1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Проблемы возмещения расходов на оплату услуг представителей и иных судебных убытков


Современное право и складывающаяся судебная практика

Исходя из правовой позиции, сформулированной в указанном Определении Конституционного Суда РФ, при разработке новых процессуальных кодексов был учтен существующий "пробел" в институте судебных расходов и введено несколько новелл. Для целей настоящей статьи интерес представляют те из них, которые прямо предусматривают отнесение к судебным издержкам: (1) расходов на оплату услуг представителей и адвокатов, (2) других расходов, понесенных лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.
Итак, ст. 101 АПК РФ 2002 г. закрепила положение, согласно которому к судебным расходам были отнесены: (1) государственная пошлина и (2) судебные издержки, связанные с рассмотрением дела арбитражным судом. С учетом ст. 106 АПК РФ, определяющей содержание судебных издержек, к судебным расходам, таким образом, причисляются:
1) общие расходы, необходимые для осуществления судебного разбирательства:
- государственная пошлина (пошлина, взимаемая в зависимости от цены иска при подаче искового заявления, иных заявлений и жалоб);
2) дополнительные расходы, связанные с разбирательством конкретного дела:
- денежные суммы, выплачиваемые экспертам (расходы, понесенные в связи с явкой в суд: расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные; вознаграждение за работу, выполненную по поручению арбитражного суда, если она не входит в круг их служебных обязанностей);
- денежные суммы, выплачиваемые переводчикам (расходы, понесенные в связи с явкой в суд: расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные; вознаграждение за работу, выполненную по поручению арбитражного суда);
- денежные суммы, выплачиваемые свидетелям (расходы, понесенные в связи с явкой в суд: расходы на проезд, наем жилого помещения, суточные; за работающими свидетелями сохраняется средний заработок по месту их работы, неработающие свидетели получают компенсацию за отвлечение их от обычных занятий);
- расходы на совершение таких действий, как осмотр доказательств на месте, и пр.;
3) "сопутствующие" расходы, связанные с разбирательством конкретного дела:
- расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей);
- другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.
Данная новелла встретила отнюдь не однозначную реакцию юридической общественности. Это можно объяснить тем, что в доктрине советского гражданско-процессуального права, как уже было сказано выше, расходы на оплату юридических услуг представителя рассматривались как совершенно необязательные и в силу этого добровольно принимаемые на себя тяжущимися сторонами. А возможность возмещения иных расходов, понесенных участвующими в деле лицами в связи с рассмотрением дела в суде, вообще не предусматривалась. В этих условиях весьма неожиданное для многих, и в первую очередь для судов, законодательное отнесение "частных" расходов к судебным расходам, подразумевающим под собой прежде всего расходы на уплату государственной пошлины, не могло не вызывать некоторого сопротивления, которое на сегодняшний день, по-видимому, не преодолено до конца.

Опираясь на правовую позицию, сформулированную в упомянутом Определении Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2002 г. N 22-О, нормы ст. 110 АПК РФ и положения ст. 15 ГК РФ, предусматривающей право лица, право которого нарушено, требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере, можно утверждать следующее.
Расходы на оплату услуг представителя, а также иные расходы, понесенные выигравшей стороной в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде, представляют собой имущественные затраты, связанные с ведением дела (представляется правильным именовать их судебными убытками). Включение этих расходов в состав судебных издержек не меняет их правовой природы - эти имущественные затраты представляют собой убытки в гражданско-правовом смысле (судебные убытки). От "обычных" убытков их отличает то, что арбитражное процессуальное право предусматривает в отношении расходов на оплату услуг представителя ограничение "разумными пределами", а также специальный порядок возмещения всех судебных убытков, - вопрос решается в том же судебном процессе, в котором рассматривалось само дело.
Итак, концепция судебных расходов принципиально поменялась и не только приблизилась к пониманию издержек производства, как они трактовались в дореволюционном гражданском праве, и порядку их возмещения, но стала более "продвинутой". Во-первых, помощь профессиональных юристов в ведении дел в арбитражном суде сегодня рассматривается как объективно необходимая. А во-вторых, судебные расходы включают намного более широкий круг расходов, связанных с ведением дела: нормы современного арбитражного процессуального права позволяют относить к судебным расходам не только расходы "государственного" характера, но и все "частные" расходы стороны, необходимые в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде. Таким образом, действующий АПК РФ позволяет выигравшей стороне требовать также возмещения всех судебных убытков: возмещения расходов на оплату услуг представителя, оказывавшего юридические услуги, и иных расходов, связанных с рассмотрением дела в суде.
Такой подход, предусматривающий возмещение всех расходов, которые понесла выигравшая сторона в связи с рассмотрением дела в суде, соответствует потребностям современного гражданского оборота и позволяет лицу, право которого было нарушено, полностью восстановить его "поврежденную" нарушением его прав имущественную сферу. И здесь, вероятно, можно обозначить позицию Е.В. Васьковского, который писал следующее: "Победа выигравшей дело стороны была бы неполной, если бы ее приходилось покупать ценою уплаты судебных издержек. В процессе, как и на войне, контрибуция взимается с того, кто побежден. "Возвращение судебных издержек противной стороной той, в пользу коей решено дело, составляет справедливое вознаграждение за понесенные по производству дела расходы и вместе с тем может служить, по крайней мере, в большей части случаев, средством к предотвращению неосновательных и неправых исков" (объясн. к ст. 868). Поэтому закон выставляет в виде общего правила положение, что тяжущийся, против которого постановлено решение, обязан возместить противнику все судебные издержки (ст. 868)"
Подобный подход закреплен в Гражданском процессуальном уложении Германии, § 91, абз. 1, которого предусматривает, что сторона, против которой состоялось решение, несет расходы по спору, в частности должна возместить расходы, понесенные другой стороной, если их необходимость связана с целесообразным осуществлением правового требования или правовой защиты. Там же предусматривается, что возмещение расходов также включает выплату компенсации противной стороне за время, потраченное на необходимые поездки или необходимое участие в судебных заседаниях. В § 91, абз. 2, кроме того, предусматривается, что в случае, если адвокат ведет собственное дело, ему должно быть уплачено вознаграждение и возмещены издержки, оплаты которых он мог бы потребовать как уполномоченный адвокат.

Аналогичный подход имеет место и в Англии: суды руководствуются правилом, согласно которому выигравшей стороне возмещаются те расходы, которые она реально понесла при разбирательстве дела. При этом уплачивается вознаграждение по делу и в тех случаях, когда лицо выступало в деле без привлечения адвоката, либо адвокат оказывал юридическую помощь без вознаграждения. И ярким примером последнему утверждению будет решение Апелляционного суда, принятое в 1998 г. по делу Thai Trading Co v. Taylor. Суд признал допустимым соглашение о возможном вознаграждении (т.е. соглашении о том, что солиситор получает право на вознаграждение только в случае выигрыша; о нем подробнее будет сказано далее), заключенное между мужем и женой, которое позволило выигравшей стороне потребовать возмещения понесенных расходов. Поводом для этого решения послужили такие обстоятельства. Миссис Тейлор, работавшая клерком у своего мужа - солиситора, предъявила иск, который от ее имени вел и выиграл ее супруг. Ответчик, на которого ложилось бремя судебных расходов, указывал на отсутствие сомнений в том, что муж не выставил бы своей жене счет за ведение процесса, если бы он был проигран, а вследствие этого недопустимо взыскивать с проигравшей стороны расходы на оказание такой юридической помощи. Однако доводы ответчика были судом отвергнуты.

Таким образом, сегодня в некоторых зарубежных странах имеет место правило о возмещении всех расходов, понесенных выигравшей стороной при ведении судебного дела.

Судебные убытки включают в себя:
- расходы на оплату услуг представителей;
- расходы, понесенные выигравшим лицом в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.
Представляется правильным проанализировать раздельно состав расходов на оплату услуг представителей и состав расходов, понесенных выигравшим лицом в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде. Однако, прежде чем переходить к анализу этих вопросов, хотелось бы обозначить общие подходы, которые применяются в обоих названных случаях. И здесь, вероятно, надобно вспомнить положения, которые были закреплены еще в дореволюционном праве, и те подходы, которые были сформированы судебной практикой того же периода.
Дореволюционное гражданское процессуальное право допускало предъявление требования о возмещении судебных издержек как во время судебного разбирательства (в исковом прошении, отзыве, устно в заседании суда), так и после окончания разбирательства по делу. В первом случае суд при разрешении дела по существу определял размер подлежащих возмещению судебных издержек (ст. 896 УГС). Во втором случае выигравшая сторона была вправе предъявить самостоятельный иск о возмещении судебных издержек, но это право погашалось истечением шестимесячного срока со времени вступления в законную силу судебного решения (ст. 921 УГС).
Действующий АПК РФ предусматривает несколько другие правила: они являются едиными для всех случаев возмещения судебных убытков и состоят в следующем.
Первое. В АПК РФ отсутствует прямое указание на необходимость заявления ходатайства выигравшей стороны о возмещении судебных убытков. Однако сторона, если она действительно желает получить возмещение, должна представить в арбитражный суд письменное ходатайство вместе с расчетом понесенных расходов, его копией и документами, подтверждающими статьи расхода. Несоблюдение данного порядка может привести к тому, что арбитражный суд будет исходить из отсутствия судебных убытков у выигравшей стороны.

Поскольку требование о возмещении судебных убытков - это не самостоятельное исковое требование, АПК РФ не предусматривает оплату государственной пошлиной ходатайства об их возмещении. Предъявление самостоятельного иска о взыскании убытков действующее арбитражное процессуальное законодательство не предусматривает, и судебно-арбитражная практика в целом идет по пути отклонения таких исков. В частности, позиция о недопустимости заявления самостоятельного иска о взыскании убытков была выражена Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 18 ноября 2003 г. N 10734/03.

Второе. Как уже было ранее сказано, действующий АПК РФ реализует принцип возмещения выигравшей стороне всех понесенных ею расходов, связанных с рассмотрением дела, за счет проигравшей стороны. Вместе с тем по смыслу норм АПК РФ возмещению подлежат только те судебные убытки, которые реально понесены стороной в связи с рассмотрением дела (ст. 106, 110 АПК РФ), тогда как будущие расходы, которые сторона, возможно, впоследствии понесет в связи с рассмотренным делом, по общему правилу возмещению не подлежат. Не подлежит возмещению и упущенная выгода лица, вовлеченного в судебный процесс.
Данное правило не противоречит ст. 15 ГК РФ, которая допускает возможность ограничения размера убытков федеральным законом; и АПК РФ вводит такое ограничение в отношении судебных убытков, устанавливая, что возмещению подлежат только те из них, которые выигравшей стороной фактически произведены на момент разрешения этого вопроса.
Третье. Судебная практика сформировала подход, согласно которому вопросы распределения судебных убытков обычно разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу. То есть действующий АПК РФ предусматривает, что разрешение вопроса о судебных убытках осуществляется в том же судебном процессе, в котором рассматривалось само дело, с ведением которого у выигравшей стороны возникли расходы (судебные убытки).
С практической точки зрения такой подход весьма неудобен, поскольку ограничивает время выигравшей стороны на подготовку обоснованного расчета и представление подтверждающих документов. Более того, в некоторых случаях подтверждающих документов на момент вынесения решения может еще и не быть вовсе. Например, оплата услуг представителя обычно состоит из двух частей; вторая (и нередко более значительная) часть выплачивается после выигрыша дела и, следовательно, на момент оглашения решения по основному требованию выигравшая дело сторона не может иметь доказательств выплаты суммы вознаграждения за выигрыш дела. Та же проблема существует в отношении выплаты бонусов штатным представителям выигравшей организации, выступавшим представителями по делу. Указанные обстоятельства по сути серьезно ограничивают выигравшую сторону в возможности возмещения судебных убытков.
Возможно следующее решение этой проблемы. Согласно ст. 112 АПК РФ вопросы распределения судебных расходов и другие вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело, в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении.
Исходя из существа этой нормы, можно говорить о том, что АПК РФ допускает два пути возмещения судебных расходов:
- в упрощенном порядке, когда этот вопрос решается сразу после вынесения решения по делу и включается в судебное решение;
- в общем порядке, используемом для решения любого процессуального вопроса путем вынесения по нему самостоятельного определения (арбитражный суд, вынеся решение по делу, назначает самостоятельное заседание для решения вопроса о возмещении судебных расходов, предоставив выигравшей стороне срок для подготовки расчета и представления доказательств; последующее решение арбитражного суда по этому вопросу оформляется определением и приобщается к материалам дела).
Предвидя возражения против предлагаемого подхода со ссылкой на то, что ст. 112 АПК РФ говорит только об определениях об оставлении иска без рассмотрения и возврате государственной пошлины, об отсрочке или рассрочке уплаты государственной пошлины и пр., можно указать, что предлагаемый подход не противоречит нормам действующего АПК РФ. Более того, такой подход соответствует духу и букве АПК РФ, поскольку, во-первых, отвечает задачам судопроизводства (ст. 2 АПК РФ), во-вторых, принципам судопроизводства (ст. 7, 8, 9 АПК), а в-третьих, зиждется на обязанности арбитражного суда выносить определения по вопросам, требующим разрешения в ходе судебного разбирательства (ч. 1 ст. 184 АПК РФ).

Четвертое. Помимо ограничения размера убытков реально понесенными расходами, ч. 2 ст. 110 АПК РФ устанавливает еще одно ограничение: расходы на оплату услуг представителя подлежат возмещению в разумных пределах (подробнее об этом см. далее). Вместе с тем надо специально подчеркнуть, что в тех случаях, когда суд сделает вывод о разумности расходов на оплату услуг представителя, понесенных выигравшей стороной, он взыщет их в полном объеме с проигравшей стороны в пользу стороны выигравшей.
Отсутствие подобного ограничения в отношении иных судебных убытков не позволяет сделать вывод о том, что они могут быть взысканы в любом объеме: при их исчислении также должно учитываться общее правило о целесообразности таких расходов. Например, вряд ли будет удовлетворено требование выигравшей стороны - предпринимателя, лично осуществлявшего свою защиту в суде (без привлечения представителей), если он заявит к возмещению не только собственные расходы на поездку, наем жилья и прочие расходы, связанные с ведением судебного дела, но и аналогичные суммы, потраченные на приезд членов своей семьи (подробнее об этом см. далее).
Пятое. Из положения о том, что возмещению подлежат только те судебные убытки, которые выигравшая сторона реально понесла, вытекает правило о необходимости представления надлежащих доказательств реально понесенных расходов и их суммы. Только при соблюдении этого условия арбитражный суд вправе удовлетворить ходатайство о возмещении расходов на оплату услуг представителя и иных расходов, связанных с рассмотрением дела в арбитражном суде.
Шестое. В том случае, если стороны согласовали распределение между ними судебных расходов (в том числе входящих в их состав судебных убытков), арбитражный суд относит на них судебные расходы в соответствии с этим соглашением (ч. 4 ст. 110 АПК РФ).
Соглашение о распределении между сторонами судебных расходов подразумевает под собой распределение реально понесенных расходов. Если до момента фактической оплаты услуг представителя стороны заключат соглашение, в силу которого выигравшая сторона будет освобождена от обязанности по оплате этих услуг, и эта обязанность будет возложена на проигравшую сторону, это соглашение нельзя рассматривать иначе как сделку по переводу долга. Сделка по переводу долга, как известно, есть гражданско-правовая сделка, которая допустима лишь с согласия кредитора, в данном случае - представителя стороны (ст. 391 ГК РФ). Но даже и при наличии согласия кредитора (представителя выигравшей стороны) на перевод долга по оплате его услуг данная сделка не есть соглашение о распределении судебных расходов.
Седьмое. Если при вынесении решения по делу арбитражный суд не решил вопрос о судебных расходах и этот вопрос не был решен в отдельном заседании (см. правило третье), то по заявлению лица, участвующего в деле, или по инициативе самого суда арбитражный суд обязан принять дополнительное решение по правилам ст. 178 АПК РФ. То есть отсутствие в резолютивной части решения указания о судьбе судебных расходов (либо отдельного определения о возмещении судебных расходов) влечет необходимость вынесения арбитражным судом дополнительного решения по этому вопросу.
Надо отметить, что принятие дополнительного решения возможно только до вступления в законную силу "основного" решения - решения по существу дела. Таким образом, срок обращения в суд с ходатайством о решении вопроса судебных расходов, включая судебные убытки, ограничен сроком вступления решения в законную силу. По общему правилу решение арбитражного суда вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия (ст. 180 АПК РФ).
И восьмое. Судебные убытки, понесенные выигравшим лицом в связи с рассмотрением апелляционной, кассационной жалобы, распределяются по тем же правилам (ч. 5 ст. 110 АПК РФ).
Говоря об общих правилах возмещения судебных убытков, нельзя не отметить специально, что они подчинены особым требованиям. Иными словами, правило о возмещении проигравшей стороной выигравшей стороне судебных убытков применимо только при наличии трех условий:
1) если в процессе разбирательства дела не было установлено злоупотребление одной стороной своими процессуальными правами или невыполнение ею своих процессуальных обязанностей;
2) если арбитражный суд рассмотрел дело по существу и вынес решение;
3) если одна сторона дела выиграла в полной сумме иска, а другая - полностью проиграла.
Безусловно, в реальных ситуациях одно из условий может не выполняться, и в этом случае возможны различные варианты.
1. Невыполнение первого из названных условий влечет за собой наступление последствий, которые определены в ст. 111 АПК РФ. Часть 1 названной статьи предусматривает, что в случае, если спор возник вследствие нарушения лицом, участвующим в деле, претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного законом или договором (в том числе нарушения срока представления ответа на претензию, оставления претензии без ответа), арбитражный суд относит на это лицо судебные расходы независимо от результатов рассмотрения дела. Кроме того, ч. 2 ст. 111 АПК РФ устанавливает право арбитражного суда отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

2. Невыполнение второго условия будет иметь место в тех случаях, когда дело не было рассмотрено по существу, а имело место оставление заявления без рассмотрения (ст. 148 АПК РФ) или прекращение производства (ст. 150 АПК РФ), вопрос о возмещении судебных убытков должен решаться по-разному.
В том случае, если заявление оставлено без рассмотрения, стороны не обладают правом требовать возмещения судебных убытков, поскольку этот вопрос будет решаться на стадии разрешения дела, которое будет возбуждено на основании нового обращения истца после устранения обстоятельств, послуживших причиной для оставления заявления без рассмотрения. До окончательного решения суда нельзя знать, какую сумму составят судебные убытки и на кого они падут. Эта позиция подтверждается тем, что ст. 149 АПК РФ не предусматривает порядка решения вопросов, связанных с возмещением судебных расходов, за исключением возвращения истцу государственной пошлины из федерального бюджета.
Если же дело было прекращено на основании отказа истца от иска к ответчику, что "равносильно отказу в иске по существу, так как навсегда избавляет ответчика от притязания истца" <*>, то здесь должно действовать следующее правило: судебные убытки должны падать на истца (по аналогии с отказом от иска). Аналогичным образом должен решаться вопрос и при частичном отказе истца от иска: в части иска он рассматривается как проигравший и обязан возместить судебные убытки ответчика. Прекращение производства по делу по другим основаниям также дает право ответчику требовать возмещения судебных убытков, что подтверждено указанием на обязанность суда распределить между сторонами судебные расходы (ч. 1 ст. 151 АПК РФ).
3. Невыполнение третьего условия будет иметь место в тех случаях, когда исковые требования удовлетворены арбитражным судом частично. В любом из таких случаев судебные расходы по правилам ч. 1 ст. 110 АПК РФ относятся на участвующих в деле лиц пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований (если соглашением о распределении расходов сами стороны не предусмотрели иного). Другими словами, здесь отсутствует возможность полного возмещения судебных расходов и, следовательно, невозможно полное возмещение судебных убытков: они взыскиваются соразмерно присужденному судом.

Состав расходов на оплату услуг представителей

Как уже было сказано выше, в соответствии с ч. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные выигравшей стороной, взыскиваются с проигравшей стороны в разумных пределах. Критерию разумности будет уделено внимание далее. Вначале же представляется необходимым проанализировать порядок определения расходов на оплату услуг представителей исходя из существующих различий в фигурах самих представителей: (1) адвоката; (2) иного представителя; (3) штатного сотрудника организации (юрисконсульта).
1. Адвокат, по всей вероятности, является наиболее "популярным" представителем сторон, в силу чего именно его фигура открывает настоящую часть работы. И здесь нельзя не отметить, что в разных странах размер и порядок определения расходов на услуги адвоката серьезно отличаются. Например, гонорар германского адвоката поставлен в прямую зависимость от цены иска, что прямо установлено специальным Законом об оплате адвокатских услуг. Закон устанавливает базовую ставку, которая возрастает в зависимости от цены иска, и в зависимости от вида процессуального действия взимается частично или в полном объеме (например, ведение дела в суде, представительство при исследовании доказательств оплачивается исходя из 100 процентов базовой ставки, но если спор был разрешен в отсутствие противной стороны - взимается 50 процентов базовой ставки). Вследствие этого размер гонорара немецкого адвоката, казалось бы, можно довольно легко рассчитать. Однако установленные законом базовые ставки являются минимальными и стороны могут заключить соглашение о большей сумме вознаграждения; при этом существующие рекомендации коллегий адвокатов по оплате услуг (формально не обязательные, но на практике весьма часто применяемые) существенно отличаются по размерам от установленных Законом базовых ставок. Вместе с тем в Германии допускается возможность обращения к бесплатной юридической помощи по гражданским делам, если у клиента нет денежных средств, чтобы эту помощь оплатить, а участие адвоката в процессе необходимо.
Во Франции за "техническую" подготовку дела к судебному разбирательству (составление исковых заявлений и жалоб, возражений на исковое заявление, различных ходатайств и других документов) адвокат получает вознаграждение по строго установленным ставкам . Размер гонорара за консультации и за свое выступление в суде он может свободно согласовывать с клиентом.

В США тарифов на оплату юридической помощи не существует: все определяется договоренностью между адвокатом и клиентом. По гражданским делам адвокаты могут (1) исчислять свой гонорар на базе конкретно затраченного времени (почасовая оплата); (2) устанавливать фиксированную плату за весь процесс с разбивкой на процессуальные стадии; (3) согласовывать условное вознаграждение в случае выигрыша дела (по одним источникам размер этой суммы колеблется в рамках 25 - 30 процентов от присужденной суммы, по другим - 10 - 50 процентов). Допускаются и различные комбинации этих форм оплаты.

Аналогичный подход существует в праве Англии, и положение о вознаграждении солиситоров допускает установление размера вознаграждения от ряда факторов, в том числе и от затраченного времени. Однако долгое время в Англии при ведении дел не допускалась возможность заключения соглашений об условном вознаграждении, согласно которым солиситор мог бы получать вознаграждение только в случае выигрыша дела, а в случае проигрыша - либо вообще ничего не получать, либо только компенсацию расходов. В настоящее же время позиция запрета соглашений, ставящих выплату вознаграждения в зависимость от успеха дела, признана неверной (это признано упоминаемым выше решением по делу Thai Trading Co v. Taylor). Отличающиеся от соглашений о возможном вознаграждении соглашения о дополнительном вознаграждении под условием (т.е. дополнительное вознаграждение уплачивается в случае выигранного спора) допускаются в ограниченных случаях.

В Российской Федерации размер оплаты юридической помощи в настоящее время устанавливается соглашением и, следовательно, зависит от усмотрения сторон; при этом по общему правилу должны учитываться продолжительность и сложность дела, а также квалификация адвоката и опыт его работы.

Особо следует подчеркнуть, что трактовка норм отечественного гражданского права рассматривает как недопустимые соглашения об условном вознаграждении, т.е. договоры, в которых размер гонорара поставлен в зависимость от исхода дела в суде (или государственном органе). Такая позиция прямо вытекает из информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. N 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг", в котором указано, что размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий. Требование исполнителя о выплате вознаграждения, если оно обосновано условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем, не подлежит удовлетворению

В свое время данное информационное письмо вызвало большой резонанс. И многие авторы, указывая на сложившуюся в США практику исчисления вознаграждения адвокатам, возражали (и возражают) против правильности изложенной в нем позиции.
Вместе с тем оставлено без внимания то обстоятельство, что соглашение об условном вознаграждении запрещено не только в России. Такого рода соглашения, пишет Х. Шак, признаются противоречащими профессиональной этике адвоката в Германии (хотя для истца оно не несет никакого риска и выгодно для адвоката). То есть в Германии не допускаются соглашения, в которых размер вознаграждения ставится в зависимость от исхода дела, либо от успеха адвокатской деятельности, либо когда вознаграждение предусматривает выплату за счет взыскиваемых сумм (соглашение quota-litis).

Согласовывая размер гонорара адвоката, стороны должны решить не только вопросы вознаграждения за подготовку судебных документов, консультации и выступление в суде, но и определить порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с ведением дела (проезд адвоката в арбитражный суд, командировочные, наем жилья, почтовые расходы и пр.). Только в том случае, если порядок и размер компенсации этих расходов адвокату определен соглашением, представляемый (при условии их оплаты) может претендовать на возмещение их в качестве расходов на оплату услуг адвоката в случае выигрыша дела.
2. Иной представитель, выступающий от имени стороны по делу, есть лицо (не являющееся адвокатом), которое занимается подготовкой и ведением судебного процесса в интересах представляемого лица.
В прежней редакции п. 5 ст. 59 АПК РФ лица, которые не имели статус адвоката и не состоящие в штате организации, не имели права выступать представителями в арбитражном суде от имени этой организации. Это требование породило практику обхода закона путем фиктивного введения лиц, оказывающих юридические услуги, в штат организаций. То есть лицо, оказывающее юридические услуги и являющееся частным предпринимателем, либо лицо - сотрудник консалтинговой фирмы, оказывающей юридические услуги, приказом руководителя вводились в штат тяжущейся организации. Такая практика приобрела угрожающие размеры. И наконец, Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Республики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Красноярского края, жалобами ряда организаций и граждан" ч. 5 ст. 59 АПК РФ была признана не соответствующей Конституции РФ в той мере, в которой она исключает для выбранных тяжущимися организациями лиц, оказывающих юридическую помощь, возможность выступать в арбитражном суде в качестве представителей, если они не относятся к числу адвокатов или лиц, состоящих в штате этих организаций.
Теперь законодатель устранил данное ограничение и представителем в арбитражном суде может выступать дееспособное лицо с надлежащим образом оформленными и подтвержденными полномочиями на ведение дела, за исключением лиц, указанных в ст. 60 АПК РФ. Представителями могут быть и лица, которые необязательно оказывают именно юридическую помощь, например патентные поверенные, аудиторы и пр. (в частности, Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" предусматривает возможность участия в качестве представителей аудиторов и иных лиц). Состав расходов на оплату услуг рассматриваемой разновидности представителей в целом совпадает с составом расходов на оплату услуг адвоката.
3. Говоря о штатном сотруднике организации (юрисконсульте), обычно указывают, что это работник юридической службы организации, который осуществляет представительскую деятельность на основании трудового договора.
То есть обязанность осуществления представительских функций юрисконсультом обычно вытекает из условий трудового договора, что совсем не равнозначно представительству адвоката (иного представителя), возникающему из гражданско-правового договора, определяющего юридическую помощь, размер и порядок оплаты этих услуг и т.п. При заключении трудового договора обычные для соглашения с адвокатом (иным представителем) условия по общему правилу не оговариваются, что позволяет говорить о том, что представительство штатного работника (юрисконсульта) нельзя рассматривать как добровольное - оно скорее тяготеет к представительству по специальным основаниям.

Улавливая (скорее интуитивно) наличие отличий между составом расходов на оплату адвоката и юрисконсульта, некоторые юристы считают, что в отношении штатного сотрудника неприменимы требования ч. 2 ст. 110 АПК РФ, определяющей возможность возмещения расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь. Однако прочтение нормы ч. 2 ст. 110 АПК РФ такого вывода сделать не позволяет: положения этой статьи распространены не только на адвокатов, а на всех представителей по делу.

Анализ состава расходов на такого представителя, как штатный сотрудник, показывает, что он существенно отличается от состава расходов на оплату услуг адвоката, определяемых соглашением сторон.
Состоя в штате организации, юрисконсульт выполняет свои трудовые (обычные) функции - юридическое сопровождение сделок, претензионную работу и пр., за осуществление которых он получает стабильную заработную плату. В том случае, если организация начинает (или привлекается) судебный процесс по делу, от осуществления обычных функций юрисконсульта никто не освобождает.
Ведение дел в суде обычно включено в перечень функций юрисконсульта по трудовому договору, но реальное осуществление этой функции представляет собой отвлечение штатного сотрудника (юрисконсульта) от его обычной деятельности. Ведение дела подразумевает составление судебных документов, собирание доказательств через процедуры запросов, консультации работодателя по возникшему судебному процессу, поездки в заседания суда и нередко (если арбитражный суд находится в другом городе) - командировки. Вследствие сказанного в состав расходов на оплату услуг штатного сотрудника организации (юрисконсульта) должны включаться не только расходы работодателя на проезд юрисконсульта в арбитражный суд, наем ему жилого помещения и суточные, но и другие расходы (например, почтовые), а главное - вознаграждение юрисконсульту за выигрыш дела (бонус).
Правильность изложенной здесь позиции подтверждается практикой Европейского суда по правам человека, который в Постановлении от 6 ноября 1980 г. по делу "Санди Таймс" против Соединенного Королевства указал следующее: "Если наемный служащий, уделяя определенное время конкретному судебному делу, делает работу, которая в ином случае могла бы быть выполнена независимыми юристами, то разумно рассматривать определенную часть его оплаты, которая является вознаграждением за такого рода работу, в качестве дополнительных расходов нанимателя". Европейский суд исходит из того, что если дело велось через представителя, то предполагается, что у стороны в связи с этим возникли определенные расходы.
В силу сказанного судебная практика должна пойти по пути взыскания с проигравшей стороны не только расходов на проезд штатного сотрудника к месту судебного заседания, наем им жилого помещения и "командировочные" и пр., но и дополнительных расходов на вознаграждение штатному сотруднику, осуществляющему деятельность по ведению дела в суде. Только такой подход сделает общим правилом заинтересованность организаций в стимулировании своих юрисконсультов, которые в свою очередь будут заинтересованы в результативности своей работы и, в частности, повышении уровня подготовки и проведения судебных дел. Развивая эту ситуацию дальше, можно говорить и о том, что заинтересованность юрисконсультов в исходе судебного дела и более "трепетное" отношение к судебному процессу (качественная работа с доказательственной базой, грамотное оформление документов, четкость правовой позиции) в свою очередь облегчат работу арбитражных судов, которые будут освобождены от необходимости инициирования и выполнения отдельных процессуальных действий вместо лиц, участвующих в деле.
Здесь же нельзя не сказать несколько слов в отношении ситуации привлечения "стороннего" представителя при наличии в штате организации юрисконсульта.
Складывающаяся судебно-арбитражная практика позволяет говорить о том, что арбитражные суды нередко считают необходимым исследовать вопрос о наличии или отсутствии в штате организации юрисконсульта и в том случае, если этот специалист есть, стремятся оценить целесообразность привлечения к участию в деле "сторонних" представителей.
Однако представляется, что такая "самодеятельность" арбитражного суда не основана на нормах права.
Во-первых, исходя из положений Конституции РФ, предусматривающих право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45), и гарантирующих каждому право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48), можно утверждать, что каждое лицо свободно в выборе судебного представителя и любое ограничение в его выборе будет вступать в противоречие с Конституцией РФ. Данное умозаключение находит свое подтверждение в упомянутом выше Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г., в котором сделан вывод о том, что реализации права на судебную защиту наряду с другими правовыми средствами служит институт судебного представительства, обеспечивающий заинтересованному лицу получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), а в случаях невозможности непосредственного (личного) участия в судопроизводстве - доступ к правосудию.
Во-вторых, анализ ст. 59 АПК РФ в действующей редакции позволяет утверждать, что тяжущаяся сторона никак не ограничена в количестве представителей. Применительно к рассматриваемой ситуации привлечение "стороннего" представителя при наличии в штате организации юрисконсульта можно объяснить тем, что далеко не во всех случаях юрисконсульт обладает специальными познаниями, необходимыми для грамотного ведения судебного дела. Например, юрисконсульт может являться квалифицированным специалистом в области договорного права, но при этом не разбираться в вопросах патентного или земельного права. И в этих условиях ведение юрисконсультом судебного дела не даст того результата, который будет иметь место в том случае, если за ведение дела возьмется специалист, обладающий необходимой квалификацией по спорному вопросу.

Завершая рассмотрение этого вопроса, нельзя не отметить, что привлечение к участию в деле нескольких представителей вовсе не свидетельствует о том, что возмещению подлежат расходы на оплату услуг их всех. Общим правилом будет то, что проигравшая сторона обязана возместить выигравшей стороне расходы на оплату услуг одного представителя, тогда как другие расходы останутся не возмещенными - их будет нести сама выигравшая сторона. Примечательно, что такое правило действует в иных развитых правопорядках; оно устраняет соблазн привлечения большого количества представителей (и всякого рода правовых консультантов), который обычно продиктован желанием дополнительно "наказать" проигравшую сторону. Резюмируя сказанное, можно утверждать: если тяжущаяся сторона привлекла двух адвокатов либо в процессе одновременно участвовали юрисконсульт и представитель, то возмещаются расходы на оплату услуг одного из них; оценка же целесообразности и необходимости привлечения к ведению дела нескольких представителей не должна выступать предметом исследования арбитражного суда.

Подводя итог настоящей части, следует отметить, что состав расходов на оплату услуг адвоката и иного представителя отличается от состава расходов на оплату услуг штатного работника:
- состав расходов на оплату услуг адвоката и иного представителя охватывает собой сумму гонорара адвоката (или иного представителя) и его издержки, связанные с ведением дела в суде и подлежащие возмещению в силу соглашения с представляемым лицом;
- состав расходов на оплату услуг штатного работника (юрисконсульта) включает расходы выигравшей организации - работодателя на проезд юрисконсульта в арбитражный суд, командировочные юрисконсульта, наем им жилья, почтовые расходы и прочие расходы, а также премию (бонус) в случае выигрыша дела.

Критерий разумности размера возмещения расходов на оплату услуг представителя

Проанализировав состав расходов на оплату услуг различных видов представителей, можно перейти к наиболее злободневному вопросу - определению критерия разумности размера возмещения расходов на оплату услуг представителя при взыскании этих расходов с проигравшей стороны.
Надо сказать, что литература "пестрит" разнообразными определениями разумности, однако возможность практического их применения при этом мало учитывается. Так, очень распространено определение разумности через ее антипод - неразумность; неразумными признаются "значительные расходы, не оправданные ценностью подлежащего защите блага или же несложностью дела". Однако, каким образом определять ценность подлежащего защите блага, не уточняется.

В то же время сегодня в литературе применительно к рассматриваемой проблеме наблюдается некоторый отход от абстрактного исследования понятия "разумность" и обращение к содержанию разумности размера расходов на оплату услуг представителя. И в этой связи выделяются несколько сложившихся в судебно-арбитражной практике подходов.
Наиболее часто при разрешении вопроса о размере возмещаемых расходов суд исходит из сложности дела и характера спора. При этом, как подчеркивают Т. Отческая и С. Мандзюк, довольно часто сложность дела привязывается к повторяемости такого рода дел в практике судов. В качестве примера они цитируют Постановление Арбитражного суда, в котором указывается: "...принимая во внимание наличие достаточной и доступной единообразной судебной практики по делам, аналогичным рассматриваемому, а также детальную регламентацию Налоговым кодексом Российской Федерации условий и порядка возмещения налога на добавленную стоимость при налогообложении по ставке ноль процентов, кассационная инстанция считает правильным вывод судов об обоснованности взыскания с налоговой инспекции только 1000 руб. расходов заявителя на оплату услуг представителя".

Другой критерий определения разумности размера расходов на оплату услуг представителя, из которого исходит суд, - соразмерность. В некоторых случаях арбитражный суд определяет соразмерность платы за услуги представителя, исходя из цены иска. Иногда соразмерность понимается по-иному: так, уменьшая сумму, взысканную судом на оплату услуг представителя, арбитражный суд кассационной инстанции исходил в том числе и "из соразмерности стоимости услуг представителя имущественным интересам стороны".

Следующим критерием, который арбитражные суды нередко используют при определении границ разумности размера расходов на оплату услуг представителя, - это временные и количественные факты. Суды признают возможным снизить размер возмещения исходя, например, из того, что представитель участвовал в подготовке и ведении дела только на стадии пересмотра вынесенного судебного решения либо исходя из иных количественных и временных факторов.

Еще одним критерием, используемым при определении разумности размера расходов на оплату услуг представителя, Т. Отческая и С. Мандзюк называют общераспространенные данные о размере представительских гонораров. При этом нередко арбитражные суды указывают, что ими используется не абстрактная "среднестатистическая" такса адвокатов по данной местности, а учитывается сложившаяся практика данного региона по оплате услуг представителя по данной категории дел или при сравнимых обстоятельствах и другие обстоятельства.

К сожалению, нередко встречаются и такие судебные акты, в которых арбитражные суды при разрешении вопроса об определении разумных критериев возмещения вовсе не приводят мотивы своих выводов, просто ссылаясь на требование разумности. Такая практика недопустима.

Краткий обзор критериев, обычно используемых арбитражными судами при определении разумности расходов на оплату услуг представителя, позволяет сделать вывод о том, что при исчислении этих расходов для целей возмещения их выигравшей стороне за счет проигравшей стороны арбитражные суды избирают несколько наиболее удобных для них критериев и руководствуются только ими. Однако такая практика ведет к чрезмерному расширению судейского усмотрения, поскольку критерии в каждом случае избираются совершенно произвольно.
Четкое законодательное урегулирование этого вопроса значительно бы упростило решение данного вопроса арбитражными судами и серьезно облегчило бы положение стороны, претендующей на их возмещение. Однако вряд ли в ближайшее время можно ожидать "изъятия" этой оценочной категории из норм АПК РФ. Тем более, что такая категория закреплена в процессуальном законодательстве многих зарубежных стран и успешно используется на практике.
Сегодня следует руководствоваться разъяснениями об определении разумности расходов на оплату услуг представителя, как они определены в п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 82 "О некоторых вопросах применения АПК РФ" (далее - информационное письмо N 82). В названном письме были даны некоторые рекомендации в отношении определения разумных пределов расходов на оплату услуг представителя, к которым, в частности, были отнесены:
- нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами;
- стоимость экономных транспортных услуг;
- время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист;
- сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов;
- имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг;
- продолжительность рассмотрения и сложность дела.
Анализируя сформулированные Президиумом ВАС РФ критерии, нельзя не отметить, что при всей благой цели предлагаемый подход не только не исправляет положение, но, напротив, способствуют формированию весьма разноречивой судебно-арбитражной практики. Вывод о губительности для судебно-арбитражной практики подхода, сформулированного в информационном письме N 82, основан на том, что Президиум ВАС РФ не указывает, что данные критерии подлежат применению в совокупности. Напротив, из текста п. 20 информационного письма N 82 следует, что "при определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки...". То есть предлагается не одновременное, а избирательное использование различных критериев.
Такой подход нуждается в изменении: арбитражный суд должен руководствоваться не одним критерием, избранным по личным соображениям судьи, а последовательно оценивать несколько критериев, которые только в совокупности создадут общую "картину" разумности размера расходов на оплату услуг представителя и допустимость их возмещения в том или ином размере. Только комплексный подход к анализу имеющих значение обстоятельств позволит арбитражному суду правильно и справедливо решать вопрос возмещения расходов на оплату услуг представителей.
При исчислении разумных расходов на оплату услуг представителей арбитражный суд попадает в положение, которое (конечно, с определенной долей условности) весьма схоже с положением тяжущейся стороны, которая только заключает соглашение с адвокатом или иным представителем. Действительно, при заключении соглашения с представителем тяжущаяся сторона стремится к тому, чтобы ее затраты на услуги представителя не выходили за рамки справедливости и разумности (дабы избежать чрезмерных затрат). В чем-то схожи стремления арбитражного суда, который принимает решение о возмещении выигравшей стороне за счет проигравшей справедливого и разумного вознаграждения (т.е. также должен избежать чрезмерных возмещений). И при таких обстоятельствах, определяя разумность расходов на оплату услуг представителя, арбитражный суд должен пользоваться по сути схожими критериями, требуя при этом от сторон надлежащих доказательств.

Говоря о доказательствах, важно отметить, что на выигравшую сторону, которая обратилась с ходатайством о возмещении расходов на оплату услуг представителя, может быть возложена обязанность только подтвердить понесенные ею расходы. И не более того. В этой связи поддержки заслуживает мнение И.А. Приходько, который указывает, что доказательственная презумпция состоит в том, что понесенные выигравшей стороной расходы должны предполагаться разумными, пока это не опровергнуто проигравшей стороной. Такую же позицию занимают и некоторые арбитражные суды. И нельзя здесь не процитировать весьма импульсивное высказывание В.С. Анохина: "Понесшей затраты стороне нужно лишь доказать уплату обозначенных в договоре сумм. Много или мало - суд не должно волновать, это не его проблема. Это проблема виновной стороны: не нарушай закон, строго исполняй свои договорные обязательства, не доводи дело до судебного разбирательства - и не будет убытков".

Таким образом, бремя доказывания чрезмерности (неразумности) расходов выигравшей стороны на оплату услуг представителя возлагается на проигравшую сторону - именно она должна представить этому надлежащие доказательства. И абсолютно верным следует признать умозаключение И.А. Приходько, который пишет: "Активность суда в выяснении того, не являются ли соответствующими расходы чрезмерными, вряд ли уместна".

В этих условиях нельзя согласиться с правильностью вывода, содержащегося в п. 20 информационного письма N 82, в соответствии с которым доказательства, подтверждающие разумность расходов на оплату услуг представителя, должна представить сторона, требующая возмещения указанных расходов. По сути, данный пункт перекладывает на выигравшую сторону бремя доказывания разумности ее расходов, в то время как п. 2 ст. 110 АПК РФ не дает оснований для такого умозаключения.
Итак, первоочередным фактом, который необходимо установить арбитражному суду при решении вопроса о возмещении расходов на оплату услуг представителя, будет наличие и сумма реальных расходов на оплату услуг представителя. Если же реальность и сумма фактических затрат не подтверждена надлежащими документами, анализировать разумность расходов на оплату услуг представителя нет смысла.
Для подтверждения наличия понесенных расходов на оплату услуг и их суммы выигравшей стороной могут быть представлены:
- договор на оказание юридических услуг либо договор поручения;
- акты об оказании юридических услуг (выполнении работ);
- счета на оплату оказанных юридических услуг (выполненных работ);
- платежные поручения с отметкой банка о перечислении денежных средств на оплату услуг (работ) представителя, выписка из банка, подтверждающая списание или зачисление суммы оплаты по договору и прочие надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие уплату денежных средств.
Другим фактом, который необходимо установить арбитражному суду при решении этого вопроса, является выяснение того, есть ли у проигравшей стороны возражения против заявляемой к возмещению суммы расходов на оплату услуг представителя.
Если такие возражения отсутствуют, то разумность, как и размер предъявляемых к возмещению расходов на оплату услуг представителей, не должны ставиться под сомнение и они подлежат взысканию в полном размере, - такая позиция полностью соответствует прецедентной практике Европейского суда по правам человека. Именно в этих случаях разрешение арбитражным судом вопросов о судебных расходах производится сразу же по рассмотрении дела и оформляется судебным актом, которым дело рассмотрено по существу (ст. 112 АПК РФ).

Однако обычно проигравшая сторона возражает против размера и состава сумм, взыскиваемых в возмещение расходов на оплату услуг представителя. И здесь следует еще раз подчеркнуть, что для снижения арбитражным судом суммы возмещения проигравшей стороне нужно не только активно протестовать, но и не менее активно представлять доказательства чрезмерности (неразумности) выплаченных представителю сумм. Только при условии заявления проигравшей стороной возражений и представления ею доказательств чрезмерности взыскиваемых расходов арбитражный суд может уменьшить взыскиваемые в возмещение расходов на оплату услуг представителя суммы. Произвольное же уменьшение возмещения расходов на оплату услуг представителя недопустимо - такая точка зрения сформулирована в Определениях Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2004 г. N 454-О, от 20 октября 2005 г. N 355-О.
Нужно подчеркнуть, что бремя доказывания чрезмерности возмещения возложено и на ту проигравшую сторону, которая законом освобождена от уплаты государственной пошлины. Это объясняется тем, что судебные расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются с другого лица, участвующего в деле, и в тех случаях, когда это лицо освобождено от уплаты государственной пошлины. Положение об этом содержится в информационном письме Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 99 "Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации".

Арбитражный суд, который в силу ст. 7 АПК РФ должен обеспечивать равную судебную защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, при наличии утверждений проигравшей стороны о чрезмерности возмещения расходов на оплату услуг представителя может разрешить этот вопрос в отдельном заседании и оформить разрешение этого вопроса определением (подробнее об этом см. выше).
При рассмотрении вопроса о разумности расходов на оплату услуг представителей арбитражный суд, как уже было сказано, должен руководствоваться совокупностью критериев, позволяющих решить вопрос разумности понесенных выигравшей стороной расходов на оплату услуг представителя. Перечень таких критериев не может быть закрытым и устанавливаемым раз и навсегда, однако это не означает невозможности установления некоторого порядка при решении этого вопроса. Такой (примерный) порядок должен выглядеть следующим образом. Итак.
Установив наличие и сумму фактически понесенных выигравшей стороной расходов на оплату услуг представителя и найдя, что проигравшая сторона имеет возражения против возмещения этой суммы, арбитражный суд переходит к исследованию разумности расходов на оплату услуг представителя.
Первый критерий, который обязательно должен быть оценен арбитражным судом, - это сложность дела (в п. 20 информационного письма N 82 о нем упоминается).
Безусловно, у каждого судьи есть собственное мнение относительно того, насколько сложным является то или иное дело (поскольку и сами судьи по общему правилу специализируются на определенных категориях дел). Однако при использовании данного критерия наблюдается прямая зависимость от сложившейся судебной практики. Наличие значительной и единообразной судебной практики по конкретным видам дел позволяет сделать вывод о том, что подпадающее под такую категорию дело не является сложным и стоимость услуг представителя, связанных с ведением этого дела, не может быть высокой. В том случае, если практика по делам, подобным рассматриваемому, не сложилась либо не позволяет говорить о ее единообразии, дело признается сложным.
Доказательств данному критерию заинтересованная сторона, безусловно, представлять не должна. Напротив, действует презумпция "сложного дела". Иными словами, всякое дело должно полагаться сложным, пока проигравшая сторона не представит доказательства наличия сложившейся единообразной практики по данному вопросу в данном регионе, т.е. пока проигравшая сторона не представит доказательств того, что дело не является сложным.
Вторым критерием оценки разумности размера расходов на оплату услуг представителя будет, по всей вероятности, сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов (об этом критерии также говорится в п. 20 информационного письма N 82).
Безусловно, в России сегодня действует принцип свободы в отношениях тяжущейся стороны с представителем, и гонорар представителя, как указывалось выше, зависим от многих факторов, и его сумма не может быть ограничена ни коллегией адвокатов, ни какими-либо другими органами. Вместе с тем существуют средние тарифы на различного рода услуги, оказываемые адвокатами, - они-то и должны быть взяты за основу при анализе разумности размера расходов на оплату услуг представителя по конкретному делу. И если общая стоимость оказанных юридических услуг превышает "среднестатистическую" в несколько десятков раз, вряд ли арбитражный суд признает ее разумной и справедливой.

В подтверждение более низкой стоимости оплаты услуг адвоката, сложившейся в данном регионе, нежели была уплачена выигравшей стороной, проигравшая сторона может представить:
- официальные письма или справки нескольких организаций, осуществляющих юридическую помощь в данном регионе, о существующих ценах на юридические услуги;
- рекомендации коллегий адвокатов по оплате услуг или тарифы, установленные региональными органами адвокатуры
- данные статистических органов о ценах на рынке юридических услуг (эта разновидность доказательств п. 20 информационного письма N 82 по непонятной причине включена в состав критериев, позволяющих сделать вывод о разумности расходов на оплату услуг представителя);
- отчасти подтверждением будет и прайс-лист различных организаций на всевозможные виды юридических услуг.
Рассматриваемый критерий применим в случаях, когда представителем по делу является адвокат или иной представитель. По делам же, в которых интересы организаций представляли штатные сотрудники организации (юрисконсульты), данный критерий применим с известной долей условности, поскольку сумма бонуса по выигрышу дела не будет равна сумме "среднего" гонорара адвоката.
Третьим критерием будет затраченное время. Предлагаемый критерий не совпадает с упоминаемым в п. 20 информационного письма N 82 критерием, именуемым как "время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист". И здесь нельзя не отметить то, что если в период плановой экономики возмещению подлежала только оплата за выступление представителя в суде (см. об этом выше), то в информационном письме N 82 наблюдается некоторый перекос в обратную сторону и в качестве работы, оплата за которую подлежит возмещению, прямо называется только подготовка судебных документов.
Вместе с тем такая (не очень удачная) формулировка п. 20 информационного письма N 82 не препятствует возмещению расходов, которые были уплачены тяжущейся стороной своему представителю как за выступление в судебном процессе, так и за подготовку судебных документов (либо за любое из названных действий, если оно было осуществлено представителем и оплачено представляемым - выигравшей стороной).
Проанализировать затраченное представителем время суд может на основании материалов дела, учитывая при этом:
- факты участия представителя в судебных заседаниях;
- общую продолжительность рассмотрения судом дела (общая продолжительность рассмотрения дела также указана в п. 20 информационного письма N 82 в качестве критерия);
- количество судебных заседаний и пройденных судебных инстанций;
- количество представленных доказательств;
- объем подготовленных материалов и пр.
Какие-либо дополнительные материалы от проигравшей стороны здесь вряд возможны, чего нельзя сказать о выигравшей стороне: в тех случаях, когда материалы дела явно не позволяют арбитражному суду сделать выводы о его высокой "трудозатратности", выигравшая сторона может представить арбитражному суду дополнительные материалы. Это могут быть, например:
- расшифровки актов на оказание услуг или выполнение работ (какие работы или услуги выполнялись, какое количество работников в них участвовало, сколько часов затрачено на каждый вид работы и пр.);
- документы, в которых выразилось оказание юридических услуг или выполнение работ (письменные заключения, подготовленные представителем, где проанализированы представленные документы либо существующая судебная практика по аналогичным спорам либо обосновывается либо предлагается правовая позиция по делу);
- отчеты представителя по результатам участия в судебном процессе по делу.
Четвертый критерий, который обязательно должен быть оценен арбитражным судом при решении вопроса возмещения расходов на оплату услуг представителя, - экономность издержек, связанных с ведением дела в суде.
Доказывание того, что выигравшая сторона возмещала все издержки представителя, связанные с ведением дела, не заботясь об их экономности, лежит на проигравшей стороне. Иными словами, проигравшая сторона должна документально показать, что выигравшая сторона не должна была нести столь высокие расходы на издержки представителя, связанные с ведением дела. В подтверждение этих выводов проигравшая сторона должна представить нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, доказательства стоимости экономных транспортных услуг и почтовых расходов и пр. Таким образом, указанные в п. 20 информационного письма N 82 нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами, и стоимость экономных транспортных услуг должны расцениваться как источники данных для выводов, а не сами критерии определения разумности расходов на оплату услуг.

Дав оценку всей совокупности рассмотренных критериев, арбитражный суд может сделать вывод о разумности расходов на оплату услуг представителя. И только с учетом этого вывода он может разрешать вопрос возмещения этих расходов в полном объеме или в ограниченном размере. В любом случае итоговый вывод суда о возмещаемых расходах должен быть мотивирован.
Как уже было сказано выше, совокупный перечень критериев оценки разумности расходов на оплату услуг п

Опубликовано: 22.11.2008

© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования