1-й КОНСАЛТ ЦЕНТР Вызов консультанта
О КомпанииНаши УслугиОнлайн УслугиПолезная ИнформацияНаши Реквизиты

Кампании по защите карельских лесов: мобилизация ресурсов


Данная статья посвящена исследованию мобилизации ресурсов на акции в защиту лесов Карелии. Эти акции были осуществлены международным движением в защиту бореальных (северных) лесов. Успешность акций движения, на наш взгляд, объясняется следующими важнейшими причинами. Во-первых, движение имеет транснациональный характер, который определяет тип и возможности мобилизации. Во вторых, движение, наряду со старыми, использует новые информационные ресурсы электронной связи, которые мы будем называть ресурсами виртуального информационного пространства. Движение объединило экологические группы по всему миру. Его участники со стороны России интегрированы в международное экологическое сообщество и успешно действуют в его рамках. Предметом исследования стали две успешные кампании мобилизации лесозащитного движения в России: кампания за мораторий на вырубку карельских старовозрастных лесов (1995 97гг.) и кампания по созданию заповедников на территории этих лесов (1997 98гг.). Первую кампанию будем называть кампания “Мораторий”, вторую – кампания “Заповедник”. Фокус исследовательского интереса – выявление причин успешности данных кампаний. Анализ движения проведен в рамках конфликтного подхода теории мобилизации ресурсов (McCarty and Zald 1977; Obershall 1973; Jenkins 1983).

Изложение результатов исследования представлено в следующем порядке. В первой части статьи автор обосновывает выбор теоретического подхода; затем обсуждается методический инструментарий и первичные результаты сбора данных. В третьей части представлено аналитическое описание развития движения в хронологической перспективе. В общей хронологии движения выделены успешные кампании акций по защите бореальных лесов. В аналитической части статьи представлен анализ стратегии движения и процесса мобилизации ресурсов. В заключение еще раз формулируются основные выводы исследования.

Автор исследования разделяет ценности и позиции участников движения в отношении выбранной ими природоохранной стратегии. Образовательная подготовка автора – квалификация специалиста по экологии и устойчивому развитию – позволяет профессионально анализировать экологическую проблематику. Исследование можно считать вариантом применения акционистского подхода, который подразумевает активную включенность социолога с экологическим образованием в деятельность движения. Активная включенность в данном случае принимает следующие формы: выступления с докладами на семинарах движения, работа в сети движения.

Теоретический подход

Для анализа российских современных социальных движений активно используется теория мобилизации ресурсов (Яницкий 1992; Здравомыслова 1993; Досон и Цепилова 1993; Tysiachniouk 1997). Авторы указывают на ограниченные возможности ее использования для анализа общественных движений в постсоветской России в связи с особенностями российского контекста. Тем не менее, в данной работе я считаю рациональным применение данного подхода. Дальнейшее изложение представляет собой развернутый аргумент в пользу этого тезиса.

Теория мобилизации ресурсов разрабатывается в западной социологии общественных движений с первой половины 1970-х годов (McCarty and Zald 1973; Obershall 1973). Сторонники этого подхода рассматривают общественные движения как сознательные, рациональные коллективные действия, направленные на достижение поставленных целей. Некоторая совокупность коллективных действий, ориентированных на достижение конкретной цели, и ограниченная определенным временным периодом – циклом, – представляет собой кампанию коллективных действий. Кампания заключается в мобилизации ресурсов движения как уже доступных, так и вновь создаваемых. Все эти ресурсы носят организационный характер, так как они стратегически используются организационными структурами. Мы выделяем следующие группы ресурсов движения: собственно организационные, материально-технические, финансовые и информационные ресурсы трех видов информационные ресурсы экспертизы, ресурсы виртуального информационного пространства и ресурсы традиционных СМИ. Использование всех этих ресурсов предполагает, что за ними стоят так называемые “человеческие ресурсы” – те люди, которые стратегически планируют и осуществляют применение тех или иных средств для достижения конкретных целей. Сами кампании коллективных действий также можно считать ресурсами успешности движения в достижении целей, средством институционализации движения.

Блок собственно организационных ресурсов включает ресурсы организаций и их взаимодействия. Взаимодействующие экологические организации, участвующие в коллективных действиях, образуют сеть, сформированную на основе ряда общих принципов, таких, как платформа совместного действия и стратегии сотрудничества. К этой же группе мы относим новые организационные ресурсы социальной сети, которые появились в условиях глобализации и развития новых информационных технологий. Характеристики социальной сети включают такие показатели, как число ее звеньев (т.е. конкретных групп), их численность, тип связи, ее устойчивость и оперативность и пр.

К группе материально-технических ресурсов мы относим движимое и недвижимое имущество организаций, включая помещения, занимаемые организациями, и принадлежащее им оснащение, прежде всего оргтехнику – средства телекоммуникации (компьютеры, факсы, мобильные и др. телефоны) и их программное обеспечение. Следует отметить, что данная группа ресурсов постоянно обновляется. Постоянное обновление оргтехники и программных продуктов выполняет прагматические и символические функции. Прагматически такое обновление – залог высокой эффективности ресурсов, а символически – новизна и обновление способствуют росту престижа организаций в обществе. Материально-технические ресурсы трудно отделить от такой группы информационных ресурсов, как ресурсы виртуального информационного пространства.

Финансовые ресурсы включают наличные деньги и банковские счета организаций в России и за рубежом. Принципы распределения финансовых ресурсов в организациях определяют структурные особенности и тип участия в движении. Устойчивые схемы расходования средств в организациях демонстрируют программные приоритеты движения и стратегические выборы действия. Так, например, одной из статей расходов является оплата участия. Через перераспределение финансов некоторые категории участия становятся профессиональной деятельностью и рассматриваются практически как оплачиваемый наемный труд.

Информационные ресурсы особенно значимы для экологического движения (см. Яницкий в данном сборнике). Мы выделяем три подгруппы информационных ресурсов: информационные ресурсы экспертизы; ресурсы традиционных средств массовой информации; ресурсы виртуального информационного пространства.

Информационные ресурсы экспертизы – главное условие успешной мобилизации. Как известно, в экологических движениях чрезвычайную значимость имеет квалифицированный труд и профессиональные знания специалистов. Достижение целей экологического движения невозможно без использования экспертизы, информирующей о принципах устойчивого лесопользования, состоянии экологии лесоводства, о принципах лесного хозяйства и рыночной политике.

К ресурсами традиционных СМИ мы относим доступные теле- и радиокоммуникации и газетную журналистику, печатные издания, распространяемые движением и используемые им для пропаганды и мобилизации.

Ресурсы виртуального информационного пространства – это возможности новых средств теле- и электронной коммуникации с использованием таких технологий и программ, как факсовые программы и Интернет. Новые информационные ресурсы способствуют также формированию новых организационных структур – организаций-сетей. Развитие сетевых организационных структур экологического движения стало возможным в связи с глобальной компьютеризацией. Освоение движением информационных возможностей Интернета один из признаков процесса глобализации. Один из факторов создания новых типов информационных структур – это новые технологии. Новые технологии проникают в организации гражданского общества и захватывают рынок. Чем современней движение, тем более развиты в нем ресурсы виртуального информационного пространства. В современном мире благодаря Интернету и сетевым структурам несколько человек могут мобилизовать движение. Оказывается излишней жесткая иерархия подчинения и лидерства, оказывается ненужным массовое уличное участие.

Кампания коллективных действий движения в защиту бореальных лесов рассматривается как цикл конфликтных взаимодействий, в котором принимают участие три агента: само движение, государственные структуры и предпринимательские экономические структуры. Конфликт разворачивается, с одной стороны, между движением и экономическими структурами, с другой стороны между движением и государственными структурами. В некоторых случаях для достижения поставленных целей давления на государство движение вступает в альянс с экономическими структурами. В других, наоборот, – союз с государственными ведомствами позволяет эффективно воздействовать на позиции предпринимателей. Стратегия движения заключается в выборе нужного союзника и быстром переключении тактик влияния в зависимости от меняющейся политической конъюнктуры. Такая гибкость и реактивность достигаются благодаря релевантной организационной структуре движения – сети и оперативному использованию информационных ресурсов разного порядка.

Для анализа лесозащитных кампаний движения мы используем понятие репертуара коллективных действий, введенного американским социологом Ч.Тилли (Tilly 1978). Репертуар представляет собой некоторый набор устойчивых, принятых в данной культуре и на данном этапе исторического развития форм и методов протестного действия. Мы предполагаем адаптировать это понятие к анализу конкретных кампания мобилизации. В данном случае мы рассматриваем репертуар коллективных действий как набор форм борьбы, сознательно выбранный участниками кампаний для достижения успеха. Репертуар движения в защиту бореальных лесов подбирался в организациях с учетом эффективности и затратности каждой из предложенных акций. Такой рационально-экономический подход привел к тому, что целый ряд методов борьбы был исключен из конкретного репертуара кампаний протеста. Так, например, движение не прибегало к акциями экологического терроризма, забастовкам, баррикадам и пр. Наоборот, предпочтение отдавалось таким формам, как бойкот продукции лесозаготовителей, карнавализированные митинги, создание цепей демонстрантов. Информационные формы репертуара факсовые кампании, информационные атаки в созданных сетях Интернета – стали особенно важны для достижения целей кампаний. В современных условиях в России особое значение приобрели юридические акции – инициированные движением судебные иски, следствия и суды, связанные с проблематикой кампаний.

Итак, теоретическим основанием исследования стала теория мобилизации ресурсов, которая оперируют такими категориями, как ресурсы движения, репертуар коллективных действий (или действий протеста) и конфликтное взаимодействие. Все эти категории будут использоваться нами для анализа кампании по защите бореальных лесов.

Материалы и методика исследования

Исследование случая как стратегия социологического исследования предполагает использование нескольких методов получения информации с последующим сопоставлением результатов. Для изучения лесозащитных кампаний “Мораторий” и “Заповедник” были использованы следующие методы: анализ документов движения, фокусированное интервью с лидерами, участвующее наблюдение на семинарах и конференциях движения. Для анализа были использованы следующие документы движения: переписка активистов по электронной почте, материалы, помещенные в сети Интернет (сайты Taiga Riscue Network, WWF Finland, Friends of the Earth, Green Peace и GAIA Forest Conservation Archives), и электронные газеты (“Лесные новости” №1, июнь 1997г. – №17, март 1998г. и “EcoNews” №17, 20 апреля 1996г. – №106, 3 января 1997г.).

При анализе информации, полученной по электронным информационным системам, были выявлены лидеры движения. Фокусированные интервью были взяты у трех лидеров и одного активиста движения – работника пресс-центра организации. Все они являются представителями “Лесного клуба” российских неправительственных организаций и в то же время активистами организаций “Гринпис России”, “Дружина охраны природы”, “Пресс-центр” и “Лесной проект “Социально-экологического союза”.

Наблюдение проводилось в трех случаях: на двух семинарах в Санкт-Петербурге и на конференции в Тарту.

Предметом анализа являются две лесозащитные кампании движения – кампания “Мораторий” и кампания “Заповедник”. Выбор этих кампаний протеста для анализа процесса мобилизации ресурсов объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, данные акции являются наиболее значимыми в истории движения, по оценке самих участников. Во-вторых, успешность акций помогает фокусировать внимание исследователя на тех ресурсах, которые обеспечили подобный исход. В-третьих, цели кампаний непосредственно выражают идеологию движения. В-четвертых, эти кампании носят транснациональный характер и транслируются в разных пространственно-временных контекстах.

Прежде чем приступить к анализу данных, полученных в результате исследования, представим краткую история движения.

Краткая история движения в защиту северных лесов: 1992 98гг.

Начальный этап движения: Северо-западная и Западная Европа, 1992 95гг.

В 1992 году, на конференции в городе Йоккмокк, в Швеции, было основано транснациональное движение в защиту бореальных (северных) лесов, получившее название “Сеть спасения тайги” – “ССТ” (“Taiga Riscue Network” – “TRN”). Основная цель образования сети – координация действий в борьбе за устойчивое лесопользование северных лесов. “ССТ” объединила около 130 экологических организаций, в основном из северных стран (Канада, Россия, скандинавские страны) и стран, импортирующих лесную продукцию, произведенную в северных странах (Германия, Англия, Голландия, США, Япония). В “ССТ” нет официального членства, экологические неправительственные организации и отдельные лица объединены вокруг общей платформы, которую все они подписали.

В период 1992 95гг. в Западной Европе движением была поднята волна общественного протеста против использования бумаги, изготовленной из древесины старовозрастных лесов и полученной при переработке древесины, заготовленной методом сплошной рубки. Запрос общественности был адресован основным европейским потребителям бумаги – издательствам Англии, Голландии и Германии. В результате действий движения, под давлением общественности, неправительственных экологических организаций, а также потребителей лесной продукции, производители Швеции и Финляндии перешли на щадящие методы лесозаготовок и приостановили вырубку старовозрастных лесов.

Развитие движения: включение России, 1995 98гг.

После успешных действий по защите лесов Финляндии, Норвегии и Швеции движение перенесло усилия на российскую и финскую Карелию. Сформировалась новая повестка дня деятельности движения: в сферу природоохранной деятельности были введены новые лесные регионы. Изменилась также и организационная структура движения. “Cеть спасения тайги” провела конференцию в 1995 году, в г. Костомукша, на которой представителям неправительственных экологических организаций России, занимавшимся проблемами сохранения лесов, было предложено включиться в движение. В результате, в состав “Сети спасения тайги” вошли пять Российских групп: “Гринпис России”, “Центр охраны дикой природы”, “Социально-экологический союз”, “Добровольное общество охраны природы” и “Комитет спасения Печеры”. Российские лидеры движения в защиту северных лесов объединились в “Российский лесной клуб”.

Цели движения были скорректированы. Если первоначально основной задачей была борьба против сплошных вырубок, то теперь целью движения стала защита от вырубок старовозрастных (реликтовых) участков лесов. Для этого природоохранные организации предлагали придать особо ценным участкам старовозрастных лесов охранный, заповедный статус. На остальных территориях карельских лесов движение добивалось введения системы устойчивого лесопользования. Для достижения поставленных целей движение инициировало ряд кампаний протеста, во время которых проводилась экспертиза лесопользования на заданных территориях, был сформулирован и обострен конфликт между разными структурами, ответственными за лесопользование, разрабатывался механизм воздействия на экологическую политику в отношении раритетных бореальных лесов. Основными кампаниями движения до сих пор были кампания за остановку вырубки старовозрастных лесов – “Мораторий” и кампания за придание охранного статуса участкам распространения этих лесов – “Заповедник”.

Кампании были подготовлены следующими образом. Предварительный этап заключался в сборе информации и выработке стратегии действия. На фазе информационной подготовки эксперты движения определили приоритетные для охраны лесные районы Карелии. Для этого проводилась поисковая и инвентаризационная работа. Во-первых, были выявлены районы распространения старовозрастных лесов и составлены соответствующие карты местности. Был определен конкретный район для проведения кампании протеста. Во-вторых, были составлены списки лесозаготовительных компаний, вырубающих старовозрастные леса, определены районы их лесозаготовительных работ и оценены методы, используемые при лесозаготовках. На основе полученной информации была проведена кампания “Мораторий”, разработанная по аналогии с западноевропейской акцией: давление на лесозаготовительные компании через потребителей их продукции. В результате, лесозаготовительные предприятия были вынуждены объявить мораторий на рубку старовозрастных лесов в Карелии.

Итак, одна из задач движения была выполнена – вырубки старовозрастных лесов в Карелии были остановлены. В результате, в фокусе повестки дня экологов стало создание охраняемых лесных территорий и изменение принципов лесопользования. Для достижения этих целей нужно было использовать иную тактику. Движение направило свои усилия на работу с государственными структурами, в частности с правительством Карелии и Комитетом по лесу РФ. Проводились конференции, встречи и рабочие совещания с представителями руководства Карелии и лесозаготовительных фирм, научных и экологических организаций. В результате, летом 1997 года была создана правительственная комиссия по инвентаризации и изучению биоразнообразия проектируемых национальных парков Карелии, в состав которой вошли эксперты лесозаготовительной финской компании “ENSO”, представители научных и административных учреждений.

Перед комиссией была поставлена задача – оконтурить на карте старовозрастные леса Карелии. Для этого необходимо было провести квалифицированные инвентаризационные работы. Инвентаризация была инициирована финской лесозаготовительной компанией “ENSO” в июле 1997 года. Финансирование работ обеспечивало Министерство по охране окружающей среды Финляндии, подрядчиком выступила администрация Костомукшского заповедника и Карельский научный центр РАН.

“Российский лесной клуб” и “Сеть спасения тайги” были отстранены от участия в работе данной комиссии. Однако они провели независимую инвентаризацию участков распространения старовозрастных лесов Карелии. На основе материалов полевых обследований экологами была составлена карта территорий, занятых малонарушенными старовозрастными лесами.

Эти документы стали свидетельствами, на основании которых активисты движения оспаривали результаты, полученные официальной комиссией, в СМИ и на открытых слушаниях. Лесопромышленные фирмы сверялись перед началом рубок с картой лесов, составленной независимыми экспертами, и избегали проведения лесозаготовительных работ в районах старовозрастных лесов. К 1997 году движению удалось добиться принятия постановления правительства Карелии о создании национального парка “Калевальский”.

В настоящее время движение продолжает действия, направленные на создание серии заповедников, в которые войдут оставшиеся участки старовозрастных лесов.

Приведенный выше краткий обзор истории движения необходим для анализа конкретных кампаний и условий их успеха. Рассмотрим три успешных кампании, обеспечивших движению защиты северных лесов успех и репутацию среди экологов, представителей власти и компаний-производителей: западноевропейскую кампанию “Мораторий” и две последовательные российские кампании – “Мораторий” и “Заповедник”.

 

Мобилизационные кампании

 

Западноевропейская кампания Мораторий 1992 95гг.

Данная кампания протеста была проведена “Сетью спасения тайги” (“CCT”). Цель акции – остановить сплошные вырубки в северных лесах и любые лесозаготовительные работы в старовозрастных лесах. Для достижения этой цели была выработана многоступенчатая стратегия. Во-первых, были определены конкретные субъекты последовательного воздействия потребители и производители продукции деревообрабатывающих предприятий. Среди потребителей были выделены две подгруппы: индивидуальные потребители и издательские фирмы Великобритании, Голландии и Германии.

Во-вторых, “Сеть спасения тайги” разработала механизм воздействия на обе группы потребителей. Давление проводилось через общественность – читателей газет и журналов. Движение провело серию информационных акций по разъяснению действительной экологической стоимости древесной продукции, из которой изготавливается бумага. В листовках, плакатах, телероликах и в ходе карнавализированных прямых акций протеста демонстрировались наглядные результаты сплошных вырубок: обезлесенные территории, разрушенные реликтовые экосистемы, уничтоженные редкие виды флоры и фауны. Было показано, что любое использование бумаги может быть результатом разрушительного лесопользования. Информационные акции оказали сильное воздействие на общественность Западной Европы, создав экологически озабоченные общественные настроения.

Далее, через средства массовой информации были инициированы акции по контролю общественности за лесозаготовками – запросы, адресованные производителям. Читателям газет и журналов было предложено направить в редакции запросы о том, откуда поставляется бумага и какими методами лесозаготовительные компании вырубали леса. В результате, крупнейшие журналы и издательства (“Шпигель”, “Штерн” в Германии и др.) получили поток запросов от читателей. Такая инициатива дала им возможность запросить информацию об источниках древесины у своих поставщиков бумаги, локализованных в основном в Швеции и Финляндии (“ENSO” и др.). Полученная издательскими домами информация была передана в местное отделение “Сети спасения тайги”, откуда в свою очередь переправлена в организации зеленых Швеции и Финляндии. Последние имели в своем распоряжении данные, полученные во время непосредственных наблюдений за деятельностью лесозаготовительных компаний. При сравнении официальных отчетов и данных неправительственных экологических организаций оказалось, что декларируемые лесозаготовителями щадящие методы рубки леса сильно расходятся с методами, которые они применяют на практике. Эта разоблачительная информация была распространена экологами в Англии и Германии (The Taiga Trade...1995). После такой информационной контратаки многие лесозаготовительные компании в Западной Европе приобрели репутацию “неэкологичных” фирм, что могло повредить их прибыльности.

Продукция тех лесозаготовителей, которые были “неэкологичны”, стала менее конкурентоспособна по сравнению с продукцией тех компаний, которые могли доказать, что они используют экологически обоснованные методы ведения лесного хозяйства. В результате, лесозаготовительные и лесоперерабатывающие компании скандинавских стран (в основном Швеции) отказались от сплошных рубок и лесозаготовительных работ в реликтовых лесных массивах. Рассмотрим теперь, как эта стратегия была использована при проведении российской экозащитной кампании “Мораторий”.

Российская кампания Мораторий: 1995 97гг.

Данная кампания была проведена на территории российской Карелии, на основе стратегии, разработанной западноевропейским экодвижением. Цель кампании – остановить вырубки в реликтовых лесных массивах российской Карелии.

Рассмотрим содержание и структуру конфликта, который лежал в основе кампании “Мораторий”. Предметом конфликта стал статус реликтовых лесных массивов в Карелии.

Экологи Скандинавии и Карелии артикулировали проблемную ситуацию следующим образом: на лесозаготовках наравне с “обычными лесами” вырубаются массивы древних, старовозрастных лесов, представляющих большую ценность с точки зрения биоразнообразия. “Сеть спасения тайги” поставила задачу остановить вырубку этих древних лесов.

Определились основные участники конфликта: экологи, сформулировавшие проблемную ситуацию, и их оппоненты. Среди противников движения определились три группы: (1) лесопромышленники, (2) административные структуры, ответственные за лесохозяйство, и (3) потребители – компании, использующие древесину и продукты ее переработки.

Подготовительный период кампании можно назвать разведывательным. Он длился в течение двух лет (1995 97гг.). На этой стадии основное значение играли ресурсы экспертизы, необходимые для сбора информации. На этом этапе силами участников движения было проведено исследование лесов Карелии. Экологи-эксперты выявили старовозрастные массивы Карелии: наиболее крупные из них – Калевальский, Паанаярви, Тулос и Койтайоки.

Для контроля лесозаготовок необходимо было создать карту распространения старовозрастных лесов и сформулировать предложения по границам проектируемых заповедников. Для составления карт потенциально малонарушенных лесов использовались данные дешифрирования снимков и полевые исследования. Существующие официально признанные карты не всегда давали возможность выявить участки распространения старовозрастных лесов. Для выявления подобных участков использовались данные лесхозов, которые переносились на карты. При отсутствии этих данных, для составления карт использовались более трудоемкие методики на основе материалов дистанционного зондирования (аэрофотосъемка и снимки из космоса). При обработке данных и составлении карт старовозрастных массивов было задействовано современное программное обеспечение геоинформационные системы. Данные дешифрирования снимков подкреплялись проверкой модельных участков на местности.

Проведение полевых исследований требовало привлечения материально-технических ресурсов и ресурсов времени и квалификации исследователей. Участниками из Москвы, Карелии и Финляндии были проведены две летние экспедиции сроком 1 2 недели в 1996 и 1997гг.

Во время разведывательного этапа была также собрана информация о том, в каких районах и силами каких компаний проводятся рубки лесов. Было установлено, что лесные участки отводятся под вырубки без учета того, существуют в них старовозрастные леса или нет. Отсюда был сделан вывод, что практически любая лесозаготовительная компания могла провести вырубки именно в старовозрастных лесах.

Следующим этапом кампании стала передача собранной информации западноевропейским экологическим организациям – союзникам по “Сети спасения тайги”. Информация передавалась с помощью средств электронной связи. Был создан электронный список рассылки по тематике, соответствующей данной кампании. Информация передавалась также через непосредственное личное общение участников движения, оглашалась на конференциях и семинарах.

Эстафету кампании на следующем этапе поддержали западные партнеры по “Сети спасения тайги”. Они, в свою очередь, предприняли поисковые действия по выявлению звеньев экономического цикла переработки и сбыта продукции, изготовленной из карельских лесоматериалов, поступивших из старовозрастных лесных массивов на Запад. В результате разведывательной и информационной работы участникам движения стали известны компании, участвующие в разрушении экологической системы карельских лесов.

Вся информация была изложена в серии отчетов, подготовленных “Сетью спасения тайги” на английском языке (Swedish Forest Industry... 1997). Распространение этой информации угрожало экологической репутации скандинавских лесозаготовителей, могло повлечь за собой бойкот их продукции и уменьшение прибыли.

Итак, во время разведывательного этапа кампании была собрана информация, необходимая для артикулирования конфликта и начала непосредственных протестных действий. Тогда же движение определило своих оппонентов – ответственных за разрушение реликтовых массивов.

Изначально субъектами конфликта выступали неправительственные экологические организации и лесопромышленники (как российские, так и зарубежные). Это объяснялось просто. Сторонники движения логично предполагали, что лесопромышленники в целях увеличения прибыли не соблюдают правил экологического производства. Однако экологическая разведка показала, что в большинстве случаев лесопромышленники оказывались невольными виновниками вырубок. Они проводили лесозаготовки в соответствии с лицензиями, выданными на вырубки леса на конкретных территориях. Эти лицензии выдавались административными органами Карелии. Таким образом, стало очевидным, что атрибуция ответственности за разрушение старовозрастных лесов должна быть смещена и должна включить властные структуры.

Российские и зарубежные лесозаготовители не были заинтересованы в вырубке территорий, занятых старовозрастными лесами, по следующим причинам. Во-первых, территории, ставшие предметом конфликта, занимают незначительную и, в основном, труднодоступную часть карельских лесов. Во-вторых, промышленная ценность этих лесов ниже, чем обычных. В третьих, вырубка старовозрастных лесов могла представлять угрозу их экологическому имиджу, поскольку опыт моратория в Скандинавии был к тому времени уже широко известен. Тем не менее, лицензии на вырубку леса выписывались администрацией без учета того, находятся ли в районах лесозаготовительных работ старовозрастные леса или нет.

Итак, виновники были определены и суть проблемы сформулирована. Рассмотрим теперь, какие акции были использованы в данной кампании, на кого они были направлены и с помощью каких ресурсов осуществлены.

Для привлечения внимания международной общественности к экологическому конфликту, силами экологических организаций была проведена серия протестных действий в Западной Европе, Скандинавии и российской Карелии. Акции были направлены против конкретных лесозаготовительных компаний на территории России.

Можно выделить два типа акций протеста – информационные и прямые. Целью информационных акций было распространение сведений об антиэкологической деятельности лесопромышленников в западные и российские СМИ. Для этого были использованы ресурсы электронной связи, организационной коммуникации и, конечно, информационные ресурсы экспертизы.

Прямые акции включали блокирование лесозаготовок и пикетирование. Все эти акции содействовали публичной скандализации ситуации. Так, например, в августе 1996г. на лесозаготовках компании “ENSO” в районе г. Костомукша, в российской Карелии, и на бумажном комбинате компании “ENSO” активисты блокировали лесозаготовительную технику и подъездные пути к комбинату: протестующие приковывали себя к харсвейстерам и хардвайдерам или заграждали дорогу на комбинат крупным контейнером, препятствуя проведению работ. В октябре 1996г. в порту г. Любек (Германия) был устроен пикет у судна, перевозившего бумагу из Финляндии в Германию. Акции проходили под лозунгами “Остановить уничтожение старовозрастных лесов”, и “Имя разрушителя старовозрастных лесов – “ENSO”.

В результате действий движения, в конце октября 1996 года крупнейшая лесозаготовительная финская компания “ENSO” заявила о введении годичного моратория на покупку древесины из участков старовозрастных лесов, определенных российскими экологами в Карелии и Мурманской области. Вице-президент компании “ENSO”, Юхани Похьолайнен, заявил, что “ENSO” отказывается от вырубки или закупки древесины из районов Карелии, где “идет конфликт между природоохранными неправительственными организациями и российскими властями”.

В июне и сентябре 1997г. к мораторию на рубку старовозрастных лесов присоединились крупнейшие финские лесозаготовительные компании “UPM Kummene” и “MoDo”. Через несколько месяцев эту же политику поддержали российская компания “Ладенсо”, финские лесозаготовители, “Vano”, “Kuxno”, “Pokki” и другие.

Несколько позже так же была нейтрализована группа лесозаготовителей, продолжавших вырубки старовозрастных лесов. Так, например, было в случае с финской компанией “Vainionpaa”, которая вырубала леса в Мурманском регионе российской Карелии. Для нейтрализации производителей были выработаны следующие стратегии: клеймение деревьев, давление на спонсоров, факсовая кампания. Приведем примеры.

В июле 1997г. активисты движения провели маркировку 15 тыс. кубометров древесины, вырубленной в калевальском массиве финской компанией “Vainionpaa”. На срубленных стволах было поставлено клеймо “OGF” (“Old Growth Forest” – “старовозрастной лес”). Клеймение деревьев затруднило сбыт продукции потребителям.

Давление на спонсоров проходило следующим образом. Активисты “ССТ” провели разведку и получили сведения о том, что компания “Vainionpaa” планирует взять кредит на постройку деревоперерабатывающего завода в Латвии. Данная информация была использована следующим образом. В октябре 1997 года зеленые составили обращение к потенциальному кредитору компании “Vainionpaa” – координатору экологического комитета программы Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), г-же Рэнде Смайн. В обращении была описана лесоразрушительная политика компании “Vainionpaa” и указано, что проект кредита этой организации противоречит первой статье учредительного договора ЕБРР, согласно которой “Деятельность Банка направлена на экологически безопасное, устойчивое развитие”. Было указано также, что данная компания до сих пор не подписала мораторий, поддержанный другими лесозаготовителями. Обращение было подписано представителями “Сети” из Финляндии, России и Латвии. В итоге банк отказал компании “Vainionpaa” в обещанном кредите.

Факсовая кампания началась в июне 1997 года. Поток информации об антиэкологичной политике компании “Vainionpaa” был направлен в виде факсов двум адресатам. Он поступал в адрес финских и российских административных ведомств, с одной стороны, и в адрес самой фирмы и ее производственных партнеров, с другой. Информация была получена президентом правительства и главой Лесного комитета республики Карелия, премьер-министром, министром по делам окружающей среды и министром лесоводства и агрокультуры Финляндии. В результате, в феврале 1998г. компания “Vainionpaa” сообщила представителям экологической организации “Wildlife World Fond” (“Фонд защиты дикой природы”), что она присоединяется к мораторию на вырубку старовозрастных лесов в России.

В результате кампании “Мораторий” были созданы по крайней мере две новые организационные структуры, ориентированные на решение экологических проблем. В администрации Карельской республики была образована правительственная экологическая комиссия, целью которой стала разработка проекта национальных парков. Экологическое движение, в свою очередь, организовало “Лесной клуб”, который стал главным организатором следующей мобилизационной акции зеленых – кампании “Заповедник”.

Анализ кампании “Мораторий” в российской Карелии показывает, что ее успешность была обеспечена эффективным использованием следующих ресурсов движения: информационных, материально-технических, собственно организационных и финансовых.

Анализируя данные исследования мы выделили следующие значимые информационные ресурсы: (а) данные экспертизы, полученной профессионалами-экологами и активистами движения; (б) традиционные каналы передачи информации, такие, как газеты, журналы, телекоммуникационные системы, и (в) ресурсы виртуального информационного пространства электронная почта и сети Интернет.

К группе материально-технических ресурсов, задействованных в кампании, относятся офисное оборудование и оргтехника, ставшие средствами для накопления, обработки и передачи информационных ресурсов.

Собственно организационные ресурсы – это связи между группами, входящими в “Сеть спасения тайги”. В кампании приняло участие пять российских организаций и, по нашим подсчетам, более двадцати западных, которые регулярно обменивались информацией и координировали действия. Движение имело транснациональный характер. Связь оказалась эффективной лишь благодаря возможностям виртуального информационного пространства. Особенно стоит подчеркнуть тот факт, что организационные ресурсы охватывали структуры многих европейских стран, входившие в сеть движения. Международный характер движения был одним из важнейших факторов его успешности.

Финансовые ресурсы практически все шли на обеспечение работы оргтехники. Кроме того, труд экологов-экспертов оплачивался грантами правительственных и природоохранных фондов Швеции и Финляндии, и за счет перераспределения средств внутри отдельных неправительственных экологических организаций и “Сети спасения тайги”.

Важным выводом исследования является следующее утверждение. Современное информационное ресурсное обеспечение движения приводит к тому, что успешная мобилизация становится возможной даже при малой численности участников движения. Несколько человек, активно использующих продукты программного обеспечения и новое информационное пространство, способны мобилизовать международную общественность, развернуть конфликт и добиться успеха.

Кампания “Мораторий” стала первой успешной кампанией “Сети спасения тайги” на территории России. Второй акцией, способствовавшей укреплению позиций движения и решению экологических проблем, стала акция “Заповедник”. Ее координатором выступила российская организация “Лесной клуб”. Мы называем “Лесной клуб” организацией-резидентом “Сети спасения тайги”, поскольку он выполнял функции представительства движения и координации действий на своей, российской территории.

Проанализируем ход кампании “Заповедник”.

Российская кампания Заповедник: 1997 98гг.

После остановки вырубки старовозрастных лесов в Карелии задачи “Сети спасения тайги” были переформулированы. На повестку дня стало проведение новой лесозащитной кампании, целью которой стало придание старовозрастным карельским лесам охранного статуса. Одновременно продолжалась работа по выявлению реликтовых лесов и изменению концепции и практик лесопользования.

Таким образом, предмет конфликта оставался тем же, что и в кампании “Мораторий”, но требования к статусу лесов были радикализированы. На новом этапе предполагалось не только остановить вырубки, но и гарантировать устойчивое лесопользование в этих районах, на законных основаниях.

Идеологическое обоснование кампании заключалось в артикуляции экологической проблемы и разработке механизмов ее решения. На основании данных, полученных в результате проведенных исследований, независимые экологи утверждали, что существующие практики лесопользования в Карелии ведут к нарушению экологического равновесия в регионе. Вырубка лесов проводится без учета сохранения биоразнообразия и возможностей естественного восполнения лесных запасов. В результате, под угрозой исчезновения оказываются не только редкие лесные виды, но и вся лесная территория Карелии. На основании такого диагноза представители движения выработали конкретные механизмы разрешения проблемы. Прежде всего, они поставили перед собой задачу добиться изменения статуса ряда особо ценных карельских лесов, переведя их в юридическую категорию охраняемых природных территорий (заповедников, национальных и природных парков и резерватов). Второй задачей движения стало изменение системы лесоводства. Необходимо было добиться внедрения щадящих, экологически обоснованных методов лесозаготовки, а также системы сертификации лесной продукции. Все эти изменения в системе лесопользования должны были контролироваться независимыми экологическими структурами.

Посмотрим, какова была структура разворачивающегося конфликта. Основными участниками конфликта были, как и в случае кампании “Мораторий”, экологи “Сети спасения тайги”, с одной стороны, и лесопромышленники плюс государственные ведомства, с другой. Отличительной особенностью развития данного конфликта стало то, что основным адресатом действий движения стали государственные структуры. На этом этапе движение боролось за легитимизацию своего участия в решении природоохранных проблем региона, стремилось к тому, чтобы его мнение было учтено в принятии административно-правовых решений по изменению статуса лесов и принципов лесопользования. Подобные намерения вызывали активное противодействие государственных структур, прежде всего правительства Карельской республики и созданной при нем после кампании “Мораторий” экологической комиссии.

Между руководством Карелии и движением развернулась острая полемика, освещаемая СМИ. Правительство Карелии обвиняло зеленых в том, что из-за их действий финские лесопромышленники отказываются покупать карельскую древесину, что усугубляет экономический кризис в республике и ведет к безработице среди населения.

Движение, в свою очередь, критиковало экстенсивную систему лесопользования, поддерживаемую руководство Карелии. Суть этой системы в том, что правительство продает (иностранным компаниям) участки под вырубки леса на корню, что экономически невыгодно и экологически разрушительно. Альтернативой является система устойчивого лесопользования и развитие местной инфраструктуры переработки лесной продукции, и продажа партнерам не леса, а уже переработанного лесного продукта.

Участники движения аргументировали свою позицию экономическими и собственно экологическими соображениями. По данным экспертов движения, цена леса “на корню” и срубленного, минимально обработанного леса различается в 15 20 раз. Экстенсивное лесопользование, согласно этим подсчетам, просто экономически невыгодно. Экологический аргумент заключался в том, что экстенсивное лесоводство в перспективе приведет не только к радикальному ухудшению качества леса, но и к глобальным биоклиматическим изменениям. Уже сейчас в Северной Европе сохранилось лишь два крупных лесных массива: один – на территории Карелии и граничащей с нею Мурманской области, другой – на территории республики Коми и Архангельской области. Устойчивое лесопользование жизненно важно для сохранения этих массивов как условий поддержания кислородного баланса атмосферы.

Кампания “Заповедник” разворачивалась на основе предшествующих этапов развития движения (разведывательный этап и кампания “Мораторий”). Она стала результатом координированных усилий российских, финских и международных экологических организаций. Основной оргструктурой, координирующей коллективные действия, стала российская экологическая организация “Лесной клуб”, которая выполнила функцию организации-резидента “ССТ” в Карелии.

Рассмотрим подробнее собственно организационные ресурсы кампании протеста. Российский “Лесной клуб” образовался в начале 1996 года, объединил лесных экспертов экогрупп и отдельных активистов. В него вошли представители “Социально-экономического союза”, российского отделения “Сети спасения тайги”, организации “Гринпис России”, “Центра охраны дикой природы”, “Центра сохранения биоразнообразия” (“Biodiversity Conservation Center”), “Добровольного общества охраны природы” и “Комитета спасения Печоры”. “Лесной клуб” является неформальной структурой в том смысле, что организация до сих пор официально не зарегистрирована; на время кампании она не имела руководящих органов и банковских реквизитов. Клуб был организован по принципу социальной сети. Он работал в режиме дискуссий и коллегиальных решений. “Лесной клуб” был создан в процессе работы над международными проектами лесозащиты, требующими представительства интересов российских экологических организаций на уровне правительства Российской Федерации и на международном уровне.

На принципах автономии в акции “Заповедник” принимала участие “Ассоциация зеленых Карелии”.

Из европейских организаций в кампании участвовали международные организации “Greenpeace” и “World Wildlife Fond”, имеющие филиалы в Москве. С финской стороны действовали организации “Лига природы”, “Друзья земли”, Финское общество охраны природы и Союз охраны природы Финляндии.

Стратегия кампании “Заповедник”, как и предыдущей, включала поисково-разведывательные и информационные действия. В данном случае большую роль стали играть активная исследовательская и просветительская работы, а также апелляция к законодательным нормам.

Для получения информации эксперты движения по-прежнему проводили полевые исследования в лесах Карелии летом 1997 и 1998гг. Их целью было картирование лесных реликтовых массивов, уточнение границ проектируемых заповедников и сбор компрометирующей информации о деятельности лесозаготовителей. Независимыми экологами были составлены и опубликованы руководства по охране лесов (Аксёнов, Морозов 1998).

Собранная экспертная информация стала ресурсом мобилизации общественности на поддержку движения.

Таким образом, информационные ресурсы стали решающими в артикуляции проблемы и распространении сведений, собранных движением. Силами “Гринпис России” и “Лесного клуба” проводились пресс-конференции по проблемам лесов Карелии. Рассылка сообщений и координация действий движения проводились при активном использовании электронной почты и сети Интернет. Сообщения о текущем состоянии дел в Карельском регионе распространялись электронными изданиями “Лесные Новости, EcoNews и печатными изданиями “Лесной Бюллетень,Зеленый лист и “Taiga-news. Два электронных журнала “Лесные Новости” и Лесной Бюллетень были созданы в процессе поведения кампании в 1997г.

Для распространения информации внутри “ССТ” использовалась электронная почта – создавались списки рассылки для локальных и глобальных сетей, созданные по время предыдущих кампаний.

На следующем этапе, в январе 1998 года, на пресс-конференции, организованной экологическими группами в Москве, были представлены результаты независимых исследований: был распространен список зарубежных и российских фирм, вырубавших древние леса, и представлена компьютерная карта древних лесов Карелии. Сравнительный анализ карт и экологических разработок показал, что исследования, проведенные в период капании “Заповедник”, были выполнены на более высоком академически профессиональном уровне, чем во время кампании “Мораторий”. Очевиден рост экологического профессионализма движения.

Профессионализм участников кампании в области экологии и лесохозяйства стал значимым ресурсом движения, особенно при его взаимодействии с лесопромышленными и административными структурами. Именно профессионализм позволил “Лесному клубу” провести независимые работы по картированию старовозрастных лесов, с минимальными финансовыми затратами. Созданные карты и другая экологическая документация послужила дополнительным ресурсом движения в борьбе за заповедники. Профессионализм позволил также рассчитывать на установление договорных отношений с представителями властных административных структур, ответственных за принятие природоохранных решений. Если бы участники движения оказались некомпетентными в своем деле, они не могли бы представить конкурирующую с официальной программу лесозащиты и аргументированно отстаивать ее релевантность на правительственных и общественных слушаниях.

В результате информационной работы и давления на администрацию, в марте 1998 года в г. Кухмо (Финляндия) состоялась встреча представителей экологических министерств и комиссий Карелии и Финляндии. Во встрече участвовал лишь один представитель зеленого движения. В результате совещания были одобрены границы национальных парков “Калевальский”, “Тулос” и “Койтайоки”, определенные по результатам разработок специалистов Костомукшского заповедника и Карельского научного центра РАН. Альтернативные предложения независимых экологов (“Гринпис России” и “Центра охраны дикой природы”) были отклонены. Однако надо признать, что сам по себе факт рассмотрения альтернативных предложений на уровне администрации можно считать достижением движения. Отказ от утверждения альтернативных границ был аргументирован большими масштабами территорий предполагаемых заповедников. В пресс-релизе встречи было указано на развитие договорных отношений между представителями движения и администрацией. В меморандуме, принятом участниками совещания, подчеркивалось, что “при принятии решения следует учитывать мнения органов местного самоуправления, карельских и российских неправительственных организаций”.

Несмотря на то, что проекты “Лесного клуба” не были утверждены, мы считаем эту операцию успешной, поскольку цель кампании была достигнута: правительственные структуры утвердили границы заповедных лесных территорий. Конкретные аспекты сертификации лесов и борьба за расширение границ заповедников станут целью других мобилизационных кампаний.

Рассмотрим основные ресурсы, задействованные в ходе кампании “Заповедник”.

Так же, как и в кампании “Мораторий”, в данном случае очевидно решающее значение информационных ресурсов. Были задействованы все ранее выделенные нами подгруппы информационных ресурсов: ресурсы экспертизы, ресурсы традиционных средств массовой информации и ресурсы виртуального информационного пространства. Следует отметить профессионализацию экспертизы, обеспечиваемой участниками движения.

В ходе кампании использовались также старые и новые организационные ресурсы экологического движения – российские и международные. В России действовал “Лесной клуб”, ставший координатором кампании. Он опирался на поддержку “Сети спасения тайги” и крупных московских экологических организаций (“Центр охраны дикой природы”, “Гринпис России” и др.).

Участники движения пользовались материально-техническим обеспечением своих организаций. Работа проводилась на базе организаций-членов “Лесного клуба”. Каждая организация имела в своем распоряжении помещение, офисное оборудование, оргтехнику, включая современные средства коммуникации.

В данном кампании финансовые ресурсы хоть и были необходимы, но, по сравнению с информационными и профессиональными, оказались менее задействованными. Кампания оказалась сравнительно “дешевой” в финансовом выражении. Каждый из участников использовал собственные способы получения материальной поддержки. Как правило, финансирование деятельности групп шло за счет зарубежных фондов и собственных ресурсов организаций. Наиболее ресурсоемкими были поисковые и информационные проекты, выпуск электронных и печатных информационных бюллетеней. В основном финансирование этих статей расходов шло за счет грантов. Есть и исключения. Так, например, организация “Гринпис России”, ставшая участником “Лесного клуба”, финансировалась за счет перераспределения частных

Опубликовано: 10.11.2008

© ООО «1КЦ» 2002-2017
Контактная информация        Лицензии и сертификаты
Москва Санкт-Петербург Екатеринбург Мурманск
8-911-1180886 8-981-7491808
(812) 412-4989
8-901-3160314 8-901-3155037
Наш индекс цитирования