ареста и реализации прав (требований)..." устанавливает, что арест дебиторской задолженности состоит в описи документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности, в случае необходимости - их изъятия, передачи их на хранение. На практике под такого рода документами понимают договоры должника с дебиторами и акты сверки задолженности.
Хотелось бы указать на тот факт, что данные документы не подтверждают со всей необходимой гарантией существования имущественного права, по крайне мере, существования данного права в определенном объеме. В пользу данного утверждения могут быть приведены как минимум два аргумента. Что если стороны ошиблись при сверке задолженности и указали в акте больший размер? Дебитор, перечисливший средства кредитору своего кредитора, вынужден будет обращаться в суд с требованием о взыскании с данного лица сумм неосновательного обогащения. Подобные последствия будут иметь место и в той ситуации, когда после перечисления дебитором средств взыскателю выяснится, что сделка между должником и дебитором была недействительной полностью или в части, и на самом деле дебитор не должен должнику (или должен гораздо меньше, чем было уплачено).
По нашему мнению, выход в данной ситуации может быть только один - дебиторской задолженностью, способной участвовать в погашении долгов лица, должны признаваться лишь такие его права требования, которые установлены соответствующим исполнительным документом. Данным документом они подтверждены окончательно и в совершенно определенном объеме.
Следующий вопрос, подлежащий обсуждению в данном случае, - это порядок реализации данного вида имущества. Общие нормы о реализации арестованного имущества заложены статьей 54 Закона "Об исполнительном производстве". Однако следует обратить внимание на положения упомянутого Постановления Правительства "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций". Согласно данному акту "с момента получения плательщиком (дебитором должника) от лица, осуществляющего взыскание, уведомления о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до момента реализации прав требования по этой задолженности исполнение соответствующего обязательства может осуществляться исключительно путем перечисления денежных средств на указываемый в уведомлении депозитный счет лица, осуществляющего взыскание".
Дело в том, что данное положение противоречит действующему гражданскому законодательству РФ. Обязание должника определенного лица производить исполнение не своему кредитору, а другому лицу, возможно, во-первых, самим кредитором (в рамках ст. 312 ГК РФ, п. 1 ст. 382 ГК РФ). Если такого распоряжения не делает сам кредитор (в нашем случае - должник в исполнительном производстве), уступка прав может состояться лишь с соблюдением правил ст. 387 ГК РФ. Положения данной нормы свидетельствуют совершенно ясно, что для перехода прав помимо воли самого правообладателя необходимо прямое указание на то закона (подчеркнем - законодательного акта), либо решение суда о переводе прав, когда возможность такого перевода опять-таки предусмотрена законом.
Ст. 387 ГК: "Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств: в результате универсального правопреемства в правах кредитора; по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом; вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству; при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая; в других случаях, предусмотренных законом".
К сожалению, обязанность дебитора должника уплачивать требуемые суммы на депозитный счет лица, осуществляющего взыскание, установлена подзаконным актом. Вывод очевиден: если дебитор должника не подчинится предписанию судебного пристава - исполнителя и не станет перечислять денежные средства постороннему лицу, он будет совершенно прав.
Одним из немаловажных вопросов в части обращения взыскания на дебиторскую задолженность является судьба дебиторской задолженности после наложения на нее ареста судебным приставом - исполнителем.
Названная выше Временная инструкция предусматривает несколько этапов таких действий: открытый аукцион, продажа на комиссионной основе. Однако данный акт совершенно не предусматривает ситуацию, в которой обе попытки реализации оказались неудачными.
По-видимому, после применения данных двух способов реализации судебному приставу - исполнителю следует воспользоваться общими правилами ст. 54 Закона "Об исполнительном производстве" - "если имущество не будет реализовано в двухмесячный срок, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ - взыскателю".
Между тем ни законодательство об исполнительном производстве, ни гражданское законодательство не знают механизма такого "оставления" имущественных прав за собой. Напомним, что в любом случае в соответствии со ст. 3 ГК РФ при регулировании данного вопроса преимущество имеют нормы гражданского права, а именно - ст. 387 ГК РФ. Передача другому лицу прав должника должна состояться на основании решения суда, если такая передача вообще разрешена законодательным актом. Следует считать, что толкование ст. 54 названного Федерального закона должно быть расширительным - это и есть предусмотренная законом возможность перевода прав на другое лицо.
Итак, пока иное не установлено федеральными законодательными актами, при невозможности реализации дебиторской задолженности она должна быть предложена взыскателю, а он, в свою очередь, должен обратиться в суд с требованием о переводе на него прав должника.
Такое положение дел представляется далеко не самым справедливым и экономичным способом разрешения проблемы всеобщей взаимной задолженности. В действительности на практике складываются ситуации, когда должник - организация предоставляет судебному приставу - исполнителю некие документы, "подтверждающие задолженность", и заставляет его "отработать" все имеющиеся свои обязательства, мотивируя это тем, что имущественные права - имущество первой очереди (ст. 59 Закона "Об исполнительном производстве", п. 1 названного Постановления Правительства РФ). Все это практически невозможно сделать в сроки, установленные законодательством. В завершение выясняется, что задолженность неликвидная, но что делать с ней дальше - вопрос, на который пристав - исполнитель не может найти ответа. Налицо злоупотребление правом.
Не углубляясь в теоретическое исследование проблемы взаимосвязи норм материального права с нормами об исполнительном производстве, следует тем не менее признать, что отмеченные недостатки правового регулирования являются прямым следствием того, что процессуальное законодательство и законодательство об исполнительном производстве (или, как теперь принято говорить, "исполнительное право") не учитывают основных положений гражданского права об имуществе, его отдельных видах и их обороте.
Совершенно необходимо внесение изменений и дополнений в Закон "Об исполнительном производстве", уточняющих понятие дебиторской задолженности, четко регламентирующих процедуру ее реализации и не делающих различия между правами требования физических и юридических лиц. К сожалению, проект Закона "О внесении изменений и дополнений в Закон "Об исполнительном производстве", находящийся на рассмотрении Государственной Думы, не содержит в себе требуемых положений.



Опубликовано: 22.11.2008
© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования